НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Василий Лихачев: проблема с дискриминацией нацменьшинств в Прибалтике так и остается нерешенной
интервью
В прошлом сенатор и посол России при ЕС, Василий Лихачев сегодня в Министерстве юстиции курирует вопросы международного сотрудничества. Можно сказать, что профиль его работы не изменился, но есть и свои нюансы.

— Василий Николаевич, защита прав российских граждан за рубежом — тема важная. А насколько хорошо это удается Министерству юстиции?

— Министерство юстиции России совместно с МИДом, Министерством социальной политики и здравоохранения, Министерством образования подобные вопросы держит под особым контролем. Достаточную огласку получило не только дело российской гражданки Ирины Антоновой в Финляндии. Дети, рожденные в совместных российско-финских браках, испытывают, мягко говоря, правовой и социальный дискомфорт. Таких случаев сегодня зафиксировано более десяти. Можно вспомнить и аналогичное дело французской гражданки Захаровой. Речь идет о весьма серьезных правовых проблемах. Например, у нас нет с Финляндией двустороннего соглашения, которое бы позволило оперативно вмешаться в ситуацию. Финская сторона считает, что им хватает Гаагской конвенции 1980 г. о гражданских аспектах международного похищения детей, а нам этого недостаточно. Так что приходится действовать постепенно. Сейчас вместе с МИДом лоббируем идею создания российско-финской рабочей группы, которая могла бы вырабатывать рекомендации по разрешению конкретных инцидентов. Кстати, с французскими коллегами мы уже договорились о создании комиссии, которая будет заниматься проблемами ювенальной юстиции, в ноябре этого года состоится официальная презентация проекта. Надеемся, что нам удастся в итоге переломить зарубежную практику принятия судебных решений не в пользу российских граждан.

— Наверное, иностранные суды просто больше склонны защищать интересы своих граждан…

— Но это не отменяет проблему гармонизации национальных правовых систем России и зарубежных стран. На переговорах с Европейским союзом по подготовке нового базового соглашения данная проблематика является одной из приоритетных.

— Пока, насколько я понимаю, разработка и подписание двусторонних соглашений стоят на первом месте. Одно время сложилась достаточно проблемная ситуация с усыновлением российских детей гражданами США. Американцы — трудные партнеры по переговорам, насколько мы смогли отстоять свои интересы?

— Здесь активную роль сыграл министр юстиции РФ Александр Коновалов (это не комплимент, а констатация факта). Он уже сумел договориться с американцами о создании нескольких рабочих групп о выдаче осужденных, об исполнении судебных решений, о правовой помощи в уголовных и гражданских делах. А сегодня мы близко, процентов на девяносто, подошли к тому, чтобы подготовить двустороннее российско-американское соглашение по детскому вопросу. Самое главное — власти США принимают на себя ответственность за усыновленных российских детей.

— А разве этого не было раньше?

— Существовала интересная коллизия, когда американские власти только лишь наблюдали, не вмешиваясь в процесс усыновления, который был полностью частным делом. Да, шериф мог приехать в семью и посмотреть, что там происходит с ребенком, но это не было плановой работой, скорее, реакцией на громкое происшествие. Поэтому сейчас мы выстраиваем серьезную систему контроля, что будет зафиксировано в соглашении. Это позволит нашим компетентным органам направлять официальные запросы представителям американских властей, которые будут обязаны отвечать на них.

— Получается, что работник американской социальной службы будет в течение стандартного срока, раз в полгода или год, проверять, как живется усыновленному ребенку в семье, после чего отчет напрямую уйдет в Москву?

— Может быть, и так. Но давайте дождемся окончательного согласования документа. Он очень интересный, думаю, станет образцом для подписания аналогичного рода соглашений между Россией и другими государствами.

— Напомню еще один сюжет, сравнительно недавний, задержание американскими спецслужбами российского летчика Юрия Ярошенко, о чем дипломатические службы России не были вовремя поставлены в известность.

— Для меня эта история просто удивительна, поскольку обмен информацией между Вашингтоном и Москвой сегодня настолько плотный и интенсивный, что задержку в получении соответствующих уведомлений понять трудно. Недавно я принимал заместителя американского посла в России и назвал ему фамилию нашего летчика. Примечательно, что это оказалось новостью для моего собеседника. А объяснения Госдепартамента США, которые я видел, вызывают улыбку. Вместе с тем реакция Вашингтона на озабоченность России судьбой своего гражданина показывает, что «перезагрузка» межгосударственных отношений существует не на словах, а на деле. Можно даже говорить об улучшении состояния этих отношений.

— В республиках Прибалтики живет немало российских соотечественников. Защитой их прав Вы занимались еще на посту представителя РФ при Европейском союзе. Что изменилось с тех пор?

— К сожалению, все существующие проблемы так и остаются нерешенными. Особенно что касается неграждан прибалтийских республик. Это нонсенс. Я как бывший посол при ЕС не могу найти сколько-нибудь вразумительного объяснения позиции официального Брюсселя. Верховные комиссары Совета Европы и ОБСЕ по делам национальных меньшинств постоянно говорят, что в Прибалтике целенаправленно долгие годы системно нарушаются права и свободы человека. Тем не менее на это закрывают глаза. Вижу за этим политику евроэгоизма, двойных стандартов. Рано или поздно она обернется против самой Европы.

— С французами договориться можем, с американцами можем. Почему с Прибалтикой не можем?

— Хороший вопрос, ведь желание договориться со стороны Москвы есть. Думаю, что в ближайшее время у нас появится возможность начать, наконец, конструктивные переговоры. Здесь свою роль играет и фактор улучшения российско-американских отношений. К мнению Соединенных Штатов и Рига, и Вильнюс, и Таллин привыкли прислушиваться.

— До сих пор мы с Вами говорили о странах, где права российских граждан защищают не очень хорошо. Но есть государство, где иные российские граждане защищены просто «прекрасно». Это уже не устраивает российскую прокуратуру. Я имею в виду Великобританию.

— Здесь речь идет о вопросах выдачи, а это не совсем наша компетенция. Впрочем, судя по всему, через несколько месяцев можно ожидать, что и в российско-британских отношениях произойдут перемены к лучшему. Во второй половине этого года в Москву приезжает новый министр иностранных дел Великобритании. И одной из основных тем для переговоров будут проблемы, относящиеся к ведению министерств юстиции наших стран. Здесь речь может пойти об активизации совместной антитеррористической деятельности, борьбе с наркотрафиком.

— Защита прав граждан — это дорога с двусторонним движением. И к Вам наверняка обращаются послы иностранных государств, поднимающие вопросы о своих соотечественниках. Такое часто случается?

— Как раз перед Вами вышел посол одной из восточноевропейских стран, который попросил рассмотреть вопрос об изменении меры пресечения гражданину своей страны, которого арестовали по подозрению в совершении экономических преступлений. Обмен и выдача, исполнение судебных поручений по уголовным и гражданским делам — со всем этим мы ежедневно сталкиваемся, общаясь с представителями иностранных государств. Как видите, и здесь для нашей страны важно иметь хорошую международную правовую базу. Однако одних общих деклараций мало, поэтому акцент сегодня мы делаем на разработку программ, в которых конкретизируются обязательства сторон. На днях, например, подобная программа одобрена соглашением между нашим министерством и министерством юстиции Польши. Это и изучение опыта работы пенитенциарной системы, адвокатуры и нотариата, и оказание бесплатной правовой помощи. Варшава предложила на территории Польши создать центр изучения современного российского права. Эту практику мы намерены распространить и на другие страны, включая государства-участники СНГ.

— Соглашения соглашениями, но лучше всего дела решаются там, где есть «неформальная дружба» между коллегами из министерств различных стран. Согласны?

— Пожалуй, ответ на этот вопрос мои заграничные партнеры будут читать особенно внимательно. Но такова жизнь, что поддерживать одинаковые рабочие отношения со всеми 192 государствами — членами ООН никому еще не удавалось. Конечно, Россия не исключение. Но есть, что называется, «передовики». Очень хорошо идет диалог с министерством юстиции Италии, резко продвинулись вперед за последние два-три года взаимоотношения со Швейцарской конфедерацией и Словакией, не хочу загадывать, но есть все шансы добиться такого же уровня сотрудничества с Польшей. Считаю, что высокий уровень сотрудничества по линии министерств юстиции благотворно влияет на межгосударственные отношения наших стран в целом.

— Тогда уж называйте и тех, с кем договориться пока не очень удается.

— Определенные сложности испытываем с представителями Японии, Китая и Южной Кореи. С Пекином приходится решать серьезные вопросы по защите интеллектуальной собственности. В августе предстоят переговоры с китайской стороной, где будем вынуждены говорить в том числе и об этом. Вообще защита интеллектуальной собственности, насколько я могу судить по своему опыту работы, сегодня становится одной из ключевых для нашей страны. Может быть, стоит задуматься о создании федерального ведомства, которое бы полностью концентрировалось на этой задаче.

— Еще одно ведомство?!

— Ну, если судить по опыту переговоров с китайскими товарищами, там сил одного министерства явно не достаточно, требуется консолидация усилий.

— Это уже получается защита за рубежом прав не российских граждан, а компаний. Кстати, этим Вы тоже занимаетесь?

— Министерство иностранных дел. Хотя, на мой взгляд, Министерство юстиции могло бы оказывать помощь отечественным компаниям. По крайней мере, ставить вопросы о недобросовестной конкуренции. Можно говорить и о консультационной помощи при рассмотрении дел в зарубежных судах тех стран, где функционируют наши корпорации. Не секрет, что в ряде европейских государств обсуждается идея внесения в национальные законодательства поправок, ограничивающих участие в национальной экономике иностранного бизнеса. Нельзя утверждать, что это направлено исключительно против российских интересов, но ведь способно ударить и по нам. Достаточно напомнить, что и без новых законов уже сегодня периодически атакуют «Газпром», «Ренову», «Русал». Эти проблемы следует решать не точечно, а через межгосударственные договоренности.

— Вы упоминали о необходимости искать пути для достижения договоренностей. Насколько помогает в работе такой дипломатический подход?

— Можно сказать, это мое кредо, потому что дипломатия как инструмент, как методология, с моей точки зрения, помогает создать интеллектуальную общность и, главное, выйти на решение, которое будет опираться на международно-правовые обязательства с учетом российских национальных интересов и приоритетов. Диалог должен быть максимально дипломатичным. Конечно, при необходимости следует проявлять твердость в отстаивании своих позиций и даже жесткость.

Беседовал Станислав Стремидловский
25.07.2010


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©