НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Юргис Лиепниекс: я ухожу из политики!
интервью
Юргис Лиепниекс, экс- «народник», политический консультант, пиарщик и экс-помощник Андриса Шкеле рассказывает о своём решении уйти из политики, а также о профессии политтехнолога, которую он временно оставляет.

- Как вы могли бы прокомментировать то, что сотрудничаете с «ТБ/ДННЛ» (Отечеству и Свободе), «Народной Партией» и «Центром Согласия»? Для вас эта просто работа? Ведь часть работы политтехнолога – это работа по выработке идеологии партии, а у всех этих партий она совершенно разная.

- Во-первых, я не работал с «ТБ/ДННЛ» и не работаю с «Центром Согласия». Это всё несколько преувеличено. Я уже порядочный срок в латышской политике и когда кто-то замечает, как я обедаю  с тем или иным политиком, то сразу решают, что мы работаем вместе. Но отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что разные бывают подходы к этой профессии. Я сам учился в Лондоне с людьми, которые могли приехать в Гамбию и сделать там политическую кампанию, вникнув в местную ситуацию, и ехать дальше. Я достаточно долго работал с «Народной партией», но в итоге всё зависит от человека. Как ему удобно. Законов нет. Можно придти, сделать работу, получить деньги и уйти. Я не отношусь к людям, которые заявляют, что никогда не будут с правыми или с коммунистами.

- Вы лично могли бы работать с «Центром Согласия»? Или «ЗаПЧЕЛ»?

-  На данный момент  я мог бы спокойно работать с «Центром Согласия»  и «Отечеству и Свободе». У меня нет никаких проблем с русскими. Я представляю для Латвии экзотические взгляды, я считаю, что латышам и русским нужно работать вместе. Война и отчуждение – это плохо для страны, однако, исчезновение этого фактора – невозможно. Но в Латвии должны найти какой-то способ, как сотрудничать латышам и русским. При разных взглядах можно сотрудничать ради общих целей. «ЗаПЧЕЛ» представляет очень интересный электорат, которому не важно попасть во власть или влиять на события, им лишь бы попить крови у латышей, попортить латышам настроение, побесить их. Для власти  - это не позиция, а «ЗаПЧЕЛ» только и надо, что помешать латышам. У них и электорат такой. То ли дело «Центр Согласия». Они реально будут у власти. Их электорату это важно. Есть вещи, которые латышам не нравятся, например то, что люди ездят с российской символикой, но надо же понять, почему эти люди так делают. Хотя, возможно, не надо это усложнять… Количество латышей, которые ненавидят это государство, равняется количеству русских.

- То есть для вас главное возможность придти к власти, а не идеология? Главное – потенциал партии взять власть?

- Я очень хорошо знаю и уважаю г-на Урбановича, это-то главное. Он уже давно патриарх латышской политики. Он проделал длинный политический путь, сделал невероятные вещи, объединил самых разных людей. Потому я нахожу удовольствие пообедать с ним. У нас прекрасные человеческие отношения. Придёт к власти – поздравлю.

- Хорошо, а вот ваше высказывание. "В политике этих людей возносят на высочайший уровень, который не соответствует их способностям. И это огромный кайф. Речь идет не о деньгах, а о самоутверждении". Как вы его прокомментируете?

- Очень часто в политику идут люди с инстинктом власти, в котором есть доля самоутверждения, и он не присущ всем людям. Печально, что есть люди, у которых это единственный способ самоутвердиться. Они не являются профессионалами ни в какой другой сфере, без талантов и без особых качеств, но в политике они самоутверждаются. Так и в Латвии и в России, но такова политическая машина. Слишком много середняка.

-  Раз уж коснулись России. Кого вы могли бы назвать из своих российских коллег, вот передо мной список лучших политтехнологов, хотя бы Владислав Сурков, Игорь Бунин или Глеб Павловский?

- Я не настолько компетентен в российской политике, не хочу их сравнивать между собой, но я читал и наблюдал за господином Сурковым, считаю его талантливым, но мне и местной политики хватает. Я не могу охарактеризовать ваш список.

-  А кто из латвийских коллег заслуживает уважения?

- В Латвии нет такого класса политтехнологов, но есть некоторые люди, такие как я, которые работают по принципу -есть клиенты, они их  консультируют и делают им кампании. Но есть много талантливых людей – Айварс Лембергс, который работает сам и без консультантов. Он сам знает всё лучше любого политтехнолога. Бывший член Народной партии Гундар Берзиньш, возможно, хотя у него и острый язык. Янис Урбанович, «Центр Согласия».

-Профессия политтехнолог, согласна российским источникам это профессия для креативных людей, способных быстро реагировать и выдерживать нервные перегрузки. Своего рода «политический художник». Так ли это?

- Я думаю, что среди политтехнологов встречаются разные люди. Есть люди, которые являются художниками в душе, есть люди, больше приверженные к точности в работе. Есть те, кто много работает с социологией и цифрами. Есть те, кто не одобряет креативность. Люди разные. И всем известно, что при одинаковой социологии разные команды делают абсолютно разный продукт. В креативности нет необходимости. Самое главное  - это точные формулировки самых острых политических проблем и вопросов. Должна быть четкость и честность. Не креативно обращаться к людям, а как раз очень логично и точно. Одна из функций политтехнолога - это убрать всю излишнюю болтовню, поскольку с  болтовнёй вы вряд ли добьетесь успехов. Но рано или поздно разные высказывания начинают звучать в информационном пространстве, их не избежать, потому ваша задача формулировать вещи по-существу изначально.

Другое дело – это эмоциональная сторона политики. Любой народ эмоционален. С этой эмоциональностью надо работать и использовать в свою пользу, подпитывая её. Так что я не знаю работа ли эта художника, но политика - это специфическая сфера человеческой деятельности и трудно сравнима с другими профессиями.

-Как на счёт включения в работу Черного и Белого пиара? Столкновения двух разных по идеологии партий?

- Это уже техника. Конечно, политика – это сфера очень высокой конкуренции, и как всюду, где она присутствует, используются любые приёмы. Надо как-то обходить других игроков. Это повседневная техническая работа. И много ума для этого не надо. Для компроматов вообще много ума не надо. Только на этом далёко не уедешь, конечно. У латышей есть национальный эпос «Лачплесис», а сам герой эпоса – это человек с ушами медведя. Это можно интерпретировать так, что политик должен слышать свой народ, понимать его и чувствовать.

-  Вы назвали кампанию Айнара Шлесерса на муниципальных выборах грамотной - как по учебнику.

- Да, это так. Прошлая кампания была сделана грамотно и красиво и можно её внести в учебники, как делать муниципальные кампании. Однако, пока его новая кампания по выборам в Сейм вызывает сомнения.

  - Я правильно понимаю, что мы говорим о той кампании Шлесерса, где он пообещал 50 тысяч рабочих мест?

-  Да, конечно, он в этом  ошибся. При таком цикле выборов -  с разницей меньше, чем в год  - надо было думать заранее. Он должен был понимать, что социальная память не забудет ему эти 50 тысяч рабочих мест, а при нормальном подходе через четыре года это уже не было бы проблемой. Люди бы забыли, да и появились бы какие-то рабочие места, которые можно было бы посчитать. Но, возможно, он сам не знал, что решит баллотироваться.

-  А вот ваш недавний ход с легализацией марихуаны, это что само-пиар? Или вы планируете руками какой-либо партии легализовать марихуану?

- Я просто хотел бы, чтобы Латвия стала более свободной страной. Латвию называют страной запретов, всё, что можно запретить, у нас запрещают. Не важно легализуют или нет эту марихуану, важно изменить мышление, работающее только на запреты. Надо всё, что можно, разрешить!!! Надо жить легче.

- Юргис, вы же всё-таки политтехнолог, вы не работает в Сейме или Кабинете Министров, как же вы собирались легализовать марихуану?

- Никак. У меня нет никакого плана. Я думаю, что в конце года в Америке, в Калифорнии будет референдум и победят те, кто за легализацию марихуаны. И тогда это будет разрешено везде. Просто я хотел, чтобы Латвия была первой.

- Так всё же это был само-пиар,  столько статей о вас…

  - Может быть. Но я об этом и не думал. Нет надобности, чтобы обо мне лишний раз писали, однако, мне это казалось интересным и хорошим делом.

- Какие планы на ближайшие выборы?

- Я не знаю, буду ли с кем-то сотрудничать. Я лично считаю, что политика для меня пройденный этап и не уверен, что вернусь, а, если и вернусь то после паузы. Из того понимания латышской политики, которое у меня есть, я проникся глубоким пессимизмом. Чтобы работать в политике, надо быть оптимистом. А у меня сейчас уверенности в том, что кто-то может что-то изменить, нет.

-  Нет игроков?

- Да, и игроков не хватает, но сама структура отношений в обществе - она очень деструктивна и она не позволит двигаться дальше. А как его изменить, я пока не вижу способа. Я пока готов поболтать с кем-либо о политике, но не более.

- Как вы планируете зарабатывать на жизнь?

-  Я не спешу с  принятием решения. Могу позволить себе взглянуть на всё происходящее со стороны.

-  Коль скоро мы заговорили об игроках, при наличие ЕС, МВФ, НАТО, возможно ли понятие свобода в латвийской политике?

-  В нашей ситуации нет ничего уникального. То, что касается ЕС, это и так понятно. Я смотрю на это позитивно. Если бы МВФ нас не выручил, мы были бы публичными банкротами. Но сейчас они, конечно, влияют на правительство, и осталось не так уж много вопросов, которые мы можем решать без их согласия. У нас финансовая зависимость, но это то же самое, как если бы у вас были большие долги. Однако, всё может решить следующее правительство. В любом случае, всё это к добру, и я не вижу проблем. У нас очень конструктивные отношения с нашими партнёрами.

- То есть мы можем подвести итог и опровергнуть тот факт, что  будет официальное сотрудничество с кем-либо из политических сил?

- Да,  я это всё время опровергаю, но меня  никто не слышит. В том же «Центре Согласия» есть хороший руководитель  - Нил Ушаков, который прекрасно знает, что он хочет и там всё отлажено и прекрасно работает.

- В вашем офисе достаточно разносторонняя литература от Большой Советской Энциклопедии (БСЭ), «Анны Карениной», Шекспира до справочника по тибетским вопросам. Читаете ли вы всё это и особенно БСЭ?

- Всё не читаю, просто дома уже не хватало место, вот и перенёс сюда. БСЭ не отдал на макулатуру, поскольку это интересный артефакт.

Беседовала Александра ТУРЧАНИНОВА
15.07.2010



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©