НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Дзинтарс Яунджейкарс: Работа БПБК парализована
Neatkarīgā rīta avīze (перевод)
Председатель Комиссии Сейма по национальной безопасности Дзинтарс Яунджейкарс в интервью газете Neatkarīgā анализирует различные аспекты внутреннего конфликта в Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) и выражает удивление нежеланию прокуратуры обратить внимание на очевидные нарушения закона. Беседа состоялась 16 июня.

– Сложно представить себе государство, где бы в учреждении по сбору информации и оперативной деятельности, таком как БПБК, заместители не подчинялись бы начальнику. Может ли нынешняя ситуация в БПБК рассматриваться как угроза национальной безопасности?

– Все госучреждения должны соблюдать закон и если какая-то из организаций этого не делает, то конкретные должностные лица в соответствии с законом отстраняются от своих должностей или получают соответствующие наказания. Обычно отстранение от должности применяется не только за неподчинение, но и за сравнительно более мелкие проступки. Вспомните хотя бы знаменитое дело о «клубничном торте» министра Ины Гуделе. В связи с этим делом сама министр подала в отставку, а двое чиновника из ее министерства предстали перед судом. В тоже самое время, в связи с пропавшими деньгами БПБК ни одно из руководящих лиц Бюро не было наказано. Наказали конкретных людей, присвоивших деньги, но их прямые начальники вышли сухими из воды. Огромное противодействие оказывалось и когда от должности отстранили тогдашнего руководителя БПБК Алексея Лоскутова.

– Неподчинение сотрудников БПБК руководителю стало уже систематическим. Руководителя комиссии по Национальной безопасности эти тенденции в исполнительной власти не беспокоят?

-- Определенно  беспокоят. В государстве закон един для всех и не должно быть так, чтобы подчиненные могли не выполнять распоряжения начальника. Внутренние проблемы учреждения не могут решаться при посредстве средств массовой информации.

– Потребовали ли вы у руководителя БПБК Нормунда Вилнитаса объяснений в связи с ситуацией в бюро? Возможно, он не в состоянии справится со своими сотрудниками?

– В поле зрения руководимой мною комиссии находятся учреждения безопасности, а БПБК таковым не является. БПБК находится в подчинении премьер-министра. Однако руководителя БПБК утверждает Сейм, а Комиссия по национальной безопасности Сейма контролирует оперативную деятельность Бюро. Поэтому мы так внимательно следим за происходящем в БПБК. Кандидатура нового руководителя БПБК была  отобрана в ходе многочисленных конкурсов. Вилнитис получил задание Совета по национальной безопасности улучшить ситуацию в БПБК – устранить недостатки, констатированные Госконтролем в связи с отчетностью об использовании оперативных средств. Следует не забывать и о тяжком преступлении, когда в 2008 году было обнаружено, что [сотрудники Бюро] присвоили находящиеся в распоряжении БПБК 130 000 латов. Если бы Вилнитису, как руководителю учреждения, позволили работать в соответствии с законом, он бы уже разрешил внутренние проблемы учреждения.

– Кто не дает Вилнитису навести порядок в БПБК?

–Наблюдая за происходящим, создается ощущение, что премьер чересчур вмешивается в дела БПБК. Он не работает вместе с руководителем организации над решением проблем, а поддерживает тех, кто не выполняет распоряжения начальства. Вспоминаю ситуацию, когда в 2003 году на пост руководителя БПБК была выдвинута Юта Стрике. Тогда она не получила поддержки Сейма в ходе двух голосований.  Когда Сейм на должность начальника БПБК утвердил Алексея Лоскутова, он хотел отстранить от должности как Юту Стрике, так и второго заместителя – Алвиса Вилкса. Но все это закончилось фиаско. Тогда Лоскутова его заместители вынудили работать так, как они считали нужным. То есть в 2003 году начальник БПБК попал в подчинение к своим замам. И это привело к определенным последствиям.

– Каковы основания думать, что Юта Стрике выполняет политический заказ?

– Чтобы это доказать, должны быть конкретные факты. Но то, что она не соблюдает закон или часто трактует по своему разумению – это ясно. В свое время я принимал участие в работе следовательской комиссии, которая изучала дело о пропавших деньгах из Секретного отдела БПБК. Этот отдел был напрямую подчинен заместителю руководителя БПБК Юте Стрике. Слежение за соблюдением закона в этом отделе было ее прямой обязанностью. Перед этим она провела в БПБК реорганизацию, чтобы подчинить этот отдел себе, одновременно сообщив, что таким образом улучшится делопроизводство в БПБК. Позже оказалось, что в этом отделе не было ни то что делопроизводства, а даже элементарной бухгалтерии. Это говорит о том, что именно в ее отделе были констатированы самые грубые нарушения, которые впоследствии сильно подорвали престиж БПБК. Поэтому меня и удивляют действия прокуратуры, которая расследуя дело о пропаже денег, не обратила на эти обстоятельна должного внимания.

–Расследование уголовного дело о пропавших в БПБК 130 тыс. латов успешно завершено? Очевидно было то, что суд присудил обвиняемым большие сроки, нежели требовал прокурор. Это ли не доказательство того, что прокуроры в ходе расследования что-то умолчали?

– И я лично и комиссия Сейма потребовала у прокуратуры оценить ответственность руководства в деле исчезновения денег БПБК. Если бы прокуратура осуществляла надлежащий надзор за БПБК, было бы сложно представить, что в Бюро долгие годы могло работать без надлежащего контроля секретных средств. В сообщении Генпрокуратуры следовательской комиссии Сейма было сказано, что денежная отчетность в БПБК  не упорядочена. В других учреждениях, в случае подобного заключения, руководители оказались бы на скамье подсудимых, однако с начальства БПБК так никто и не потребовал ответа.

-- Из сказанного вами вытекает, что Вы регулярно анализируете происходящее в БПБК. Можете ли Вы объяснить, почему премьер, защищая Юту Стрике, фактически поддержал неподчинение закону?

– Мы тщательно изучили распоряжения, которые Вилнитис, как руководитель БПБК дал своей заместительнице Юте Стрике. Мы констатировал, что она эти распоряжения не выполняла, хотя сроки их выполнения многократно продлевались. В том числе когда ей было указано заняться упорядочиванием денежной отчетности, она просто отказалась это распоряжение выполнять. На комиссии мы проверили, отвечает ли проект реорганизации БПБК, поданный Вилнитисом на рассмотрение Кабинета министров закону. И констатировали, если в течение месяца не получен ответ премьер-министра, то можно начинать реализацию проекта. Теперь же премьер хочет отменить проект,  начинается неразбериха, все ранее проделанное отменяется, в учреждении царит разброд. Я свое слово уже сказал: закон нарушил премьер.

– В данной ситуации вы вызовите премьера Домбровскиса на Комиссию по национальной безопасности дать разъяснения?

– Мы уже вызвали премьера, но он был в Америке.

– Задуманная реформа БПБК не была ведь публичной?

– Но и не была секретной. Необходимость реформы определило ухудшение криминогенной обстановки в приграничных районах Латвии. Работа БПБК должна быть одинаково эффективной как в Риге, так и регионах. Смешно то, что Вилнитиса сейчас обвиняют в том, что Сейм в свое время ему повелел провести.

– Был ли проект реформ публично доступен? Этот вопрос возник потому, что некоторые негосударственные организации были настолько информированы, что могли этот проект анализировать очень детально и делать свои выводы.

– Это абсурд, что подобные проекты анализирует кто-то со стороны и затем публично обсуждает. Организация Delna на консультационном совете БПБК утверждала, что г-н Вилнитис действует неправильно, что они ничего не понимает и вообще не умеет руководить БПБК. Но прежде чем утвердить Вилнитиса на должности, его кандидатуру оценивала как наша комиссия, так и другие профессионалы. Отсюда вопрос к представителям этой негосударственной организации – а они сами в своей жизни чем-нибудь руководили? Наблюдая за процессом, возникает ощущение, что в данный момент ведется тщательно спланированная и планомерная компания против руководителя БПБК. Мне следует напомнить, что консультационный совет БПБК не является надзирающей организацией за Бюро. Это только и исключительно консультационный совет. Это Комиссии Сейма подчеркнул и один из членов этого консультационного совета, председатель Латвийского общества юристов Айвар Боровков, имеющим самый обширный опыт в борьбе с преступностью. Он указал, что нарушены границы здравого смысла и на руководителя БПБК оказывается давление.

-- Нормально ли то, что в БПБК работают многие бывшие а, возможно, и нынешние представители организаций, финансируемых из-за рубежа?

– Задача руководителя БПБК оценить, отвечают ли эти сотрудники требованиям и могут ли они иметь доступ к государственной тайне. В случае сомнений сотрудников следует проверить. Возможно,  кого-то из них следует лишить доступа к гостайне. В данном случае руководитель БПБК должен обратиться с соответствующим заявлением в Бюро по защите Конституции. Другой вопрос – сможет ли руководитель Бюро в нынешней ситуации что-то подобное сделать. В нынешней ситуации БПБК не может работать нормально. БПБК разрушают и, возможно, делают это осознанно.

Ритумс Розенбергс, Улдис Дрейблатс
18.06.2010

Источник - http://zinas.nra.lv/latvija/politika/25535...-paralizets.htm

Перевод – Riga.Rosvesty




 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©