НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Латышам необходимо присутствие русских
Kasjauns.lv (перевод)
Латышам необходимо присутствие русских для эффективной деятельности, а также для того, чтобы было, с кем себя сравнивать, убежден психотерапевт Виестурс Рудзитис. Он подчеркнул, что латыши до сих пор травмированы, и причина кроется не в нынешнем кризисе и даже не в оккупации, а в более далеком прошлом. «У нас внутри до сих пор какая-то травма. Мы до сих пор не выздоровели, мы нездоровы, несвободны и не готовы к старту. Еще зализываем раны», - отметил психотерапевт агентству BNS.

На протяжении веков латыши, развиваясь, хотели стать немцами, отвергая вместе с этим свой народ. «Испокон веков была такая традиция – если ты выбрался из своего поместья, стал в Риге торговцем, ремесленником или моряком, то ты стал немцем. И не всем хотелось оглядываться назад, ведь в деревне оставались мужики. А эти мужики тоже смотрели на немцев, как на нечто достойное презрения», - сказал Рудзитис. «Это привело к очень странному феномену в психике: развиваться – значит уйти от своего народа, уйти от латышей, уйти куда-то. Это означает также смотреть на латышей, на тех, кто поет латышские песни, говорит на латышском языке, как на менее развитую часть народа», - пояснил специалист. В то же время он подчеркнул, что, несмотря на большое влияние прибалтийских немцев на латышей, мы не интересовались этой культурой и делали вид, что не замечаем ее.

«Мы здесь живем и делаем вид, что этого вообще не было, но вся латышская филология появилась от немцев. Это очень парадоксально. Если взять законодательство, которое существовало с самого начала, им, может быть, в меньшей степени управляло царское правительство, но прибалтийское немецкое дворянство постоянно собиралось и обсуждало, что нужно делать, чтобы повысить ответственность крестьян. Это дало реальную пользу латышам. Однако мы этого не ценили, мы этого не понимали, мы даже не знали, что так было. Мы жили, словно под какой-то оболочкой», - добавил Рудзитис.

По словам специалиста, он когда-то оптимистично смотрел на то, что кризис может позитивно повлиять на людей в Латвии, что они переоценят свои действия и будут готовы создавать что-то новое, изменить мышление. Но время показало, что очень много тех, кто выхода не ищет, меняться не пытается. «Когда-то я смотрел на это оптимистично, потому что мой дед говорил: голод научит. Теперь я начинаю видеть, что так много людей, которых голод все-таки не научит. Это очень странно. Существует какой-то страх перед индивидуальным развитием. Люди начинают думать: мол, как-нибудь, искать какие-то фонды, продовольственные пакеты, где-то изловчиться, устроиться на «столатовую программу», или, может быть, что-то утащить. Это настоящая помещичья психология. Более того, мне кажется, что ее, в сравнении с 30-ми годами, намного больше. Люди не пытаются искать что-то свое, а пытаются найти что-то в помещичьей психологии, в какой-то иерархии», - сказал Рудзитис. Он уверен, что быстрых перемен в мышлении людей в Латвии не произойдет: «Упомянутые в Библии сорок лет – это минимум. Это примерно два поколения, которые должны вырасти. Этот процесс может пройти быстрее только благодаря информационному обмену».

«Латышам очень нужны и русские, и немцы. Мы становимся неэффективными тогда, когда у нас забирают русских», - признал Рудзитис, добавив, что для латышей русские являются своеобразными противниками, в борьбе с которыми можно что-то доказать. «Немцами мы становились в процессе развития, а русские это нечто такое, с кем мы себя всегда сравнивали», - пояснил психотерапевт.

Русские свободнее и дружелюбнее во взглядах

Комментируя мнение Рудзитиса, президент Русской общины Латвии Вячеслав Алтухов сказал, что живущие в Латвии русские свободнее и дружелюбнее в своих взглядах, потому что они не сравнивают себя с латышами, а их взгляд устремлен на Россию. Алтухов считает, что латыши и русские похожи и по менталитету, и по внешнему виду, и во всех сферах они могли бы сотрудничать более продуктивно, если бы не создавались искусственные препятствия: вопрос неграждан и ограничения на использование русского языка. По мнению Алтухова, Латвия приобрела бы намного больше, если бы все, кто легально проживал в стране до 1991 года и их потомки без ограничений получили гражданство. «Русские более успешно, чем латыши, занимаются бизнесом, потому что у них ограниченные возможности проявить себя в государственном управлении. Теперь латыши в массовом порядке уезжают за границу. Разве Латвия не была бы в выигрыше, если появится больше молодых лояльных своему государству русских предпринимателей?» - сказал лидер Русской общины.

Алтухов отметил, что сейчас в Латвии невозможно везде свободно и безнаказанно применять русский язык, потому что Языковая инспекция требует, чтобы документы, надписи – все было только по-латышски: «Если ты говоришь на латышском языке с ошибками, то будешь наказан».

Русские после 1945 года искали лучшей жизни

Рудзитис упомянул, что латыши привыкли воспринимать Россию как угрозу, хотя пора искать, как ей можно помочь, и что она может дать Латвии. С этим согласен Алтухов. Он считает, что современный государственный подход это отказ от конфронтации, потому что она требует слишком больших расходов и приводит к негативному результату. Алтухов подчеркнул, что отношение России и русских к Латвии всегда было дружественным и открытым.

По словам Рудзитиса, латышам трудно изменить мнение в отношении России и воспринимать это государство и народ иначе, чем принято исторически: «Есть, к примеру, люди, которые считают, что те, кто приехал в Латвию в 1945 году, - это оккупанты, поэтому они должны нести ответственность за оккупацию Латвии. Но если кто-то так думает, то он – маленький ребенок, видящий только себя. Он не видит, что человек, приехавший тогда в Латвию, просто искал лучшей жизни, следовал за Красной армией и чувствовал себя очень уверенным, потому что был на стороне победителей. У него совершенно иной взгляд на эти вещи».

Алтухов убежден, что перемещение рабочей силы всегда определяют экономические условия. «В 19-м и 20-м веках русские ехали в Латвию в  поисках работы и лучшей жизни. После 1945 года в Латвии создавались колхозы, заводы, и их руководители приглашали сюда рабочих. Они жили в общежитиях, вначале в плохих условиях, позже получили квартиры. Также и латыши ехали работать в Россию. Это экономические отношения, ничего больше. Латыши ведь теперь не едут оккупировать Ирландию».

У нас были одни боги

Алтухов добавил, что русские появились на территории Латвии в первом тысячелетии нашей эры, к тому же на населенные коренным народом -ливами - земли предки русских прибыли вместе с предками латышей, хотя и в меньшем количестве. У латгальцев, земгалов и селов еще не было зародышей государственности, когда русское государство уже находилось на стадии формирования, а торговля и человеческие контакты осуществлялись интенсивно. Самые тесные и самые стабильные связи у предков латышей образовались с соседним племенем кривичей. Название этого племени стало основой для обозначения всех этнических русских. (По-латышски: русские – krievi. – Прим. переводчика). К тому же, ни в истории Латвии, ни России нет каких-либо сведений о серьезных конфликтах межу латышами и русскими, значит, их не было. Люди торговали, встречались, праздновали одни и те же праздники, и боги, например, Перун – Перконс, были одни и те же.

Мы, как маленькие дети

Рудзитис: «Очень важно видеть, как мир выглядит со стороны России, Москвы, и какие у них проблемы – какое у них имперское наследие со всем Кавказом, Средней Азией, Китаем, северными территориями. Мы смотрим на все это, как маленькие дети, а не с той точки зрения – чем мы можем помочь русским, каков опыт, который мы им можем передать, чтобы они могли продвигаться дальше. С этой точки зрения мы очень нужны русским, и русские очень нужны нам. А если мы изображаем жертву, то русские всегда виноваты». По мнению психотерапевта, отношения могут измениться под влиянием культурного обмена, в меньшей степени – в результате тесных бизнес-контактов. «Я больше надеюсь на культурный обмен. Русский бизнес очень государственный, это не бизнес индивидуума, который эффективен. У них всего так много, их не интересует баланс, они могут играть с убытками. Это будет не такой бизнес, который идет с Запада, где всегда считают копейки и думают об эффективности. Но мне кажется, что культурный обмен очень важен, тут может происходить многое», - сказал Рудзитис.

Эвия Хаука
07.07.2010

Источник - http://www.kasjauns.lv/lv/news/latviesiem-...e&news_id=23934

Перевод - http://inosmi.ru/baltic/20100707/161114315.html

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©