НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Юргис Лиепниекс: Маски пали
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
Neatkarīgā берет интервью у специалиста по общественным отношениям Юргиса Лиепниекса и политолога Филиппа Раевскиса.

- Как нынешняя политическая элита ожидает очередные выборы? С какими мыслями на челе и в сердце?

Юргис Лиепниекс:  – Думаю, что эти выборы отличаются тем, что все маски пали. Раньше политическая элита старалась притворяться, что у нее есть политические взгляды, идеи, что она правая, левая, что она национальная.. Она продолжает за это держаться. Хотя бы ради приличия. Хотя бы потому, что надо придерживаться хоть каких-то политических взглядов, идей и идеологий... Хотя эти взгляды  и не были глубокими.

Теперь маски наконец-то пали. И у нас теперь все вместе. И все, разве что за исключением «Центра согласия» и «Все для Латвии» продемонстрировали, что для них не важны вообще какие-либо политические принципы, идеи и взгляды. Именно элита массово демонстрирует, что способна предать любую идею ради прагматических, эгоистических целей.

И кажется, что общество это вообще не беспокоит. Общество это воспринимает как ожидаемые, закономерные действия. И приветствует любого, кто так поступает. Таким образом общество дает политикам понять, что оценивает их только и единственно по тому, насколько они лично симпатичны, их имидж и то, кем они пытаются казаться. Очевидно, общество все это время думало: все те идеи, о которых вы говорите, все это лишь дымовая завеса, прикрытие. Если народ готов настолько легко от них отказаться, то очевидно он никогда и не воспринимал их серьезно.

Филипп Раевскис: – Я думаю, что политика всегда была битвой за умы людей. И это и есть битва за умы. Но сейчас она превратилась битву за животы. И после этого конвертируется в парламент. Те, кто победит в этой битве за животы будут говорить друг с другом, но в этих разговорах не будет никакой идеологической подоплеки. Будут коалиции, у которых не будет непреодолимых преград. Просто не будет. Все преграды рухнут. Это продемонстрировало уже это правительство, которое в каких-то вопросах полагается на голоса ЗаПЧЕЛ. Разве такое было возможно еще совсем недавно?

С каждым следующим созывом политическая элита с точки зрения идеологии и идей становится все менее качественной. Она производит предложения на все более короткие сроки.

Зачем они борются за власть? Логично, чтобы удовлетворить свое честолюбие. Вроде в этом нет ничего не нормального, но… Большая часть не жаждет оставить после себя какое-то политическое наследие. Нормально, когда ты приходишь к власти и после этого начинаешь перестройку общества. Но здесь нет амбиций: вот я приду к власти и наведу в стране порядок так, как я считаю нужным. Нет, я приду к власти, получу должность и еще где-нибудь нагрею руки.

Ю.Л: -- мы строим мосты не затем, чтобы построить мост, а чтобы иметь возможность его стоить. Место в парламенте, должность министра становится наградой.

Ф.Р: -- Трофеем.

Ю.Л: -- который я выиграл. Поражаюсь словам госпожи Мурниеце, которая заявила, что она в политике всего уже добилась. Я так понимаю, что она имела в виду, что кем только она уже не успела побывать. Депутатом, министром…Но не это политические достижения. Политические достижения, это если бы она сумела добиться каких-то перемен в обществе. Повысила в два раза зарплаты. Или ВВП. Но нет, стала министром и уже всего добилась? Это мышление, что политика это всего-навсего соревнование эго. И ничего более.

– К чему ведет такое нивелирование в беспринципность и соревнование эго?

Ю.Л.: – К тому, что ты больше не можешь укорять людей, что они не идут голосовать. Какой в этом смысл? Какой смысл голосовать за Шлесерса или Элерте, если они все равно будут работать вместе. Какая разница, получит мой один голос Шлесерс или Элерте? Зачем мне вообще идти голосовать. Незачем! Если политики не придерживаются никаких принципов. Если бы я знал, что есть политик, который придерживается каких-то принципов, я бы за эти принципы голосовал.

– Сейчас акценты перенесены с идей на фигуры. Алчность людей, которых не общество, ни сами же эти люди не могут определить как политиков. Все те же носители масок сидят в Сейме. Кто-то с новой маской, а кто и вовсе ни с чем.

Ф.Р: –Жадность, это нормально. Потому что тебе необходима персонификация власти. Тебе надо видеть, кому доверять. Посмотрите на Америку. У них там сейчас наступило похмелье. Рейтинг Обамы падает. Он ни с чем не справляется. Они понимают, что он популист. Но ждут от него чудес. Рано или поздно маски падут. Наше несчастье в том, что из-за кособокой системы рекрутства нам сложно привлечь качественных людей на партийном уровне. Но именно там должны расти лидеры. Ненормально, если людей призывают в списки. Но не так страшно, если придет какой-нибудь популист. У Зигериста было свое видение. Была какая-то среда, но она изменилась. Теперь все они стали массой.

Ю.Л: – В «Латвийском пути» в свое время было много выдающихся личностей. Ты знал, за кого голосовать. За Зигериста – это было одно дело, за «Латвийский путь» – другое. Если ты голосовал за «Латвийский путь», ты знал, что отдаешь свой голос против Зигериста. Что они не будут работать вместе. Теперь же ты можешь голосовать как угодно, твой голос ничего не меняет.

Ф.Р.: – Все «работают» на благо Латвии. Сейчас это значит выполнять условия Международного валютного фонда. А не общества.

Ю.Л.: – Все – на благо Латвии. И скоро нас ждет настоящий парламентский кризис. В начале человек не голосует инстинктивно. Он не может сформулировать свои претензии, но чувствует, что у него они есть. Чувствует, что никто с его голосом не считается. В какой-то момент он начнет это формулировать и придет к пониманию. Тогда мы действительно получим то, что нет никакой мотивации идти на выборы. Думаю, сегодня такой кризис еще не наступил.

Но еще через четыре года опять будут выборы. Опять у нас будут АШ в квадрате. Не, они будут зваться по-другому, но опять Шкеле со Шлесерсом и Стендзиниексом будут говорить одно, а Элерте с Кристовскисом другое. И если система не изменится, станет ясно, что больше это терпеть нельзя.

– Что же обуславливает такую «эволюцию» политической элиты?

Ю.Л.: –Я думаю, что нынешнее поколение власти себя изжило.

Ф.Р.: – В парламенте политику создают люди, которые считают, что в шестьдесят лет жизнь уже кончена и человек уже старик. И хотя наша страна уже и так состарилась, то и политика в связи со взглядами этих людей тоже.

Ю.Л.: – В свою очередь поколение, которое могло бы прийти на смену нынешней власти, не готово ее взять. Условно, тридцати- сорокалетние к этому не готовы. Они, я не хотел бы говорить, предали… они махнули рукой на эту страну. Но они ведь могли бы… Некоторых мы видим. Кокина, Ошлейса.. Несколько людей из следующего поколения. Но и они кокетничают…

Ф.Р.: – Это еще больше провоцируют новые технологии, дающие ощущение, что ты можешь повлиять на политику из вне. Комментирующее участие. Зачем мне идти в парламент, если я могу высказать свое мнение иначе.

Ю.Л.: – Молодое поколение в лучшем случае готово занять критическую позицию. Или они принимают нормальное, понятное решение, что их приоритетом является забота о себе и своей семье, занятие своей карьерой и образованием. А не политика.

Ф.Р.: – Но никто власть новому поколению на тарелочке не преподнесет. Ее надо завоевать.

Ю.Л.: – Возможно подсознательно они чувствуют, знают, что и у них нет идей, что и они не могут. Поэтому кормят свое самосознание критикой. Но избегают переходить границу и брать на себя ответственность. Кроме того, в латвийской политике доминируют люди, которые по развитию своего интеллекта, идеями, в плане технологий и структуры своего мышления представляют не современную Европу, а какой-то переходный период девяностых годов. Какую-то кучку самоучек, ремесленников, энтузиастов. И тут же мафия… Эра кооперативов.

– Как вы оцениваете генезис «Единства»? Кем является Сармите Элерте (с группой) в Единстве?

Ю.Л.: – Больше всего мне не нравится то, что госпожа Элерте со своими соратниками вступила именно в «Гражданский союз». «Гражданским союзом» руководит г-н Кристовскис, чьи национальные взгляды до сих пор были вроде как несомненны. В свою очередь г-жа Элерте, судя по всему, явно не желает принимать участия в политических дискуссиях. Чтобы ничего не сказать. На случай, если придется менять свое мнение. Мы фактически не знаем ее позиции ни по одному политическому вопросу. С момента вступления в политику она, если не ошибаюсь, дала два с половиной интервью. В одном из интервью порталу politika.lv она таки высказала несколько политических взглядов. Например, что необходимо создать латвийскую нацию, которая бы состояла из латвийцев всех национальностей. Проблема в создании этой новой нации в том, что латышская этническая группа заняла все права на слово «латвиец».  То есть обладательница таких взглядов согласилась вступить в [партию] господина Кристовскиса, на домашней странице которого мы можем прочитать все, против чего он выступает. Все идеологические тексты там выдержаны в совершенно ином тоне. И мы вновь возвращаемся к тому, что маски пали. Нет взглядов. Ни у г-на Кристовскиса, ни у г-жи Элерте, ни у кого-либо еще в «Единстве».

– Отказ «Все для Латвии!» и тевземцам была попытка отказаться от взглядов?

Ю.Л.: – Думаю, что в желании привлечь тевземцев не было никакой связи со взглядами, а определенные прагматические соображения. И именно, что в рядах ТБ/ДННЛ есть кто-то, кто может принести деньги.

Ф.Р.: – Политическая комнатка у тевземцев совсем маленькая, но экономическое влияние они имеют до сих пор.

Ю.Л.: – Она ветераны политики, что возможно может помочь уладить определенные дела. Но никаких принципов. «Единство» создается вокруг премьера и его партия и в этом плане является аналогом российского «Единства». Нынешняя структура власти пытается себя сохранить. Без каких либо принципов включить все, что только можно. С одной целью – сохранить власть.

– Кем являются АШ в квадрате и «За достойную Латвию!» и кто для них Гунтис Ульманис?

Ф.Р.: – Это синтетика. Синтетическое, меркантильно созданное объединение. Расчет здесь простой – получить места в Сейме.

– Доминанты либидо – желание получить власть?

Ф.Р.: – Это не желание власти, это необходимость во власти. В этом смысле это нормальный план компании. Если у тебя довольно безнадежные исходные данные, низкие рейтинги, ты начинаешь что-то конструировать. Это поиск конструкции. Как стариков упаковать по-новому. Сделать ребрендинг. Задача – дать новое название тем же самым старым, давно известным продуктам. Изучается, какой бренд общество примет лучше. Гунтис Ульманис может отвлечь внимание от этой кухни. Пока идет этап перехода от старого бренда на новый.

Ю.Л.: – Ульманис не появился ниоткуда. Кто был первым? Белевич? Попытались выдвинуть его. Затем было решено, что Белевич для этой роли не годится. Был выдвинут Экис. Однако, так же как и с Белевичем было решено, что Экис конечно хорош, но и он не годится для этой роли. Теперь третья попытка. Поставить на эту должность Ульманиса. Который все-таки был президентом Латвии и есть надежда, что он не станет говорить глупости.

Ф.Р.: – Добавьте сюда еще фактор фамилии.

Ю.Л.: – Это тоже ценно. Первый президент после восстановления государства.

– Меня смущает не фамилия и не Ульманис, как фигура, а вектор выбора. Речь идет о новой политике, но почему в именно Ульманис, а не, например, Кауперс (солист Prata vetra - прим.пер).

Ю.Л.: –  Потому что Ульманис готов прийти не только по первому свисту, но и на «эй ты!» и он уже тут как тут. Уже готов занять любое место. А Кауперс на такое не пойдет. Можете пообещать ему золотые горы, он все равно не пойдет. И это этим людям не понятно. Это выше понимания политической элиты. Обещают золотые горы, а он не идет. Псих, однозначно. А если человек псих, то с ним ничего не поделаешь.

Читаю, что кого-то задержали за передачу взятки в 190 000 латов. 190 000 латов! То есть какой-то псих ее не взял. Это невозможно. Как можно не взять. Есть люди, которые уверены, что берут все и вопрос только в величине взятки. А не принципах. Однако в нашем коррумпированном государстве, оказывается, есть люди, которые не берут. Наверняка их не много…

Ф.Р.: – Нет, нет.. будем надеяться, что таких много.

Ю.Л.: - И все равно в этой стране есть люди с принципами. В том числе и политическими. Которые не пойдут куда угодно только потому, что это для них выгодно. Такие люди выдавливаются из систем. Потому что они ее разрушают. Они не нужны. Нам нужны люди, которые могут вступить в любую партию.

Ф.Р.: – И переходить из партии в партию без каких-либо угрызений совести.

Ю.Л.: – Поэтому уже сейчас появились политики, которые избегают, которые знают, что ничего нельзя говорить. Потому что все, что ты скажешь, может быть использовано против тебя. Я согласен с тем, что говорит Филипп и хотел бы отметить, что как у предпринимателей, как у «Народной» так и «Первой» партии помимо всего вышесказанного есть еще одна вещь, которая их объединяет. Они считают,  что, во-первых, «Новое время», а во-вторых «Единство» разрушают государство. Они считают, что эти люди деструктивны. Что у них отрицательная программа.

– Но и вторые говорят о них тоже самое.

Ю.Л.: – Так и есть. Но многие уверены, что подход НВ вреден. Что они последовательно вынуждают тебя покинуть страну. Или прекратить тут любую бизнес-активность.

– Как вы оцениваете беспокойство, что Центр согласия может получить власть?

Ф.Р.: – Они еще не продемонстрировали, что могут преодолеть этнические барьеры. Но они молодцы, показали латышским партиями, что необходимо интегрировать в свои ряды владельцев СМИ. Но чтобы получить серьезное количество мест в парламенте, чтобы стать неизбежным партнером по коалиции, им необходимы голоса латышей. Это их главная проблема. Не знаю, как они сумеют ее разрешить.

Ю.Л.: – Я согласен с Филиппом в вопросе этнической границы. На этих выборах они определенно ее не преодолеют. Но считаю, что они будут неизбежным партнером. Они будут в будущем правительстве. По разным причинам. Главное – выглядит все так, что в будущем Сейме будет меньшая разобщенность. То есть если с одного края будет «Единство», с другого -- крестьяне и АШ в квадрате, то любому из них будет проще сотрудничать с «Согласием», нежели между собой. И с точки зрения политического прагматизма это правильнее. Спокойнее, стабильнее... То есть «Согласие» будет той невестой, за руку которой будут бороться «Единство» и другие. ЦС получит достаточно голосов и без преодоления этнических границ. Затем, если они будут в правительстве, у них будет возможность (не знаю, используют ли они ее) сделать так, что этническая граница была пройдена.

Ф.Р.: – Самая большая для них опасность в том, о чем мы ранее говорили. Все говорят со всеми. А в этом случае в решающий момент может сработать стереотипное отношения – что это мы с «Согласием», пусть они сидят…

Ю.Л.: – Конечно, мы можем драматически ошибаться, говоря, что Сейм будет менее разобщен. Считая, что маленьких будет меньше, а «Единство» одним большим. Но на следующий день после выборов может оказаться,  что Единство – это много маленьких. Это весьма вероятный вариант.

Ф.Р.: – Это совсем другой фон. Лучшие умы над ним уже работают.

– Что-то интересное останется за 5% барьером?

Ф.Р.: – Мне нравится «Все для Латвии!» То как они преподносят себя в интервью, на плакатах, все это хорошо сделано. В этом есть определенный вкус. Главное его не испортить.

Ю.Л.: – Насколько я могу судить, Райвис Дзинтарс умный человек и наверняка будет талантливым политиком. Но сейчас он ни психологически, ни эмоционально не готов к большой политике. Это очевидно. Он подросток. Я вижу это не только по интервью и фото, но и по телепередаче, в которой выступали Дзинтарс, Якринс и Ашераденс. Речь шла о том, что в «Единство» их не возьмут. Вместо того, чтобы поставить Ашераденса на место, благодаря Райвису Дзинтарсу они все между собой переругались. Ашераденс сказал, ну, вы видите? Сам, будучи не опытным политиком, он обыграл Райвиса Дзинтарса.

Ф.Р.: – Дзинтарс гребет как умеет. Он, как молодой политик нуждается в менторе. Политике со схожими взглядами и опытом.

Ю.Л.: – Умный человек может учится по умным книгам и Бисмарку. Я думаю, что с головой у него все в порядке.

– Какой будет предвыборная компания?

Ю.Л.: – Прогнозируемой.

Ф.Р.: – Дорогой. Хотя дорогой будет только одна. С другой стороны нервы у спонсоров вибрируют. Тратят, тратят..

Ю.Л.: – В отличие от ЦС или АШ, чем больше денег соберет «Единство», тем больше будут у них внутренние разногласия. Думаю, что архитекторы идеи «Единства» и спонсоры видят, что она с каждым днем теряет силы. Ибо если кто-то дает деньги, то он дает их не «Единству», а Кристовскису, Домбровскису.. Идея была красивой, но деньги их развели и только все испортили. АШ по всем этим вопросам сумели договориться четко, точно и без обид.

Ф.Р.: – Как говорят классики – в форме гражданско-правовой сделки.

– То есть компании будут направлены на укрепление имиджей?

Ю.Л.: – Компания АШ в квадрате и «За достойную Латвию!» не предложит, не собирается и не в состоянии предложить политику. Вообще никакой. Но они предлагают архетипы. А именно, мы старички, у которых по утрам еще стоит. Мы ненормально энергичны, мы ракета и бульдозер, мы заставим дела двигаться. Мы сумеем довести их до конца. Мы ни на минуту в себе не сомневаемся. Они предложат брутальную, маскулинную энергию.

– В одном трактате по психопатологии я читал, что то, что стоит по утрам не такая большая проблема, а вот по вечерам…«Единство» может упирать на вечера.

Ю.Л.: – «Единство» скажет: мы, все хорошие люди, выходим на решающий бой с врагами нации. Врагов двое. Угадайте, как их зовут?

Ф.Р.: – Они не могут их назвать по именам, потому что с ними неизбежно придется вступить в коалицию.

Ю.Л.: – И оба этих объединения умалчивают главные проблемы людей. Безработица, долги, экономическое развитие…

Ф.Р.: – У АШ в квадрате обязательно будет что-то по поводу рабочих мест.

Ю.Л.: – Формально в их программе будет много чего. Но по сути оба этих объединения в своей коммуникации с обществом будут избегать говорить о проблемах, которые больше всего заботят людей. Поэтому у всех будут результаты хуже, чем они ожидают. Это мои прогнозы. Осталось 100 дней. Если бы у кого-то было бы стоящее предложение, мы бы об этом уже знали. А то, что есть, это все не то.

Ф.Р.: – Например, то, что «Единство» говорит о Западе, восточном выборе…

Ю.Л.: – Кто так думает? Необходимо правительство, которое сможет отдать долги и развивать экономику. Ликвидировать безработицу. Помочь людям. Учителям, детям… Дать стране надежду. Об этом политики не хотят говорить сейчас и, скорее всего, будут избегать это делать и дальше

Ф.Р.: – Вернемся к тому, что это будет борьба за животы. Вещи, которые дают простые решения. Построим вавилонскую башню, чтобы у всех была работа. На уровне лозунгов. Но на уровне идей нет решений, на какие пути следует направить государство, чтобы решить структурные проблемы.

– Кто будет определять повестку дня после 2 октября?

Ф.Р.: – Я думаю, что она не изменится. Никто не отменит долг валютному фонду, никто не отменит создание бюджета в соответствии с этим меморандумом...

Ю.Л.: – Конечно, политическую повестку дня будет определять необходиомсть снижения пенсий.

Ф.Р.: – И быстро и радикально изменить возраст выхода на пенсию. То есть реформа всей социальной системы. Скомканная, срочная… И опять в ее основе будет не идея, а фискальные мотивы.


Виктор Авотиньш
30.06.2010

Источник - www.nra.lv, перевод с печатной версии издания

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©