НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА
"Осенний кот ". Автор Георгий Дмитриев
Повесть
Георгий Дмитриев

ТИШИНА
Часть первая

ВЗМОРЬЕ
Глава первая

Двое молодых людей, полуобнявшись, одиноко шли по юрмальскому пляжу. Было немного зябко, осенний, уже октябрьский ветер мягко, но настойчиво напоминал им о надвигающейся поре ненастной погоды. Ему было двадцать семь лет, ей чуть больше двадцати. Сергей, а его так звали, работал корреспондентом в одной из рижских русскоязычных газет. Она - ее имя было Лина - училась на втором курсе юридического факультета Латвийского университета. Они определенно подходили друг другу. Сергей был высоким стройным молодым человеком с тонкими благородными чертами лица, Лина выделялась спортивной точеной фигуркой. Они были красивой парой.
- Знаешь, до жути люблю это побережье. Постоянно приезжаю сюда, чтобы подумать или просто побыть одному. В этом пространстве теряешься. Многих тянет к морю. Начинаю иногда понимать Петра с его "Мон Плезиром". Давай как-нибудь съездим в Питер - покажу тебе этот дворец.
В ответ Лина смущенно и с несколько затуманившимся взглядом улыбнулась. С легким едва заметным латышским акцентом спросила: " Мне иногда кажется, что ты очень любишь Россию". Он долго молчал. Тем временем к ним подошел гулявший по пляжу кот и стал ласково тереться о ее ноги. Это пушистое существо всем своим видом показывало, что ему жаль расставаться с хорошей погодой и таким же настроением. Лина улыбнулась коту, и они пошли дальше. Зверек остался сидеть на прежнем месте, завороженно смотря на выглядывающее из-за туч солнце.
Сергей обнял девушку и нежно поцеловал. "Знаешь, - сказал он, - не могу сказать точно. Я был два раза в Питере и один раз в Москве. Там все не так, как здесь. Они и думают по-другому, и иначе смотрят на жизнь. Да и мы, здешние русские, России вообщем-то не нужны. Но меня почему то тянет туда".
- Почему?
- Я вообще своеобразный человек.
Лина провела пальцами по его грубой шершавой ладони и тихим, немного ироничным голосом сказала: "Я заметила". Потом посмотрела в глаза и, весело усмехнувшись, добавила: "Сумасшедший".
Они шли по взморью, держась за руки, и вид у них был настолько счастливо-беспечный, что казалось, так будет всегда. Сергей и Лина взбежали по ступенькам, ведущим к "Черепашке", не забыв похлопать ее по бронзовому панцирю, и безлюдной улочкой побрели на Йомас выпить горячего вина.
Они зашли в сохранившуюся еще с советских времен скромную кафешку в виде деревянного домика с большой террасой. За стойкой стоял флегматично-спокойный бармен. В углу горел, потрескивая дровами, камин. Молодым людям принесли глинтвейн, и они долго сидели за столиком, любуясь огнем. Обстановка настраивала на философский лад, и Лина вернулась к начатому у моря разговору. Она, словно боясь потревожить окружавшую их тишину, тихо спросила Сергея:
- А какую страну ты считаешь Родиной?
- Не знаю. Но не Латвию и не Россию. Наверное, даже не страну, а город - Ригу.
- Интересно. Знаешь, а я больше люблю Латгалию. Я провела там детство. Небо очень красивое в тех краях - высокое и голубое.
Сергей задумчиво провел рукой по ее волосам и, заглянув в глаза, с некой иронично-веселой ноткой спросил: "А для Вас, девушка, что такое Родина?" Лина, услышав "Вы", изобразила задорно-злобную рожицу, но потом сказала:
- Для меня Латвия.
- Это очень здорово.
- Почему здорово?
- Хорошо, когда у человека есть настоящая Родина, а не просто родной город. У меня подобный разговор был как-то в России. Моего собеседника как током ударило, когда он представил, что можно жить без Родины.
- А Латвия - почему не Родина?
- Латвию очень люблю, я живу здесь с рождения. Но Родину нельзя назначить. Она либо есть в душе, либо ее там нет.
"Понятно", - практически по слогам сказала Лина и обняла одной рукой Сергея. Они замолчали, и в кафе опять воцарилась тишина. Девушка смотрела на огонь и маленькими глотками пила еще не остывшее вино. Потом, вспомнив что-то, изящно повернулась к Сергею и с любопытством в голосе спросила: "А кто тот человек, которого мы встретили вчера на Домчике?" Он на самом деле запомнился ей - поджарый мужчина лет сорока, невысокого роста, с жестким волевым взглядом. Казалось, что он был всегда готов к драке.
- Его зовут Кирилл. Не скажу, что он мой приятель. Скорее, старый знакомый. Русский политик из числа оппозиции. Сегодня вечером пригласил на рюмку чая. Хочешь, пойдем вместе.
- Хочу. А чем он занимается?
- Он философ и стратег, я уважаю его интеллект, хотя по многим вопросам мы расходимся. А вообще, он уникальный человек. Выражаясь высокопарно, в нем воплотился дух нашего города, очень специфический дух.
- Ты, конечно, имеешь в виду Ригу?
- Да. Ригу - этот странный мистический город, который "выковывает" личности, подобные Кириллу.
- Ты тоже, по-моему, один из таких людей.
- Наверное, - с некой усмешкой сказал Сергей, задумчиво глядя куда-то в даль.
Они вышли из кафе и еще долго бродили по Йомас. Юрмала в октябре вообще лучшее место для уединенных прогулок.

Продолжение следует.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©