НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Райвис Дзинтарс и Роберт Зиле: чтобы латыши не чувствовали себя арендаторами в собственном доме
Latvijas Avīze (перевод)
В "Latvijas Avīze" гостят лидеры недавно созданного национального объединение «Все для Латвии!» и ТБ/ДНН Роберт Зиле и Райвис Дзинтарс, с которыми беседуют журналисты Волдемар Крустиньш и Эгилс Лицитис.

– Можно ли вас называть просто «националисты»?

Р.Дзинтарс: – Это очень широкое понятие, и есть страны, в которых национализм стал близок к космополитизму. Я не имею ничего против того, чтобы называться националистом, но для уточнения скажу, что я за позитивный  национализм, чтобы подчеркнуть, что мы выступаем не против чего-то, а за наш народ и национальные интересы государства.

Р.Зиле: – соглашусь с Райвисом о многогранном политическом значении, но я знаю, как это слово трактуется в английском языке. При упоминании национализма в Европе сразу вспоминают голландца Герта Вилдерса. Описывая нашу партию на Западе, я называю ее национально-консервативными правыми.

– Перед выборами важно более-менее близко к сути рассказать о себе, ибо многие люди еще колеблются касательно своего выбора. К тому же все политики стремятся окрасить себя в красно-бело-красные цвета, но позже или отказываются или избегают этих цветов.

– В серьезном предвыборном спектре мы несомненно самое национальное объединение партий. Избиратели, которые нас  знают, для кого это важно, наверняка отдадут свои голоса за нас. Но есть как минимум два признака, которые хотелось бы подчеркнуть перед выборами, чтобы избиратели выбрали наши списки. Первое, это то, что мы можем предложить обществу решение экономических проблем в разумной форме. Они отличаются от, например, гораздо более правых предложений «За достойную Латвию». На словах они говорят о среднем классе, но на самом деле их интересует не он, а идеи крупного капитала, что отражается и в их программе. Второе – мы хотим доказать избирателям, что мы работаем в политике по другим этическим принципам.

– Господин Зиле, то, что для выживании экономика играет наиглавнейшее значение, знают теперь даже в детском саду. Какая партия только не пишет этого в своей программе? В чем ваше отличие?

– Здесь нет противоречий. Да, национальные черты - это наши основные отличительные черты, но избиратели все очень разные. Им важно, чтобы те, кто предлагает прекрасную национальную программу, одновременно могли представить и достаточно качественные  экономический и социальный  блоки.

Р.Д:  – Процесс объединения «Все для Латвии!» и «Отечеству и свободе» прошел очень быстро и в отличие от остальных в его основе лежит защита интересов Латвии. Это четкое  определение того, за что мы призываем голосовать.

– А Имант Калниньш, который перешел в СЗК, и интервью говорит, что у вас нет никакой четкой идеологии. Можно узнать поподробнее о тех латышских интересах, о которых вы заботитесь?

– Во-первых, чтобы латыши в Латвии могли чувствовать себя как хозяева в своем доме, а не арендаторы. Это вопросы языка, гражданства, репатриации, где многое следует изменить и укрепить эти позиции. Особой поддержки требуют все организации и учреждения, которые заботятся о латышской культуре, языке и истории. Это мы обещаем сделать.

– Вы, в отличие от остальных, кто допускает участие «Центра согласия» в правительстве, определенно против этого будете возражать?

Р.З: – Несомненно.

Р.Д: – Да. Если «Центр согласия» признает факт оккупации, избавится от интерфронтовцев в своих рядах, откажется от прославления тоталитарного режима 9 мая, прекратит сотрудничество с партией Путина, только тогда об этом можно говорить, но они к этому не готовы.

– Что сегодня больше всего угрожает существованию Латвии, латышского народа?

Р.З: – В моем понимании – три вещи: это, что язык, основной источник существования нации уходит в меньшинство. Второе, что в результате демографической ситуации и отъезда работоспособных людей уменьшается количество латышей. И третье, это не достаток патриотизма, что в большой степени связано с кризисом. Это опасные вещи, потому  что продолжаются они уже долго.

Р.Д: – Упомянутая Робертом нехватка патриотизма – это причина и основа двух остальных проблем, поэтому в своей программе мы оговариваем решения для системы образования, а так же внешкольную активность. Например, организацию при поддержке государства молодежной организации национального масштаба, которая бы обеспечивала патриотическое воспитание, а так же культурно-образовательную работу. В школе обязательно следует ввести изучение предмета «История Латвии».

– Но как бы там ни старались с введением истории Латвии, постоянно находится какой-нибудь эксперт, который указывает, что «эта идея идет в разрез с современными методами обучения и европейским опытом». Так в свое время говорил Гунтарс Цатлакс, эксперт из рядов фонда Сороса. Сами виноваты.

Р.З.: – В своей работе в Европарламенте я с этим сталкиваюсь постоянно. Там очень много разных людей, и тех, кто высоко ценит идею существования национального государства, включая организацию системы образования по своему усмотрению, так и убежденных федералистов, разрушителей границ. Я не эксперт в образовании и не знаком с господином Цатлаксом, но я не верю тому, что он говорит. Это политический взгляд на систему образования.

Р.Д.: – Мнение Цатлака имеет право на существование, и с европейской практикой так же имеет смысл ознакомится, но Латвии в первую очередь следует учитывать свой опыт и потребности. В межвоенный период латышские школы огромное внимание уделяли повышению патриотизма, это было важно для всего общества и благодаря этому выросло поколение, которое сумело пережить самые сложные времена, десятилетия лелеяло мысли о возвращении независимости. Это старое поколение до сих пор является наиболее сильным защитником национальных интересов.

– Пусть господин Зиле расскажет, что там с глобализацией, ибо многие страны вовсе не жаждут разрушить в Европе все границы.

Р.З.: – Да, и серьезно работают над ограничением иммиграции, как например в Великобритании. На мой взгляд, мы не можем бороться с глобализацией, это было подобно войне с ветряными мельницами. Вопрос, насколько далеко мы можем в этом зайти и насколько мы будем придерживаться своих национальных интересов. Это сложные вопросы и они, возможно, будут включены в повестку дня будущего правительства. Нравится нам это или нет, но примером глобализации является наше попадание в финансовый кризис и  попытки выхода из него. Долгое время госдолг был небольшим, но было очень много частных долгов, которые заставили часть этих долгов перечеть в госсектор. Но нам негде занять на глобальных финансовых рынках, потому что нам не дают особую поддержку Еврокомиссии и частично МВФ. Только дилетанты говорят, что деньги можно взять где-то еще. Так и напишите, пусть об этом и говорят представители «За достойную Латвию», которые вроде как считаются опытными бизнесменами. Вот пусть они и расскажут, где еще в мире можно открыть кредитную линию за 3,2% годовых.

– Может, в Москве?

– Но вряд ли под такие низкие проценты. Как Латвии поступить – отвернуться и не брать кредиты? Но мы взяли на себя обязательства и если хотим, чтобы здесь происходила хоть какая-то хозяйственная жизнь, мы не можем игнорировать глобальное, балансируя с национальным. Да, крупные предприятия зачастую принадлежат иностранному капиталу. Во всем мире капитал течет, меняются акционеры компаний и мы не можем с этим бороться. Но малые и средние предприятия обычно принадлежат национальному капиталу. Латвия этим сильно озабочена, так как большинство «малых» и «средних» или уже обанкротились или имеют сложные отношения с коммерческими банками. Это были наши самые активные люди и  даже если у них, частично по их же вине, все пошло вкось, государство должно было помочь им удержаться и попробовать еще раз. Если проиграем, потеряем малые и средние предприятия, которые являются позвоночником народного хозяйства, будет очень плохо. Значит глобализация положит нас на лопатки.

– Я начал разговор о глобализации еще и в связи с тем, что в последнее время звучат разглагольствования, что латышская культура «недостаточна», «устарела» или «не современная» и в противовес этому все больше голосов о том, как нашу культуру защищать. То же самое и с образованием – с одной стороны говорят, что следует готовить «рабочую силу», хотя для меня гораздо важнее, чтобы школа воспитывала граждан Латвии. И все время хотят реформировать систему образования. Вы знаете, что и как там реформировать?

– В планировании профессионального образования не все так просто. Когда я был министром сообщения в 2003 году, строительство дорог активно развивалось, мы столкнулись с огромной проблемой нехватки дорожно-строительных инженеров. У нас были европейские деньги на ремонт дорог, строительство, которые мы не могли освоить. В тот раз Технический университет увеличил число бюджетных мест в группах строителей. Теперь проблема повернулась обратной стороной и инженерам теперь нелегко найти работу. Дорожно-строительные компании сузили объемы работ, пытаются выйти на другие рынки, но это не так легко, потому что везде кризис. Это говорит о том, насколько бы мудро министр образования не направлял молодых людей, он не может дать 100% гарантию в долгосрочной правильности избранного пути. Поэтому министр Кампарс носится со своими приоритетными отраслями, но и их не может точно определить, потому что в итоге получатся чушь. Да, стратегически правильно развивать область возобновляемой энергетики. Это конечно дорого и иногда ты получаешь огромную цену из-за колебания тарифов, но направление правильное.

Р.Д.: – Мы часто воспринимаем глобализацию как зло, направленную против нашей культуры или латышского языка, но следует понимать, что латышская история, культура, язык никому кроме самих латышей не будет нужны. Так что это наше «внутренне дело», наше желание эти ценности защищать и сохранять.

Р.З.: – Это будет очень важный момент, сможет ли ВЛ/ТБ/ДННЛ пройти достаточными силами в правительство, чтобы влиять на культуру и образование.

– Господа, вы провели конгресс в доме Латышского общества и говорите, что любите латышскую культуру. В таком случае вы не думаете, что Латышское общества, столкнувшееся с финансовыми проблемами, следует поддерживать на уровне государства? Это здание  принадлежит нашей истории и из этого здания можно говорить от имени латышского общества, ибо иначе, если кто-то и берет слово, то только политики.

– Без вопроса – нельзя оставить в стороне дом Латышского общества, тогда как  на другой стороне Даугавы строят огромную гору, не экономя ни на чем. До этого все было пущено на самотек. На братское кладбище всегда надо было выбивать деньги из бюджета, и когда бюджет начали резать, многое осталось в «обрезках». Так что поддержка есть, но добиться этого через политическую борьбу, компромиссы не так легко, как кажется.

– Как вы относитесь к Карлису Ульманису?

Р.Д.: – Каждый человек делает шибки, но сейчас Карлиса Ульманиса изучают чуть ли не под микроскопом, зачастую кидая в его сторону комья грязи или камни. Большая часть членов «Все для Латвии» считает Карлиса Ульманиса успешным и образцовым государственным мужем, какой только был у латышей. Не знаю, можно ли в наши дни говорить о хоть сколько-нибудь близко стоящем к нему государственном муже. Наибольшей заслугой Ульманиса является то, что он сумел вырастить поколение, которое пронесло идею независимости через все годы оккупации. Таких людей, тех, кто готов отказаться от личной жизни, посвящая всего себе Латвии, очень мало, тех, кто способен  отдавать все, что в его силах и Ульманис в этом плане был ярчайшим тому примером.

Р.З.: – "Отечеству и свободе" идет от «сообщества 18 ноября», а оно в свою очередь от гражданского конгресса и мы всегда чтили установленный Конституцией путь развития парламентской демократии. Карлис Ульманис, без сомнения, выдающаяся личность, однако проведенный им в 1934 году  переворот невозможно поддержать – хотя он и понятен с учетом политического фона того времени и в общем контексте Европы.

– Выдающаяся личность, но памятник Ульманису установил «Крестьянский союз».

– В наши дни соревноваться в строительстве памятников вряд ли дело для политиков. Если это делали с политическим расчетов, как это было с памятником Константину Чаксте, то это закончилось ничем. Хотя их предыдущую деятельность действительно можно только похвалить. Там вообще все странно, Карлис Ульманис – основатель ЛСК, Гунтис Ульманис пришел из Союза крестьян, а теперь стал лидером «За достойную Латвию», в которой сейчас работают многие, кто в своей время «поднимал» Чаксте.

– В документах национального объединения есть пункты о поддержке введения в Латвии президентского правления, об изменениях, касающихся избирательного и партийного законодательства?

– Не стану скрывать, что, на мой взгляд, Конституция не виновата в нестабильности политической власти. Она сама должна взять на себя ответственность в своей слабости и непопулярности у народа. Поэтому мы не станем увлекаться внесением изменений в Конституцию.

Р.Д.: – Хотя в новом объединении по большинству вопросов наше мнение совпадает, есть несколько вопросов, по которым у нас различные мнения. Но я должен согласится в Робертом и я в восхищаюсь Карлисом Ульманисом не с позиции проводимого им режима, не с позиции того, что он сделал 15 мая 1934 года, а того, чего он добился в целом. И это, на мой взгляд, достойно восхищения.

–  Лидеры «Единства» почтили ваше объединение, назвав его как  своих возможных ближайших соратников в 10-м Сейме, хотя от сотрудничества в одном блоке отказались. А вы сами готовы сотрудничать с «Единством» в дальнейших политических процессах?

Р.З.: – Я не идеализирую ситуацию, но они одни из ближайших союзников. В ходе длительных переговоров о консолидации были и большие амбиции, мы не получили четкого ответа о сотрудничестве с ЦС, "если наши представители будут во фракции «Единства». В конце их лидеры решили, что мы в любом случае преодолеем 5%, поэтому лучше баллотировать по отдельности и тогда мы станем их первыми помощниками. Ну, время покажет, кто станет чьим помощником, точно так же нашими партнерами могут стать СЗК или другие партии из латышского электората, кто пройдет в Сейм.

Р.Д.: – Фактически, результаты, которые мы покажем на выборах, в большой степени будут решать, будет ли правительство «согласовцев», или нет. Математика простая, игроки известны.

Р.З.: – Абсолютно точно, что сумма результата будет очень важна. Если национальное объединение попадет в парламент со слабыми показателями, то это может качнуть латышские «Единство» и СЗК и в сторону «Центра согласия». В свою очередь, если наш результат будет уважаем или хорош, то я думаю, что они откажутся от этих маневров.

– В списки «Все для Латвии!», ТБ/ДННЛ будут включены известные в обществе люди?

Р.Д.: – Списки еще создаются с учетом принципов паритетности обоих партий. В Видземе и Земгале под первыми номерами будет идти представители «Все для Латвии!», а в Риге, Курземе и Латгале – тевземцев.

Р.З.: – Среди этих первых номеров будут лидеры партий – соответственно Райвис Дзинтарс, Имантс Парадниекс, от наших Гайдис Берзиньш, Дзинтарс Расначс и другие. Если к нам захотят присоединится известные в обществе люди, то мы договорились, что вопросы включения в списки будем решать с обоюдного согласия. Поэтому я думаю, что мы будем очень рассудительны и не примем тех, кто решит баллотироваться ради денег или по другим эгоистическим причинам. Я упомянул, что в данной компании мы очень будем следить за этикой, поэтому в списки не будем включать людей, которые будут тянуть их вниз. Если общество увидет, что под нашей эгидой баллотируются люди, ранее зарекомендовавшие себя своими делами или многообещающие возможности, то, естественно, результат будет лучше. Ведь если политику больше не верят, он может говорить что угодно, но вряд ли он чего-то добьется на выборах. Я, слушая господина Шкеле, со многим согласен, но думаю, что он не сумеет убедить народ в том, что он сейчас говорит.

– Сколько мест в парламенте вы сами будете считать хорошим результатом?

– Оценки рейтингов могут быть самыми разными, наше объединение только-только образовано и есть данные только о первых измерениях. Поэтому я думаю, что после конгресса, эти результаты будут только идти вверх. Мы будем двигаться шаг за шагом, особо не думая о рейтингах. Думаю,что ни у кого уже нет сомнений, что мы преодолеем порог, но мы уже его перешли и теперь началась борьба за избирателя, который еще не сделал своего выбора и который может относится к нам с симпатией. Вариант от 10 до 20 мест кажется логичным, за который будет бороться национальное объединение, если не сможем конкурировать с более агрессивными конкурентами в плане рекламы и клипов на ТВ, а телевидение, как известно, очень влиятельный «ключ» к избирателям. Посмотрим, как отреагируют люди. Если поймут, что сейчас решающий момент с точки зрения будущего страны и что во время кризиса в Латвии многое может измениться, то наш результат может быть высоким, несмотря на ограниченную компанию.

– И остался еще один важный вопрос – многие утверждают, что общество разобщено, что существует две общины, какова силовая установка национально ориентированной политики в выравнивании известных отношений?

Р.Д.: – Национальные силы единственные, кто предлагает сегодня объедение общества. А именно объедение жителей Латвии независимо от происхождения на основе национального государства. До сих пор интеграция во многом проходила в деформированной форме, порождая образование двухобщинного общества. Именно в результате этой политики появились автомашины с российскими флажками, все чаще нас не могут обслуживать на латышском языке, мы уже не можем чувствовать себя в своей отчизне как дома. Если и была цель сплотить общество, то получилось все наоборот, ибо не сказали, вокруг чего сплачиваться. Для нас сплочение означает красно-бело-красный флаг, латышский язык, культуру, историю, все, что является нормальными символами сплоченности в любой стране, будь то Германия, Франция или Латвия.

Р.З.: – В первую очередь, в следующие четыре года следует сломать эту психологию, что Латвия когда-нибудь может потерять статус независимого государства и в какой-либо форме стать российской автономией. Для многих живущих здесь русских, которые смотрят российское ТВ и считают Путина или Медведева своим президентом, это станет существенным переломом в их мышлении. Перелом такой психологии, естественно, является правительственной задачей, дело это следует спокойно, с убеждением. Это в свою очередь создаст обстоятельства и мысли, что латышский язык может вернуться в быт и те русские, которые еще не знают государственного языка начнут его учить, а те кто знает – использовать, потому что по сути это будет в их же собственных интересах.

Р.Д.: – Как я уже сказал, мы не будем мерить размеры черепа и выяснять чистоту крови. В списках национального объединения будут и лояльные Латвии русские – по происхождению.

Эгилс Лицитис
08.07.2010

Источник - http://www2.la.lv/lat/latvijas_avize/jauna...esis/?doc=81197

Перевод – Riga.Rosvesty


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©