НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Андрис Грутупс: К власти пришли полные посредственности
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
О предложении президента Валдиса Затлерса расширить полномочия президента и позволить народу выбирать президента страны мы беседуем с известным адвокатом Андрисом Грутупсом.

– Почему Вы считаете, что необходимо укрепить институт президентства, в будущем сменив систему парламентской республики на модель президентской республики?

– Весь предыдущий опыт показал, что нынешняя политическая система малоэффективна.

– Завершая весеннюю сессию Сейма, президент в своей речи сказал, что в форме госуправления  ничего не изменится. Это весьма распространенный аргумент для обоснования того, что нет необходимости вносить никаких  изменений в существующую систему. Как вы оцениваете этот аргумент?

– Думаю, что как президентская, так и парламентская республика – это две разные формы демократического управления и каждый народ должен найти оптимальную для себя форму управления. Нельзя забывать, что латыши довольно молодая нация. Здесь не хватает традиций и понимания послания нации и нынешняя форма управления продемонстрировала, что с ней нация не способна выполнить ни одной задачи. Мы попали в самую плохую ситуацию среди стран  ЕС в плане безработицы и это результат того, что все эти 20 лет у нас была парламентарная форма правления, ибо только благодаря ей к власти пришли абсолютные посредственности. Не все люди мудры. Они изворотливые, хитрые интриганы. Большая часть энергии политиков уходит на интриги и оговаривание друг друга. Для строительства государства, развития нации и изучения послания у них не остается ни времени, ни мозгов. Огромный идеологические кризис продемонстрировал, что из этой экономической и идеологической ямы нас может вывести только сильная централизованная власть, рядом с которой существует парламент, которые выбирают по тем же самым принципам, что в вое время и Верховный совет. Нынешний Сейм качественно невозможно сравнить с бывшим Верховным советом, в котором было много докторов наук, академиков и самостоятельно думающих людей.

– Совсем недавно Киргизия сменила президентское правление на парламентарное. Вы же предлагаете наоборот.

– Оставим это самим киргизам. Как я уже сказал, каждый народ ищет оптимальную для себя форму управления. Пусть они попробуют парламентарную форму. Они тоже ищут пути существования нации. Я же уверен, что для нас парламентская система не подходит, об этом свидетельствует и 1934 год. Нельзя отрицать, что после 1934 года (роспуска Сейма) начался экономически и идеологический расцвет. Появилось почти целое поколение, очень национально патриотически настроенное. Почти, потому что не хватило времени.

– Как застраховаться от того, чтобы президентом не выбрали какого-нибудь авантюриста или жулика?

– Полностью застраховаться от этого невозможно, но люди, которые будут претендовать на пост президента,  будут до изнеможения проходить через нескончаемые собрания и выступления. Они должны будут ответить на самые разные неприятные вопросы от самых разных аудиторий. Неужели мы настолько глупы, что не сможем в итоге понять, кто есть кто? Такие как Валдис Затлерс на подобных выборах никогда бы не были избраны. С его умением выступать - никогда. Думаю, что ни один из президентов, которые в эрзац-порядке были выбраны, не были бы избраны при прямых выборах.

– Почему же общество так слабо поддерживает введение президентской системы?

– Я бы не сказал, что в обществе малая поддержка.

– Возможно, в обществе и есть поддержка, но серьезные эксперты – политологи, социалантропологи и другие агенты влияния, которые создают общественное мнение – эту идею вряд ли одобряют, сразу вспоминая Ульманиса, Сталина, Гитлера и других  гробовщиков демократии.

– У нас очень много вроде как в престижных школах учившихся людей, чьи головы забиты различными либеральными теориями. Но по настоящему мудрых людей, которые могли бы на основе реальных жизненных обстоятельств сделать правильное решение, нет. Таких очень мало. Очень. Меня не удивляет, что все эти умники, которые преподают в различных университетах и других высших учебных заведениях, не говорят о своем понимании. Они говорят о том, чему их самих научили. Эта лавина либеральных идей, которая сошла на Латвию в начале девяностых годов, была просто ужасна. Взять хотя бы приоритет прав человека над всеми другими правами, включая национальные права. Это ужасно, что людей можно так одурачить и рассказывать, что так и должно быть. Я не говорю, что у прав человека нет своего места в том мире, но они есть и остаются фикцией.

Никто не может отменить национальный вопрос. Человек не рождается просто человеком. Он рождается в конкретной семье, в конкретном народе, с конкретном языком и традициями. И он с этим всю свою жизнь, за редким исключением так и живет. Это постоянно и вечно. А все эти либеральные идеи это только культурная язва, которая может постоянно меняться. Главная задача человека  – основать семью, произвести на свет потомков, накормить и поддержать своих детей. Человек не рождается, чтобы реализовать какие-то права равноправия полов или принципы прав сексуальных меньшинств. Это все мода и чистый блеф, с помощью которого отдельные, интеллектуально сильные нации сознательно распространяют свои эгоистические интересы. На различных семинарах, симпозиумах все эти глупости вдалбливали и продолжают вдалбливать в наши головы и теперь эти люди фильтруют теории, которые у них набиты в голове. Им следует пожить меж реальных людей и посмотреть, что происходит в жизни. Мы каждый вечер видим по телевидению, что лидеры одних партий всегда сердиты и обижены, и все что мы от них можем слышать, это что во всем виновата оппозиция, что они корень всего зла. Чего можно ждать от человека, от которого годами не произнесена ни одна позитивная идея, что следует делать. Это все говорит о том, что эта когорта, которая собралась в Сейме и позже создала правительство - очень посредственные люди со своими комплексами, которые проводят большую часть времени, друг друга оговаривая.

– Но так происходит во всем мире. Интеллектуалы собираются в престижных университетах, где они могут друг с другом философствовать и не мешают посредственностям делать свои дела.  От того, что правят посредственности никуда не деться.

– Да, но всегда можно надеяться на лучшее. Если государство из-за своей идеологической и экономической политики попадает в ситуацию, когда большая часть нации вынуждена уезжать из страны, то надо начинать думать, чья в этом вина.

– Вряд ли в ближайшие годы будет введена система президентского управления государством. Но как вы оцениваете предложенные Затлерсом расширение полномочий президента и изменение порядка выборов президента, доверив это народу?

– Я эту речь слышал, а позже и прочитал. Несомненно, это лучше нынешнего порядка. Возможно это компромисс на пути к президентской республике, что намного лучше нежели нынешний порядок.

– Что вы подразумеваете под нынешним порядком?

– Что президента выбирает Сейм. Что какие-то десять, пятнадцать человек договариваются выдвинуть конкретную фигуру, зачастую в большой спешке и случайного человека с совершенно непонятными мотивами. В результате к власти приходит человек, который абсолютно не подготовлен к этому посту и от которого можно ждать всяких чудес. У нас были президенты, которые не знали, что им делать, которые думали только о своей личной карьере и которых мотивировало осознание их власти и вновь те, кто абсолютно не понимал куда и зачем попал и мы не можем вырваться из этого круга. Мы создали и поддерживаем целый институт, невероятно малоэффективный. Какая радость тратить на него такие большие деньги, если он ничего не способен сделать? Куда-то президент ездит, но нам нормальным человеческим языком не говорят, какая от всего этого польза.

– Не может случиться так, что функции президента будут расширены, в том числе он получит право распускать Сейм без созыва референдума, при этом по каким-то причинам будет оставлен в силе нынешний порядок выбора президента?

– Сохранив нынешний порядок выбора президента, наделение его дополнительными функциями будет полным абсурдом. Это будет что-то немыслимое. Любое расширение полномочий допустимо только в том случае, если президента будет избирать народ. Полный абсурд человеку, не избранному народом, давать право распускать избранный народом Сейм. Это было бы смешно.

– Если бы Затлерс решил распустить Сейм, для части общества он бы стал героем.

– Это мелкое политиканство. Больше чем ничего. У нас очень тяжелое экономическое положение и необходимы кардинальные решения. Мы хоть раз слышали мнение президента, что конкретно следует делать в экономике? Я постоянно сравниваю, что говорит [президент России Дмитрий] Медведев и что говорит Затлерс. Речи Медведева на 80% посвящены экономике и модернизации государства. Они очень конкретные по сегментам. И еще остается место для правозащитных структур и идеологии. Все же речи нашего президента свидетельствуют о политиканстве. Ничего разумного я не слышал за эти год. 18 ноября он говорил, что следует судить каких-то жуликов. Все это дешевые попытки понравится публике. Просто у человека нет своей программы.

– Если бы Затлерс в процессе выборов не был так сильно травмирован, возможно, он не был бы так сильно подвержен влиянию?

– Нам не следует себя обманывать. Человек для управления государством готовится очень долго. Не говоря о том, что у него должно быть соответствующее образование – будь то экономическое, юридическое, философское или историческое, у него должен быть парламентский опыт, опыт министра или опыт работы на другой серьезной должности в госуправлении. Нельзя из абсолютно другой сферы ставить человека во главе государства, который даже не понимает, какова задача латышской нации. Независимо от того, как у него прошли первые недели, не может человек за столь короткий срок подготовится к управлению нацией и страной.

– То есть вы считаете, что следующий, избранный народом президент, должен быть выходцем их уже существующего круга власти?

– У него должно быть образование и опыт. Мировая практика показывает, что хорошим президентом не может стать человек со стороны, без опыта в работе госуправления.

– Ингуна Судраба отвечает вашим критериям?

– Думаю, что да. Не возьмусь судить о ее чисто женских особенностях характера. Но ее риторика и понимание экономических вопросов мои уши не задевает.

– Вопрос в том, сможет ли она выдерживать давление?

– Это очень важный критерий для президента. Он должен быть человеком с выдержкой. Я думаю, национальной выдержкой. Он должен быть несомненным патриотом, для которого интересы Латвии превыше всего, с твердой и несгибаемой позицией.

– Таким президентом был погибший Лех Качиньский, но как же его ругала не только мировая, но и польская либеральная пресса. Так как его позиция была абсолютно противоположной. Нужен такой президент, как Херман ван Ромпей, одним из плюсов которого называют то, что он может в своей стране закупаться в магазине и его никто не узнает. То есть чем незаметнее лидер, тем лучше.

– Не следует руководствоваться тем, что говорят люди под воздействием сегодняшней конъюнктуры. Патриотизм и национализм никуда не исчез, и поздно или рано он вернется со всей своей силой. Франция приняла целую программу по патриотическому воспитанию. В людях невозможно долго искусственно поддерживать и внушать то, что мы все люди и нация не играет роли. Это полнейшая глупость. Национализм независим с момента рождения и связан с эгоизмом человека. Наше будущее как нации под угрозой, если не будет восстановлено крупное производство. Возможно, что в отдельных сегментах даже субсидируемое за счет государства.

– Нам этого просто не дадут сделать. Как бы грустно это не было признавать, но мы слишком маленькая нация, чтобы иметь возможность сопротивляться этому  давлению.

– Но никто не мешает нам этого делать. Министр экономики нам рассказывает, что проблему безработицы можно решить при помощи малых и микро предприятий. Что он обманывает народ! У меня есть один пример в этой связи. После войны в США был министр финансов, который будучи евреем яро ненавидел немцев и Германию. Чтобы Германия не смогла никогда восстановится он говорил, что ей не нужно никакого производства. Немцев в принудительном порядке следовало отправлять в Африку строить там силовые станции и заводы по переработке олова. А в самой Германии  оставить только сельское хозяйство, кабачки, гостевые дома, парки развлечений и другие объекты, которые занимаются предоставлением услуг.

И никакого производства. Когда наш министр экономики в интервью «Latvijas Avīze” говорит,  что крупное производство абсолютно не нужно, мне это напоминает министра финансов США, который столь сильно ненавидел Германию. Он, желая уничтожить немцев как народ, хотел, чтобы их будущее было связано только с сельским хозяйством, кабачками и комплексами отдыха. Всю страну застроить комплексами отдыха, кемпингами, кабачками и гостевыми домами – такова была мечта этого ненавистника немцев. Сильная с богатыми традициями крупного производства Германия ему была не нужна. У части нашей политической элиты схожие мечты о месте Латвии в мире будущего.

Бен Латковскис
15.07.2010

www.nra.lv, перевод с печатной версии издания

Перевод Riga.Rosvesty




 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©