НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Шкеле третьего разлива
Citadiena (перевод)
Субботний конгресс, посвященный возвращению Андриса Шкеле, наверняка разочаровал тех, кто надеялся услышать не только подтверждение уже устаревшей новости, что он вернулся на пост председателя «Народной партии», но и слова о том, как этот «компетентный экономист» планирует вывести бедный латвийский народ из пустыни кризиса и привести в обещанное благополучие.

Ничего.

Упреки в адрес нынешнего правительства и политиков в целом, по-отечески пожурить свою партию, банальная констатация того, что общество не умеет мыслить самостоятельно и столь же банальные пожелания гордиться своими «латышскими особенностями» и позволить ему и другим деятелям «самим решать» как управлять страной. Но никаких свежих политических идей и конкретных предложений, которыми он мог бы обосновать свои претензии на роль народнохозяйственного лидера у Шкеле нет.

Еще хуже, собрав вместе разбросанные по его сорока пятиминутной речи экономические и политические идеи, ничего иного не получается, как все та же политика больших трат, с которой его товарищ по партии Айгар Калвитис вогнал страну в нынешний кризис.

Только в отличие от разбазаренных Калвитисом «жирных лет», больше нет денег, которые можно тратить. Поэтому экономическая политика Шкеле напоминает собаку, которая ловит свой хвост – надо стимулировать экономику, инвестировать в большие проекты инфраструктуры, однако денег нет, способов их заработать тоже нет, девальвировать лат, что как минимум создаст видимость достатка, уже поздно, однако надо инвестировать в инфраструктуру, но вот денег нет…

Предложение Шкеле поддержать микропредприятия единственное, что как минимум позволит семьям попытаться заработать деньги. Остальные относятся к их переделу – предложение пересмотреть использование фондов ЕС, намек, что в банке Parex (которые еще недавно он предлагал продать за лат) вложен миллиард евро государственных денег и угрозы поговорить с международными кредиторами о перенаправлении их денег на стимулирование экономики.

Да «количества денег в народном хозяйстве катастрофически не достает», так что интересно, как можно обещать «максимально» инвестировать в инфраструктуру, в течение пяти-семи лет вернуть весь госдолг (на что каждый год надо будет выделять примерно по 10% от ВВП) и при этом в 2011 году создать сбалансированный бюджет, что Шкеле готов сделать, если он станет премьер-министром? И почему, если такое чудо свершиться, «не стоит думать о еврозоне», если будут все условия по дефициту бюджета и внешнему долгу?

Не потому ли, что Шкеле смог придумать увеличение «количества денег» только путем из печатания, что кратковременно создаст в Латвии иллюзию затыкания бюджетной дыры, однако закрутит спираль инфляции, тем самым лишив Латвию надежды на выполнение критериев по введению евро? Очевидно, ибо еще в мае он говорил об «удовлетворении внутренних потребностей и затрат в экономике другой массой денег», что позволила бы сделать девальвация лата.

Однако что касается девальвации, даже Шкеле «стал скептиком», и сейчас самое время это делать. Его призыв к своей партии помочь премьер Валдису Домбровскису «не свалиться в яму» -- очень хороший сигнал для международных инвесторов, но для самого Шкеле это означает признание в том, что он сам ничего не может предложить.

По его мнению, Домбровский - «экономический обозреватель», однако за обозначенными Швеле «пятью большими трудами» (повышение народного самосознания, развитие производства, обеспечение энергией, способность самим управлять своими финансами и упорядочивание госуправления) прячется все та же обзорная болтовня, за которой скрываются все та же идеология НП разделять и тратить. Не осталось ни той свежести, которую Шкеле мог предложить как беспартийный премьер в 1995 году, ни как лидер партии-победителя на выборах в 1998 году.

«Эмоциональность», которую в речи Шкеле отметили некоторые из его однопартийцев, беспартийным сторонним наблюдателям показалась нервозностью и усталостью.

Главным критерием соответствия членов этой партии высшим постам – «огоньком в глазах» --- единственный претендент на высший пост в государстве не блистал. И делегаты конгресса, практически единогласно проголосовавшие за старого нового председателя, стоя аплодировали своему решению с таким отчаянным энтузиазмом, возможно надеясь, что хуже уже не будет. И как избиратели, свой выбор они не будут интерпретировать, как исполнение когда-то им самим данного задания – голосовать за самых больших кретинов.

Намного сложнее, нежели своих 1675 членов партии Шкеле будет убедить избирателей поверить, что он вернулся с «мечтой о Латвии».  Что «депрессивную, деморализованную, немотивированную, разобщенную нацию» ему вручили внешние и внутренние враги. Что те самые «иностранные финансовые воротилы», которые отняли у нас «суверенитет» и вогнали нас в «долговую тюрьму» и собственная пресса и другие не названные «либеральные пропагандисты», которые, уподобляясь «толпе», играют в «популистские демократические игры» и подрывают «основы государства», достойны «суда Линча».

В ходе этого подрывной деятельности «уменьшено влияние правительства на процессы», но «толпа» или латвийское общество «разделены на атомы», люди не способны самостоятельно рассуждать и думать и «иметь свое мнение», это им «прививают» вышеупомянутые потрясатели основ, однако «большая часть индивидов» этого даже не понимает. «Девять из десятерых жителей Латвии считают правительство и руководителей погрязшими в коррупции», -- ужасается  Шкеле «пессимизму» общества.

В глазах латвийского общества Шкеле не продвинулся дальше «гаранта стабильности» в перебранке Калвитиса с «пустобрехами», которые посмели вмешиваться в политику или брошенного его женой, Кристианой Либане-Шкеле в августе прошлого года в передаче «Kas notiek Latvijā?»: «Вы, народ».

Однако в субботу для нее судьба «вы, народа» уже была «многими связями связана» с судьбой НП. Даже Шкеле попытался нарисовать пугающую и сюрреалистичную картину, в которой судьба латвийского государства и народа зависит от НП: «Если народная партия сможет, то и Латвия тоже!»

Однако нет ощущения, что НП сможет «мобилизовать Латвию на новые трудовые подвиги» уговорить нас всех взяться с партией за руки, как во время Балтийского пути или дней поминовения, которые Шкеле упомянул в списке «латвийских особенностей», «поднять свое самосознание», «возобновить вертикаль исполнительной власти», или получить в этом правительстве хоть какое-то «хозяйственное министерство». Последнее в речах делегатов повторялось так часто, что очевидно каким-то образом связано со столь же часто упоминаемым «унижением», которое им приходится переживать.

Однако призыв Шкеле спеть «Хватит ленится и загнивать» напомнило как эту же самую песню исполнял «Латвийский путь» на своем конгрессе перед провалом на выборах в Сейм в 2002 году. На самом деле, это не последний конгресс НП перед выборами, еще один пройдет в мае.

Айвар Озолиньш
22.11.2009

Источник - http://www.citadiena.lv/2009/11/22/skele-tresais-uzlejums/

Перевод Riga.Rosvesty

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©