НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Рига, незадолго до 9 мая…
интервью с ветераном
Весенним апрельским вечером корреспондент «РВ» встретилась в Риге с Михаилом Иосифовичем Горбачевским -  ветераном Великой Отечественной Войны. Эта встреча произошла около его дома, простой советской «новостройки», на удивление хорошо переживший и годы новой власти. Этот человек как будто олицетворяет образ, к сожалению уже уходящего поколения, поколения, которое нам с вами надо помнить, ведь таких людей становится все меньше……

Михаил Иосифович уже после окончания войны работал на ЛССР, кстати, превосходно владеет латышским языком, который выучил по собственному желанию, и даже был удостоен почетной грамоты и не одной от тогдашнего правительства.

- В каком возрасте вы стали военным и как дальше развивалась ваша военная служба?

- Я родился в Белоруссии, хотя у меня много родственников и в Латвии, да и жена у меня, Зента, латышка… Итак, началась война, Я решил стать добровольцем, чтобы сражаться за Родину. Это был август 41-го года. Прихожу в военкомат и говорю: «А как же я?» А мне в ответ – «Ты учитель, тебя не будем призывать. Закончим без тебя войну». Я окончил специальное педагогическое  заведение, чтобы преподавать  в средней школе в 5-6-7 классах русский язык  и литературу. Я послушал, послушал, а тогда ведь нас патриотами воспитывали, а там машина собиралась на фронт ехать, я раз и прыгнул в нее. За Бобруйском уже гремело в те дни… А на меня глядят и  спрашивают: «А ты откуда?» Так будто меня подослали…. «А почему ты здесь?». «Так я ж на фронт иду!» Просили показать документы, а я говорю им, что я сам, добровольно пошел родину защищать. Поначалу допросы были, ведь немцы тогда частенько засылали в тыл Красной Армии. Особый отдел даже запросил документы с моего места рождения, не хотели верить. А потом сразу в бой пошли. Я тогда рядовой солдат был. Подбирали нас по умению, а я владел и автоматом, и пулеметом, и минами, мог поставить и обезвредить. Поднимали по тревоге, и я всегда вставал по первому зову.

Потом после Бобруйска отправили нас в Прибалтику. Уже не помню всех хуторов и деревенек, давно это было… Стайцеле, Тукумс и там наиболее обученных бросили ближе к Риге.

- Какое отношение коренного населения было к Советской армии?

- Хорошее. Латыши был самым революционным народом. Первый полк Красной Армии сформировал латыш, первый главнокомандующий воздушными силами Алкснис… Они предотвратили  белогвардейский мятеж в Москве, дивизия Берзиньша в 18-м году по сути спасла Ленина.  И поэтому Демьян Бедный не зря написал: «Там  где на флангах латыши, там не преступны рубежи!». Вот какая была сила латышского народа…

- А как простой люд встречал советских солдат?

- Хорошо, простой народ относился очень хорошо, да и сейчас так. У меня ведь жена латышка.

- Тяжело ли пришлось латышам в те годы в Риге?

- Да, был голод. Но потом в Советское время Латвия была как бы зеркалом Союза. Все лучшее шло в Латвию.

- Как вы дошли до Берлина?

- После Риги мы пошли мимо Митавы (прим. Елгавы), а потом на Белорусский Первый Фронт, и там, конечно, досталось. Всего у меня четыре ранения. Пуля в левом легком у меня с февраля 45-го года. И до сих пор никто не вынул. А у фрица, который стрелял, рука дрожала, и надо же – попал. Итого, 65 лет с пулей. Хирург как-то сказал, знаешь, что с этой пулей до ста лет доживешь. Тогда в 19-20 лет все раны быстро зарастали, полежал 8 дней и опять в бой. Смертный медальон вот сюда вешали (показывает на шею), и я с ранением пролежал 12-ть часов в снегу…

Освободили белорусов, поляков и вышли в Германию, и день Победы встретили в Линдендорфе, это северо-западная окраина Берлина. Ян Берзарин, латыш, комендант майор Берлина, объявил о Победе.

- Что было потом?

- Позднее после освобождения Берлина меня отправили в Казань в танковое училище, хотя танкистом я не был. Воевал в пехоте, в артиллерии, никто моего желания не спрашивал.  Товарищ Сталин приказал…Лучший фронтовик.  После училища меня отправили в Ригу в латышскую стрелковую гвардейскую дивизию. Два года я учил латышский язык, чтобы сдать экзамены, да дело было и не в экзаменах, просто нужно было знать язык этой страны, чтобы общаться.

Так у меня началась офицерская служба в звании лейтенанта, дослужился  до капитана. Военным я служил до 1986 года, 45 лет военной службы. Нам предлагали в Ленинграде квартиру, но мы не захотели уезжать из Латвии, потому что здесь у нас наши дети и наши внуки.

- Какой язык ближе вашим внукам?

- Они говорят одинаково хорошо на обоих языках. Все граждане.

- Сохранили ли они русскую культуру, живя в Латвии?

- Да, но, знаете, дома  мы празднуем наши русские праздники уже больше вдвоем с женой. Дети все заняты. Кстати, в Советское время вовсе не было религиозного разгрома, о котором говорят, я и сам изучал религию два года на историко-философском факультете, потому прекрасно знаю происхождение всех праздников.

- Есть ли надежда, что в будущем в Латвии русские сплотятся, и больше будут думать о своей культуре? Возможно ли это в нашей ситуации?

- Сегодня – нет. Но в принципе – возможно. Просто пока политики кричат о национальных распрях, а не о культуре, это не реально. Возродится культура и латышей и русских. Все течет, все меняется….

Александра ТУРЧАНИНОВА
09.05.2010

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©