НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Нормунд Вилнитис: Происходящее вокруг Бюро вызывает сомнения в его независимости
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
Руководитель Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией Нормунд Вилнитис в беседе с Neatkarīgā  говорит о легкомысленном отношении своих подчиненных к закону, анализирует свои отношения с подчиненными, а так же рассказывает о том, что нелегальная слежка за должностными лицами в Латвии становится привычной практикой.

– Выглядит так, что Вы, как руководитель БПБК не в состоянии справится со своими заместителями. В чем скрывается основная проблема?

– Работая в Бюро по предотвращению организованной преступности, затем в Службе защиты свидетелей, после этого в Бюро по борьбе с наркотиками у меня никогда не возникало недоразумений с коллегами. Я всегда понимал их, а они – меня. В данной же ситуации я столкнулся с тем, что есть должностные лица, с которыми мы состоим в рабочих отношениях, но которые при этом позволяют себе не выполнять законные распоряжения начальника.

– Но я не понимаю, как может возникнуть ситуация, когда в учреждении по сбору информации и оперативной деятельности кто-то может не выполнять распоряжения начальника. Что мешает вам выкинуть этих сотрудников на улицу?

– Хороших, профессиональных работников найти сложно, поэтому я не хочу рисковать следовательской работой бюро. Всегда есть надежда, что люди одумаются и начнут делать то, что им предписывает закон. Сейчас идет речь о создании регионального отдела БПБК. Если посмотреть на закон о БПБК, то там можно прочитать, что Бюро состоит из центрального аппарата и территориальных отделений. Когда я был на заседании комиссии Сейма, кто-то из депутатов взял этот закон и зачитал вышеупомянутый пункт. Он спросил – как должностные лица могут позволить себе не выполнять закон или выполнять его формально?

– Как звали этого депутата?

– Не могу сказать точно. Но и другие вышестоящие должностные лица говорили, что закон выполняется формально. Как можно выполнять закон формально? Его следует соблюдать по сути и духу.

– Из доступной публично информации можно сделать вывод, что в основе внутреннего конфликта БПБК лежит начатая вами на основании закона реформа. Какова сущность этой реформы?

– Баллотируясь на пост руководителя БПБК и представляя свое видение [развития организации] в Кабинете министров, всех фракциях Сейма, на Совете по национальной безопасности я говорил, что бюро должно развиваться, работать не только компаниями и не только в окрестностях Риги. Борьба с коррупцией должна быть систематической во всей стране, особенно, когда речь идет о государственной границе. Нам необходимо позаботиться о предотвращении контрабанды, которая очень тесно связана с коррупцией. В тот раз я понял, что моя позиция нашла политическую поддержку. Вступив в должность, я начал реализовывать то, что я декларировал. Первое что я сделал, из ранее созданного административного аппарата, состоящего из 18 отделов, сделал десять. Руководимому Ютой Стрике блоку по предотвращению коррупции передал дополнительные восемь штатных мест в целью создания региональной группы. 28 мая 2009 года я издал распоряжение №284, в котором было сказано, что блок предотвращения, которым руководит Юта Стрике, до 15 июня 2009 года должен подготовить регламент региональных отделений службы и должностную инструкцию для заместителей руководителя отдела по региональным вопросам. 31 июля 2009 года я издал еще одно распоряжение -- № 59 – о создании оперативной группы, в чьи задачи входило бы улучшение раскрытия преступлений, связанных с коррупцией в регионах страны. Ответственным за выполнение был назначен руководитель находящегося в подчинении госпожи Стрике отдела, то есть и сама г-жа Стрике тоже. У этого распоряжение так же был определен срок выполнения. Они прошли, но работа выполнена не была. Еще один пример – инструкция о порядке контроля средств, выделеных на оперативную работу БПБК. Все помнят печально-известный случай с пропажей денег. Чтобы это не повторилось, Стрике было получено усовершенствовать инструкцию. Это не сделано до сих пор, потому что, мол у нас различный подход к этому вопросу. На моем распоряжении она написала: «Не согласна. Выполнение не возможно, так как финансовые средства ни в какой из моментов не находятся в моем распоряжении».

– То есть получается, что она издевается над вашими распоряжениями?

– Это надо спросить у нее самой. Я здесь вижу попытку избежать ответственности.

– Как были объяснено, почему не выполняются Ваши распоряжения?

– Я бы не хотел, чтобы объяснения между мной и работниками происходили при посредничестве прессы. Руководитель вышеназванного отдела объяснения мне предоставил письменно.

– Юта Стрике тоже свои пояснения представила письменно?

– Интересно! Читаю в интернете слова Стрике: «Распоряжения я выполнила и представила свое видение». У меня были с ней отдельные фрагментарные беседы, однако в письменном виде ничего подано не было.

– Так объяснила вам Стрике или нет, почему она не выполняет распоряжения начальника?

-- К сожалению, в БПБК случается, когда объяснения даются не начальнику Бюро, а средствам массовой информации. Я не поддерживаю такую практику однако, как оказалось, нарушить устоявшуюся практику не так просто.

– То есть вы признаете, что Стрике со своим отделом находится вне вашего контроля? То есть вы как руководитель Бюро не можете в указанном законом порядке отвечать за ее действия?

–Нельзя сказать, чтобы она была абсолютно неподконтрольна, но есть случаи, когда она позволяет себе, по неизвестными причинам, не выполнять законные распоряжения начальства.

--Как так может быть? Возбудите дисциплинарное дело!

--Таких работников можно назвать черными кардиналами. Механизмы их работы различны. У них есть возможность использовать вышестоящих должностных лиц. Другое оружие в борьбе с руководством – это СМИ. Третье – общественные организации. Как-то я открыл свою электронную почту и увидел, что императивной форме мне приказывается прекратить мою работу, например, прекратить работу над созданием структурных единиц в регионах. Это значит, что конкретная общественная организация мне приказывает не исполнять закон. Таким образом торпедируется возможность руководителя БПБК работать самостоятельно, принимать решения и решать проблемы.

– Это уже вопрос безопасности. По моим данным в руководимой вами организации до сих пор работают бывшие и даже нынешние сотрудники общественных организаций, финансируемых из-за рубежа. Вы считаете это нормальным?

–Я об этом не думал. Надеюсь, что мои сотрудники выполняют свои обязанности честно. Но если смотреть взаимосвязано, то вырисовываются определенные моменты. Неожиданно конкретные организации начинают активно призывать отстранить мне от должности. Позже я узнаю, что мой сотрудник является членом этой организации. Конечно, возникают подозрения, что происходят какие-то странные процессы.

–Одно дело – политические требования Вас отстранить от должности. Другое дело – члены этих финансируемых из-за рубежа организаций имеют доступ к государственной тайне. Человек одной нагой находится в спонсируемой из-за рубежа организации, а с другой стороны имеет право работать с государственной тайной.  Разве это допустимо?

-- Я на такие вещи обращаю внимание, но по сути это компетенция Бюро по защите Конституции.

–Если ваша реформа будет реализована, то больше всего пострадают нечестные должностные лица, например, таможенники и пограничники. Наблюдая, насколько активно многие общественные организации и премьер начали на Вас нападать, возникает вопрос, в не растут ли в корни желания остановить реформу из преступного мира?

–Прямых доказательств тому нет. Однако огромное противостояние необходимо оценить. Это работа Совета по национальной безопасности и Комиссии Сейма по обороне, внутренним делам и предотвращению коррупции. То, почему тот или иной сотрудник БПБК не желает выполнять распоряжения начальства – другой вопрос.

–Выглядит так, что неподчинение сотрудников БПБК закону полностью поддерживает и премьер Валдис Домбровскис. Как вы оцениваете действия своего  надзирателя?

– Законность действий премьера я попросил оценить прокуратуру. Происходящее вокруг Бюро вызывает сомнения в его независимости. Я считаю, что в работе Бюро следует соблюдать нейтралитет и единое отношение ко всем. Сейчас так называемая реформа БПБК вступила в законную силу. Зачем премьеру вмешиваться в процесс, который вступил в законную силу? Зачем премьеру вмешиваться во внутренние вопросы БПБК, вопросы структуры БПБК? Зачем премьеру вмешиваться в вопросы того, в чьем подчинении находится пресс-человек БПБК -- моем или отдела, руководимого Дианой Курпнице? Премьер приказал мне остановить реформу. Я не понимаю, я нахожусь под надзором или в подчинении премьера? В законе я вижу только одно и это подтвердил такой авторитет в юриспруденции как Эгилс Левитс: госуправление подчиняется правительству, Кабинету министров. Подчинение реализуется в виде двух основных платформ – подчинение или надзор. Закон указывает, что БПБК находится под надзором премьера. Это означает, что у премьера есть права и обязанность отменить противоправное решение, но нет права давать распоряжения или резолюции. В данном случае премьер дал мне резолюцию отменить мое же собственное законное распоряжение. Если премьер уверен, что мое распоряжение противоречит закону, то он сам же может его отменить и я таковое решение премьера будут уважать.

-- Запланированную реформу БПБК начали подробно анализировать различные общественные организации. В то же самое время я не заметил, чтобы этот проект был доступен публично. Как эти организации подучили доступ к проекту реорганизации БПБК?

– Я тоже этого не понимаю. Не понимаю, где они его взяли. Этот проект не должен был быть публично доступным. Самое интересное, что отдельные люди о новой структуре говорили с полным знанием, хотя информация о ней нигде не была опубликована.

--Как эти люди могли видеть этот проект? Значит ли это, что некоторые сотрудники БПБК занимаются внутренним шпионажем.

– В данный момент мне это сложно объяснить.

– Так внутренняя безопасность бюро не заинтересовалась этими фактами?

–Заинтересовалась. Но говорить о делах, которые еще не доказаны, не корректно.

–Ваши сотрудники Вам сообщили, что назревает так называемое дело «Латвэнерго». Арест -- одно из самых тяжелых видов ограничения прав человека. Достаточно ли у вас доказательств для обвинения, чтобы после этого налогоплательщикам не пришлось платить компенсации потерпевшим?

--В определенной момент процессуальной деятельности я был о ней проинформирован. Но более того, что сообщается в пресс-релизах БПБК, я не могу сказать.

– В свое время премьер Айгар Калвитис критиковал вашего предшественника Алексея Лоскутова, но в тот раз организации Сороса выступили против самого Калвитиса. Сейчас происходит нечто подобное – премьер критикует руководителя БПБК, однако реакция соросистов абсолютно противоположная – она направлена не против премьера, а против руководителя БПБК. Это означит, что Вы этим организациям не нравитесь, от вас хотят избавиться, чтобы внедрить в БПБК желаемых соросистам людей?

--Подозрения вызывают форма и вид, которыми меня пытаются вынудить принимать решения. Вполне может быть, что кому-то Вилнитис не нравится на этой должности. Поэтому строятся планы, как возбудить против него дисциплинарное дело и отстранить от должности. Я не претендую на абсолютную правоту. Поэтому я и попросил Генеральную прокуратуру оценить все  аспекты законности.

--Председатель комиссии Сейма по национальной безопасности Дзинтарс Яунджейкарс высказал опасения, что во время встречи  с Вами обратил внимание на наружное наблюдение. Кандидат на должность генпрокурора так же высказал подозрения, что его телефоны прослушиваются. Возможно за Вами так же следят.

--Допускаю, что и в отношении меня могут проводится какие-то действия. Есть факты и ситуации, которые говорят за это. Но вступая в должность, я с этим считался. Я об этом не беспокоюсь, потому что делаю свою работу честно и в соответствии с законом. Наблюдателям я желаю только успеха. Читая прессу, я пришел к выводу, что в слежка в нашей стране стала обыденной практикой. Хочу надеяться, что любой из нас в будущем будет исполнять закон по сути и духу, а не только формально.

Ритумс Розенбергс
19.06.2010

Источник - печатная версия издания


Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©