НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Рига – жемчужина российского Зарубежья
Так и хочется, переделывая Александра Сергеевича, надеюсь, он нам это простит, сказать: «Рига, как много в этом слове для сердца русского сплелось…» И действительно, Рига, Юрмала, которые на самом деле уже давно образуют, правда нигде в топонимике не обозначенный, рижско-юрмальский регион — это особый уголок на территории бывшего Союза. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет».

Осколок Российской империи

В своё время известный американский дипломат Джордж Кеннан, работавший в начале 1930-х годов в американском посольстве в Латвии, называл Ригу маленькой копией Петербурга, пережившей свой оригинал. И действительно, Рига пронесла через драматичные для СССР двадцатые-тридцатые годы наследие канувшей в Лету Российской империи.

Рижский русский театр, в отличие от захваченных революционных сознанием московских и ленинградских театров, продолжал играть русскую классику. Он сохранил свой репертуар и после освобождения Риги в 1944 году — ведь тогда уже и в московские театры вернулся традиционный репертуар.

Или в качестве примера посмотрим на Юрмалу, на её не до конца уничтоженные в девяностых годах прошлого века дачи в чеховском стиле. В двадцатых-тридцатых их продолжали строить в привычном облике «Вишнёвого сада», Абрамцево. На улочках Юрмалы как бы застыл Серебряный век российской поэзии.

Елгавский женский монастырь. Он, пережив в независимой Латвии чудовищные для Русской православной церкви двадцатые-тридцатые годы, продолжил функционировать и после вхождения прибалтийской республики в СССР — после Великой Отечественной в Советском Союзе церкви уже не закрывали. Учитывая, что на территории СССР в двадцатые-тридцатые годы были закрыты практически все женские монастыри, то Елгавский монастырь стал одним из нескольких сохранившихся на территории Союза. В девяностых же годах именно его монахини восстанавливали вновь открывающиеся женские монастыри по всей России. Таким образом, Елгавский женский монастырь стал тем приютом, в котором были сохранены традиции и устои женских монастырей России, что позволило быстро восстановить эту часть церковного мира.

Любопытно и другое. Дети приехавших после войны в ЛССР из других районов СССР родителей, учась в рижских школах среди воспитанной в иной культурной и ментальной среде школьников, очень быстро её впитывали. Таким образом, рижская русская община и в советское время значительно отличалась от проживающего в иных регионах СССР населения.

Большинство советских граждан ездили в Прибалтику, и в Латвию в частности, как за границу, пытаясь прикоснуться к подобию западного образа жизни. Их обвораживали по-европейски уютные кафе, прибалтийский акцент, готика. Ночные кабаре. И лишь немногие посещали Ригу с тем, чтобы прикоснуться к старой российской имперской цивилизации. Пройтись по чеховским улочкам Юрмалы, поболтать за рюмкой водки с оставшимися в живых белогвардейцами — последних-то после Великой Отечественной уже практически не преследовали. Или поспорить о церковном расколе семнадцатого века с бородатыми старообрядцами. Послушать их старорусскую речь.

На изломе перестройки

Именно особенность рижской русской общины, её отличие от советского населения стало причиной того, что русское население Риги столь активно включилось в перестройку, видя в ней возможность возвращения к придавленным советским строем былым ценностям. При этом рижские русские не были настроены против Москвы, они выступали против кремлёвского руководства. В этом было их принципиальное различие от латышской общины, представители которой в своём большинстве смотрели на Запад.

И именно в Риге русские в преддверии девяностых годов первыми поняли, к чему может привести перестройка. Поэтому-то многие критически настроенные к кремлёвской власти проживающие в Риге русские поддержали «Интерфронт». Именно поэтому стал возможен феномен Рижского ОМОНа. Последний стал единственным воинским подразделением, заявившим о своей политической позиции и вставшим на защиту целостности страны.

Русские без Кремля, или проблемы самоидентификации

После признания РСФСР Латвии в качестве независимого государства начался новый отсчёт в истории русскоязычной общины Риги. В одночасье русские оказались жителями нового государства, а Кремль, по отношению к которому они себя самоидентифицировали, оказался за рубежом. Многие тысячи жителей Латвии приняли наиболее жёсткое решение создавшейся проблемы — они в статусе беженцев переехали в Россию.

Многие же оставшиеся стали идентифицировать себя не с Латвией, а с Ригой. Ведь Рига так и осталась Ригой, а рижане — рижанами. Именно это и привело к началу формирования именно рижской русской общины, а также отдельного рижско-юрмальского региона при понимании Юрмалы как рижского пригорода. «Но подданная русская, она такая же рижанка, как была…» — так и хочется переиначить песню Михаила Шуфутинского.

Костяк «рижских патриотов» составили потомственные граждане Латвии, а также те, кто ещё в советское время ощущал особость Риги, её неразрывную связь с Ригой времён Российской империи. Процесс обособления рижской русскоязычной общины ускорили латышские националисты, начавшие реализацию политики ущемления национальных меньшинств.

Формирование двухобщинного государства

Осознав свою оторванность от России и будучи практически вышвырнутыми из латвийской политической жизни, рижские русские принялись за строительство своей общины. Были созданы русскоязычные партии, самодостаточная пресса, сфера досуга.

Учитывая, что у русских практически не было возможности устроиться в сферу госуправления, а тем более — сделать там карьеру, они ринулись в бизнес. Это привело к тому, что предпринимательский слой, третье сословие, города Риги был сформирован преимущественно из русских. Что дало значительную финансовую подпитку формировавшейся русскоязычной общине.

Следует отметить, что Рига в советское время была центром управления Прибалтикой, поэтому сюда из Союза направлялись высокообразованные специалисты. А рижская промышленность была высокотехнологичной, что также требовало соответствующей квалификации приезжающих рабочих. В том числе в результате этих обстоятельств рижская русская община оказалась самой сильной в Прибалтике. А рижская русскоязычная пресса — вообще самой мощной и профессиональной во всём российском зарубежье.

В статусе неграждан

Русская община сумела решить основной вопрос — она не допустила планируемое властями присвоение жителям Латвии, не имеющим права на автоматическое получение гражданства, статуса «лиц без гражданства». Латышский истеблишмент, испугавшись массовых протестов, был вынужден пойти на присвоение этой категории лиц латвийского юридического статуса — «негражданин Латвии».

Несмотря на поражение в правах, главное было достигнуто — не имеющих латвийского гражданства русскоязычных жителей не могли вышвырнуть из страны. Кстати сказать, Эстония пошла на такой шаг только через несколько лет, тогда, когда десятки тысяч жителей уже получили паспорта с двуглавым орлом и стали зависимы от властей в вопросе получения вида на жительство.

Но вот тут и возникает вопрос, почему после определения процедуры натурализации латвийские русские не стали в массовом порядке получать гражданство. Ответ кроется именно в том, что благодаря действиям властей они не идентифицировали и не идентифицируют себя с Латвией как страной. И им безразлично участие в политической жизни страны, тем более по заранее определённым латышскими националистами правилам. Что касается выборов в местные самоуправления, то, в сущности, какая разница, кто командует дворниками и гоняет расплодившихся в последнее время бобров.

Хотя, конечно же, если бы правящий истеблишмент Латвии попросил бы русских без каких-либо экзаменов принять латвийское гражданство и взять солидарную ответственность за страну, то, наверное, патриоты Риги, Лиепаи, Двинска (по-латышски — Даугавпилса) приняли бы участие в политической жизни. А так, с унизительными экзаменами — зачем?

В конечном счёте неграждане получили право безвизовых поездок как по ЕС, так и в Россию. Также понятно, что рано или поздно, но Латвия будет вынуждена предоставить негражданам право голоса на местных выборах и в Европарламент. То есть в итоге неграждане будут иметь возможность участвовать в политической жизни ЕС и назначать «завхозов» в своих любимых городах. Что до участия неграждан во внутриполитической жизни республики, так латышский истеблишмент недальновидно намеренно их из неё исключил. Законсервировав таким образом двухобщинную структуру страны.

Вперёд за статусом российских соотечественников

Самоидентификация представителей русскоязычных общин может быть найдена в рамках реализации озвученного Президентом России на III Всемирном конгрессе соотечественников решения о выдаче свидетельств соотечественников. Практически одновременно первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин внёс в парламент поправки к закону 1999 года «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», предусматривающие выдачу подобных документов и предоставление их обладателям соответствующих привилегий. Главное, что в предложенной редакции закона основным критерием, присущим статусу российского соотечественника, является его связь и самоидентификация с Россией, её ценностями и культурой.

Самоопределение рижан в статус российского соотечественника позволит структурировать общину. Если же будет реализован озвученный в своё время Владимиром Путиным замысел предоставить российским соотечественникам право быть представленными в Общественной палате России, то тогда структуры соотечественников станут по-настоящему привлекательными для представителей русской общины. Ведь в таком случае через приобретение статуса российского соотечественника они смогут принимать участие во внутриполитической жизни России. То есть они получат возможность того, чего многие члены русскоязычной общины лишены в Латвии.

Остаётся надеяться, что латвийскому истеблишменту придёт осознание того, что своей недальновидной политикой правящие партии сами выталкивают русскоязычную общину в альтернативное пространство. Возможно, это подвигнет власти предержащие всё-таки побороться за сердца русских и попытаться интегрировать их во внутриполитическую жизнь республики. Ведь задумались же эстонские политологи над тем, что, обращаясь к русским посредством эстоноязычных СМИ, эстонцы выталкивают русских в российское информационное пространство.

Отстаивая память о Победе

После получения Латвией независимости в этой республике расцвёл неофашистский реваншизм. Стал создаваться культ нацистских коллаборационистов из числа бывших членов латвийского легиона Ваффен СС. Каждый год 16 марта представители легиона со своими молодыми последователями из числа радикальных националистов и неофашистов стали устраивать шествия в центре Риги.

И представители русскоязычной общины Риги в лице латвийского антифашистского комитета сумели противопоставить себя этим шествиям «призраков прошлого». Рижские антифашисты ежегодно в рамках закона делают всё от них зависящее, чтобы любимый город не омрачался тенью легиона, некогда воевавшего под немецкими знамёнами.

Рижские русские в другой день — 9 мая — десятками, а то и более тысяч приходят почтить память о Великой Победе к святому для них месту — памятнику Освободителям в парке Победы. Знаково, что последние годы к ним присоединяются всё больше латышей. И таким образом, 9 мая, в день общей Победы латышей и русских над общим врагом, происходит постепенное соединение расколотого на две общины города.

Школа — боль русскоязычной общины

Латышским националистам удалось в буквальном смысле слова «проломать» реформу школьного образования на русском языке. В результате его качество резко ухудшилось. Правда, следует отметить и то, что надежды националистов на то, что введение обучения в школе на латышском приведёт к росту лояльности русскоязычной молодёжи к Латвийскому государству, явно не оправдались. Эффект был однозначно противоположный.

Но что же делать в сложившейся ситуации русскоязычной общине? Думается, необходимо настаивать, чтобы Россия вернулась к реализации проекта создания сети школ при посольстве России с правом обучения там латвийских детей. Отметим, что это в полной мере соответствует существующему в Латвии законодательству. А данный вопрос стоит в «повестке дня» со времён посла России в Латвии Александра Удальцова — воз же и ныне там.

Рижская русская община — кладезь России

Участвующие в политической жизни представители рижской русскоязычной общины — в массе своей пассионарии, тепло относящиеся к своей исторической родине — России. Существующие примеры их участия в российской внутриполитической жизни показывают, что на этом направлении у России существует неиспользованный потенциал.

Опять же, привлечение активистов русской общины для помощи ещё неокрепшим общинам наших соотечественников в других странах СНГ крайне результативно. Ведь на той же Украине власти начинают применять те же сценарии наступления на сферу применения русского языка, что давно уже были «обкатаны» прибалтийскими националистами. И «войну с памятниками», попытки реабилитировать нацистских коллаборационистов они пытаются реализовать по тем же лекалам.

А главное, что рижская русскоязычная община совместила в себе наследие всех эпох российской цивилизации, как времён Российской империи, так и СССР. А значит, в матрице рижского сознания можно найти ответы на те мировоззренческие вопросы, которые ныне волнуют Россию.

Дмитрий Ермолаев, журнал «Балтийский мир», №6 за 2009 год, гиперссылка на интернет-портале baltija.eu

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©