НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Аугустс Бригманис: Есть большая вероятность, что после выборов «Единство» сойдется с «Согласием»
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
Беседа с председателем Союза латвийских крестьян (СЛК) и председателя парламентской фракции Союза зеленых и крестьян (СЗК) Аугустом Бригманисом.

– Как давно вы в Сейме?

– Это уже второй созыв. Так что скоро будет восемь лет. Пришел в политику после долгого перерыва. Могу честно сказать, что я не пришел уже к «накрытому столу». Пришел в Союз крестьян, когда он вылетел из Сейма с рейтингом в 2%. Быстро прошли эти восемь лет.

– За все эти годы Вы хоть раз были в оппозиции?

– Нет. За все эти годы мы ни разу не были в оппозиции.

– Есть ли в Сейме еще хоть одна партия, которая так долго находилась в позиции?

– Нет, мы единственные. И в этом то и вопрос, что является конъюнктурой, что конформизмом, что консерватизмом, а что прагматизмом. Я учился у своих предшественников, которые ранее руководили СЛК. Они в то время ушли в оппозицию, и дела пошли хуже. Я пришел к выводу, что если хочешь что-то изменить в этой жизни или чего-то добиться, надо быть в правительстве. Будучи в оппозиции можно критиковать, там есть свои плюсы, но меня это не привлекает. Я человек, ориентированный на действия.

–  Вполне вероятно, что в будущем Сейме, неважно кто выиграет, вы вновь будете входить в правительство?

–Я был бы все же осторожен с такими прогнозами. Было бы глупо не стараться и не работать, для того, чтобы, во-первых,  попасть в Сейм достаточным представительством, а во-вторых, чтобы войти в правительство. Цель – добиться по возможности максимально хорошего результата. В противном случае нет смысла что-то делать, если это не цель войти в правительство и чего-то добиться.

– Кто будет вашим кандидатом в премьеры?

–Окончательное решение в нашем объединении еще не принято, но представляемый мною Союз латвийских крестьян официально выдвинул в качестве кандидата в премьеры Айвара Лембергса. Насколько я понял, он так же готов согласиться баллотироваться в премьеры и это можно только приветствовать.

– Вы работали с разными премьерами и допустим, что Лембергс не станет премьером. С кем из других потенциальных премьеров вы бы охотнее всего сотрудничали?

– Это очень конкретный вопрос. Я был бы аккуратен с фамилиями. Прогнозы, которые демонстрируют сочетание цветов, самые разные. Выдвигается множество версий о возможных комбинациях после выборов. Политика меня научила, что нельзя ставить какие-то границы и на них зацикливаться. Жизнь покажет, кто победит на выборах.

–Вы хорошо знаете всех политиков. Как вы оцениваете потенциальных кандидатов в премьеры?

–Я был бы весьма осторожен касательно Домбровскиса как будущего премьера. Он сейчас работает в одной ситуации, когда число депутатов в его фракции сравнительно небольшое. Их даже меньше, чем у нас. Он работает в правительстве меньшинства и мы уже сейчас видим, что хотят сам по себе он довольно демократичен, за его спиной стоит целый ряд людей, особенно из «Гражданского союза», которые поднимают его на штыках и постоянно подгоняют – давай вперед, не бери это в голову и делай так, как мы тебе говорим. И зачастую все так проходит.

–Но у «Гражданского союза» совсем маленькая фракция и только один министр.

– Об этом и речь. Но уже сейчас они говорят – мы хотим такую-то и такую-то должность, такое-то и такое-то решение.

– Вы можете привести конкретные примеры?

–Да взять бы тот же случай с министром юстиции. Все кончилось тем, что они через черный вход все таки получили контроль над министерством. Не имея возможности политически честным путем выдвинуть министра, они получили эту должность обходными путями, назначив парламентского секретаря [премьер-министра, и советника по юридическим вопросам – прим.пер.]. До сих пор ни один премьер-министр такую возможность не использовал. Домбровскиc был вынужден пойти на этот шаг, чтобы член «Гражданского союза» получил эту должность.  Это говорит о том, что чем больше будет власти у «Единства», тем меньше они будут считаться с другими. Сейчас они могли бы сказать, ну идите в правительство, Домбровскис будет премьером, но по сути он будет стоять в стороне. Сложно прогнозировать, как будет действовать Домбровскис, если у него за спиной будет стоять более многочисленный депутатский корпус. Поэтому я был бы весьма осторожным в отношении этого кандидата. Если вспомнить Калвитиса… Был Калвитис, который начал руководить правительством, и в начале его весьма положительно оценивали,  его уверенность в своих силах росла, росла, росла, в новый Сейм его переизбрали даже с еще большим количеством мандатов и мы все помним, чем это закончилось.

–Обычно в периоды кризиса в политику приходят новые лица, новые силы. На этих выборах нет ни новых лиц, ни новых сил. Все старые, только перегруппировавшиеся.

–Лелеять иллюзии о каких-то новых силах совершенно не к месту.

–Может, если не новые лица, так хоть новая политика?

--СЗК таких людей все же предложит. У нас во всех округах на высоких позициях [в избирательных списках] будут новые, до этого в политике незасветившиеся люди с европейским образованием и современным мышлением.

– Нынешний министр земледелия будет вашим кандидатом на это же место и в новом правительстве?

– Этого мы еще не решили, но лично я думаю, что г-н Дуклавс хорошо работает и его потенциал еще не до конца использован.

– У предыдущего министра были проблемы с отдельными группами крестьян. Как Дуклавс справляется с различными крестьянскими организациями?

–Он нашел способ ведения диалога с этими организациями. Он нашел контакты и сейчас начал серьезную работу с Брюсселем. Вроде как не популярно говорить с Брюсселем, но жизнь доказала, что все европейские платежи зависят о того, как ты работаешь с Брюсселем. Дуклавс начал борьбу за равные с другими странами платежи и было бы только логично, чтобы он продолжил эту работу.

– Дуклавсу ставят в вину его слабое знание иностранных языков.

– Это нигде не проявилось и только глубоко симптоматично, что слабое знание иностранных языков подкосило Атиса Слактриса, Артиса Кампарса, но даже если у Дуклавса и были бы какие-то проблемы с иностранными языками, это нигде не проявлялось.

-- Кто у вас будет номером один по Риге?

– Я не сказал бы, что он будет первым, но у нас в верхних строчках будет стартовать генерал Юрис Вецтиранс.

– Где будет баллотироваться автор знаменитых слов «Закрой рот!» Ингмар Лидака?

– Он будет баллотироваться в Видземе. В Риге первый номер еще вакантен.

– Говорили, что это может быть Лембергс, если будет принят закон, который позволит баллотироваться [в Сейм] депутатам самоуправлений и Европарламента, не отказываясь от своего мандата. Почему вы остановили продвижение этого законопроекта?

–Этот законопроект больше не поддерживает ни «Народная партия», ни ЛПП/ЛП. Из разговоров в кулуарах можно понять, что в данный момент в Сейме, за исключением нас самих, его не поддерживает ни одна из партий. У всех включился этакий калькулятор – что это выгодно для Лембергса. Лембергс будет номером один по Риге, и тогда нам всем там нечего будет делать. И «Народная партия» и ЛПП/ЛП, и «Согласие» этого вопроса избегают только с одной мыслью – если там будет Лембрегс, то нам нечего там делать.

– Как вы справляетесь с этой проблемой, тем, что неважно какие предложения вы выдвигаете, неважно, что бы делаете, все ассоциируется с именем Лембергса и какими-то его интересами?

–Честно говоря, я уже понял это особое восприятие и как вы точно сказали, с этим просто надо смириться. С определенной иронией можно сказать, что есть целый список профессий, представителей которых мы не можем упоминать и куда-либо выдвигать. Первые, это адвокаты. Упаси Боже, если кого-то из адвокатов мы упомянем в качестве кандидата на какую-нибудь должность.  Сразу окажется, что когда-то каким-то образом пути этого человека пересекались с Лембергсом, а значит он человек Лембергса. Такие связи пытаются найти на любого человека, которого мы предлагаем на ту или иную должность. Все рассматривается через призму Лембергса, и я к этому уже привык. Мы зачастую шутим, что нам делать с Дагнией Стаке, потому что на заседаниях СЗК она обычно сидит рядом с Лембергсом. Доходит до парадоксов, ведь там же присутствуют и все наши министры – Вейонис, Аугулис, Коке.

–Вам не кажется, что другие партии не соперничают с вами, потому что вам принадлежат министерские портфели, которые для других партий особого интереса не представляют?

–Все разделение по полочкам разложили выборы в самоуправления. В Риге мы проиграли, зато в районах в большинстве своем победили.  Руководителям самоуправлений приходится сталкиваться с проблемами, связанными с министерствами, находящимися в нашем управлении. Им надо думать о проблемах школ, социальных вопросах, и то, что мы надзираем за этими министерствами для нас большой плюс, потому что так мы можем проще решать эти проблемы. Наша сила – в регионах, а руководителям регионов не волнуют танки или корабли, для них важны другие вопросы, которые затрагивают школы, социальные проблемы. И они говорят: только не отдавайте министерство образования, благосостояния или земледелия.

– Сейчас все политические силы консолидируются и в какой-то момент казалось, что вы можете выступать на выборах вместе с ТБ/ДННЛ. Почему вы отказались от этой идеи?

– У нас очень интересная ситуация. В нашу фракцию входят представители трех политических сил. Из Союза крестьян, Зеленой партии и партии «Латвии и Вентспилсу». Я не хочу обгонять события, но есть вероятность, что будут и другие. У этих сил различные интересы и это чувствуется, когда сталкиваются интересы больших городов и малых округов, вопросы, касающиеся крупных и мелких производителей, зеленых, с их защитой природы и производителей сельхозпродукции. Проблемы есть уже сейчас. До этого нам успешно удавалось с ними справляться и они так и остались нашим внутреннем делом. И то, что они не вышли наружу не означает, что их нет. Если же добавить сюда людей, которые долгие годы работают в политике, как тевземцы, многие из которых в политике гораздо дольше, нежели мы, то есть большая вероятность того, что в какой-то момент компания развалится. Списки будут созданы, в Сейм они пройдут, а затем окажется, что нам больше не о чем говорить. Поэтому я думаю, и готов поспорить, что такой проект треснет так же как «Единство». «Единство» треснет по швам. Сейчас проект готов, но ничего хорошего из него не выйдет". 

– До выборов они дойдут в целости?

--Эта бедность идей… Я не хочу особо их критиковать, потому что они наши партнеры по коалиции, но они даже цвет не могли выбрать. Взяли наш зеленый цвет. Или взять общество Элерте. Это просто уму не постижимо, что они назвали свое общество именем Мейеровица, который всегда был членом нашего Союза крестьян. Или читаю я календарь событий «Единства». Помните, как газета Diena нападала на нас за нашу идею поставить в центре города памятник Ульманису? Как только нас не называли, даже сторонниками диктатора Ульманиса. Сейчас же я открываю газету «Единства» и смотрю, что же они планируют делать в Земгале, потому что я там баллотируюсь и там же номером один в списках «Единства» идет Элерте. И не верю своим глазам. Оказывается, Элерте будет отмечать Лиго в «Яняс Пикшас». Родном доме Ульманиса. Я могу ей только поаплодировать, но скорее всего она раньше там даже ни разу не была. Я думаю, что делая такие вещи, которые они до того никогда не делали, а на самом деле делали что-то другое, до добра это не доведет.

– Это наверняка составная часть предвыборной компании, чтобы продемонстрировать свое национальную позицию. Вы же тоже можете использовать знаменитое «Закрой рот! » Лидаки.

–Это наверняка использует Лидака, а наш лозунг остается «Хозяева на своей земле».

– Какой Домбровскис хозяин?

– Я уверен, что Домбровскис как человек и как политик, его партия и страна в целом приобрели бы гораздо больше, если бы не связывались с ними со всеми.

– С кем именно?

– Со всеми остальными, кто там есть. С «Гражданским союзом», с группой Элерте, кто там еще есть – «Обществом за другую политику». Домбровскис получил бы гораздо больше, «Новое время» получило бы достаточно мест, ибо нигде не сказано, что тот, кто получит больше голосов тот и будет формировать правительство.  Не важно, сколько они там получат, двадцать или больше мест, или на сколько они там рассчитывают, но нигде не сказано, что именно они будут формировать правительство. Если они [Новое время] сами получили бы семнадцать мест, то у них было бы больше шансов сформировать правительство, нежели они условно получат больше мест. Я не верю, что если «Единство» получит больше мест, то все захотят быть с ними в одной лодке и скажут – спасайте нас, формируйте правительство, мы вас поддержим.

– Каковы шансы у Лембергса?

–Он себя четко позиционироовал. Если две силы смогут создать правительство, то он готов его возглавить. Не думаю, что он будет готов руководить большой коалицией. В результате всей этой истории я прогнозирую, что все те, кто сошелся в «Единство» и рассчитывают на то, что они получат замечательные должности 3 или 4 октября поймут, что должностей для них нет. Что они будут делать дальше? Тогда и начнется процесс, им придется присоединится к тем, кто будет создавать правительство. Это соединение, которым сейчас является Единство, не протянет долго.

– Есть еще сила, которая до этого не была  в правительстве – «Согласие». Каковы шансы этой партии наконец войти в правительство?

– Это во многом зависит от того, попадет ли в Сейм объединение тевземцев и «Все для Латвии». Последние голосования в Сейме демонстрируют, что между «Согласием» и «Единством» есть незримое нам соглашение. Тот же закон о портах. Вроде как чисто хозяйственный вопрос. Соответствующая комиссия Сейма проголосовала за конкретное решение, но в Сейм уже подан законопроект с поправками «Согласия», и я с огромным удивлением наблюдаю, как за предложение депутата Рыбакова вместе с ЗаПЧЕЛ голосует и «Новое время» и «Гражданский союз». В конце концов, предложения Рыбакова так и не прошли, но на этом все не закончилось. Депутаты «Единства» вместе с «Согласием» призвали президента не провозглашать этот закон. И то, что они не взяли в свою компанию тевземцев говорит о том, что намечается путь к такому соглашению. Есть большая вероятность, что после выборов «Единство» сойдется с «Согласием».

– И вместе в Пикшах будут отмечать Лиго?

– Может даже девятое мая (смеется). Это еще один аргумент в пользу того, что «Единство» развалится. Там много национально настроенных людей, которые никогда не согласятся с таким положением дел. Я не знаю, как Кристовскис поступит в такой ситуации, и это будет большим вопросом. Будет ли «Согласие» в правительстве, дня нас не является вопросом. Это вопрос к «Единству» и людям «Единства». Они сейчас прокладывают дорогу, но вот будут ли они готовы по ней пройти.

– Учитывая, насколько общество не доверяет политическим партиям, политикам, государственной власти в целом, может стоит изменить политическую систему?

-- В этом вопросе у объединения нет единого мнения, поэтому я буду говорить только от лица Крестьянского союза. Партия зеленых выступает против всенародно избираемого президента. Поэтому мы этот вопрос отложили в сторону и если говорим на эту тему, то очень дистанцированно. Союз крестьян всегда выступал за всенародно избранного президента. Мы многократно инициировали этот вопрос, но ни разу не находили широкой поддержки. Это вопрос будущего и сейчас мы ничего специально не планируем начинать, потому что уже один раз мы пытались это сделать и у нас ничего не получилось. Здесь необходима серьезная компания и общество должно созреть до этого. Сейчас же в обществе на первом месте стоят экономические вопросы. Что касается изменений в системе выборов, там похожая ситуация. Мы открыты для переговоров, но их не может начать какая-то одна партия. Для этого должны объединиться крупные партии, создать ядро, чтобы продвигать это дело дальше. Были отдельные попытки партий актуализировать изменения в законе о выборах, заработать на этом себе популярность, но все кончилось пшиком.

–Вы упомянули важность экономических вопросов, тогда как можно объяснить ничтожное число депутатов Сейма, которые разбираются в экономике?

– Мы заинтересованы в укреплении блока экономистов в Сейме и думаем выдвинуть знающих людей. Мы смотрим в сторону преподавательского состава, имеющего фундаментальные знания в экономике. К сожалению многие серьезные и авторитетные люди после серьезных раздумий приняли решение остаться на своих местах и не идти в политику. У нас есть кандидаты, которые все же согласились [баллотироваться в Сейм] и мы очень надеемся, что их изберут. Другой вопрос, заметит и оценит ли общество этих людей?

– Щербатых будет баллотироваться?

– Да, он будет баллотироваться в Латгалии.

– Сколько голосов планируете получить?

– Будем реалистами, на прошлых выборах мы получили 18 мест. Мы хотим это достижение улучшить. Это значит 20 и более мест.

– В какой степени вы планируете использовать фактор Лембергса?

– Он самый популярный кандидат в премьеры. Если он будет баллотироваться, то, конечно, у нас будет более 30 мест. И большое искусство с этими 30 местами не оказаться в оппозиции. Те, кто получает большинство голосов, не всегда становятся победителями. Поэтому оптимальными будут 20 мест.

Бен Латковскис
15.06.2010 года
Источник - бумажная версия газеты

Перевод – Riga.Rosvesty


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©