НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Может ли Россия измениться
Neatkarīgā rīta avīze (перевод)
Этот вопрос задал еще в 1997 году американский журналист Дэвид Ремник (Can Russia Change, Foreign Affairs). В те времена Россией руководил президент Ельцин, премьер-министр Черномырдин и «царь приватизации»  Чубайс. Этот сакраментальный вопрос вновь стал актуален, правда теперь ответ ожидается в первую очередь от тандема «Путин-Медведев».

Уже долгое время в речах российского президента Дмитрия Медведева ключевыми словами являются «модернизация», «нет» -- коррупции», либерализация системы и т.п. Некогда гонимые диссиденты периодически приглашаются в Кремль, своеобразное послание получила и милиция, которая «терроризирует» бизнес. Атрибуты авторитарной власти молодой правитель  якобы сменил на яростную полемику о необходимости реформ и преобразования в различных отраслях. В этом случае на память приходит СССР четверть века назад, с его выходом из стагнации, так и подмывает провести параллели с горбачевской перестройкой.

Приходилось мне слышать и мнение и людей, которые уверены, что на будущих выборах президента (2012) Медведев и нынешний премьер Владимир Путин сойдутся в острой и открытой борьбе. Как равноправные соперники. Своим примером доказывая, что российский народ и российская «суверенная демократия» способны выжить без каких-либо «разноцветных революций».

Сейчас же речь идет о 2010 годе, об отточенной риторике, эластичном выборе тактики и более современном внешнем государственном образе. Как минимум в сравнении с  имперским дымком, образовавшемся сразу после российско-грузинской войны, всплесками антиамериканизма и подобной же ненависти, с апогеем «путинской системы». Например, Москва не спешила открывать свои карты в недавних выборах президента Украины и еще больше обострять отношения с таким «ненавистником» России как Эстония. Устами Медведева произносились слова, что «хватит раздувать щеки», что, однако, не означает отказ от «привилегированных интересов» в так называемом ближнем зарубежье.

Эксперты отмечают, что у такой политической метаморфозы много причин. Неприкрытое усиление авторитаризма и притеснения демократии обычно совпадает с ростом цен на газ и нефть на мировых рынках, что, без сомнения, на руку России. Кроме того, глобальный финансовый кризис затронул это государство сильнее, нежели прогнозировалось вначале.  В связи с этим «знаменитый социальный контракт Путина – свобода в обмен на благосостояние -- потерял свою актуальность» (Центр Карнеги, Москва). Неудовлетворенность решениями центра, экономической политикой «царя Владимира»  проявляется во многих регионах (два больших митинга протеста в Калининграде, в Архангельске и других городах). И хотя официально звучит старая версия, что такие акции провоцируют доморощенные лузеры и зарубежные спецслужбы, случайностями их не назовешь.

В вопросе о роли оппозиции и границах действия в новой ситуации правящий тандем дал довольно четкий ответ. Пока президент стремится укрепить свою репутацию либерала, премьер произносит одну фразу. Конечно, в России не будет никакой «украинизации». Другими словами, хозяин здесь один и имя его – Владимир Путин. «Пока Медведев чемпион в интернете, пишет блоги и разглагольствует о свободе слова, не тешьте себя надеждой, что Путин даст ему хоть на йоту больший контроль», в журнале Newsweek пишут О.Метьюс и А.Немцова.

Теперь, особенно в свете грядущего подписания договора между Россией и США о сокращении ядерного вооружения появилась мысль, что «Медведев выходит из тени Путина». Ну да, первым руку Бараку Обаме жал и продолжит пожимать президент РФ. Это протокол. Вместе с этим существует и принцип фактической иерархии, о которой в диалоге с Москвой первым делом напоминает Америка. Журнал Foreign Policy пишет: «В нашей стране бытует огромный соблазн верить, что мы, американцы, способны из-за кулис устанавливать внутреннюю политику других стран, отдавая кому-то предпочтение». Касательно России сказано и то, что очевидно для всех и за пределами Кремля: [в этой стране] «так же как и раньше первую скрипку играет премьер» и неразумно было бы его игнорировать. Между прочим, он это абсолютно недвусмысленно дал понять американской стороне во время визита госсекретаря Хилари Клинтон в Москву.

В высших эшелонах власти почти безнадежно проводить границу между либералами и представителями силовых структур.  Возможно, президент Медведев и его команда действительно хотят реформировать коррумпированную судебную систему, службы внутренних дел и другие. Вопрос в том, дотянутся ли их руки до духовных наследников ЧК в Федеральной Службе безопасности (ФСБ). Вице-премьер России Игорь Шувалов в одном из интервью уверял: «Никто не может находиться вне закона». И действительно, отдельные дела были возбуждены против силовиков, но в целом ФСБ как был, так и остается путинской alma mater.

Российская федеральная бюрократия чувствует себя в безопасности, какие бы реформы по чистке кадров не начинались. Госкорпорации «Газпром» и «Роснефть» как и прежде находятся в зоне, закрытой для независимого расследования. И не только они. Примечательно то, что со страниц западной прессы не сходит имя российского юриста Сергея Магнитского. Она начал  раскручивать аферу службы доходов размером до 500 млн. долларов, выйдя на след ФСБ. В конце концов, его самого посадили в одну из мрачных тюрем Москвы. Где в прошлом году Магнитский при таинственных обстоятельствах умер.

Как Медведев, так и вышеупомянутый Шувалов публично обещали, что это дело будет тщательно и всесторонне расследовано.

Коррупция, даже по официальным данным России, затрагивает треть от ВВП страны. Огромная страна, огромные дыры.

Огромные средства необходимы на модернизацию отрасли научных исследований, инновации, освоение дальних регионов и природных ресурсов. У России амбициозные планы на развитие сектора ядерной энергетики -- как минимум раз в полтора года строить по одному блоку АЭС. Это обуславливает и тесные связи Москвы с Ираном, вопреки всем опасениями и возражениям США.

Газета «Christian Science Monitor» описывает Россию как научную и техническую державу. Однако – и это пугает более всего – в прошедшем времени. Сегодня она тратит 2% от суммы, которую на научные исследования выделяет правительство США. Если все действительно так, как пишет американское издание, что Россия может успешно соперничать с Индией и Бразилией. Но, к сожалению, не с Америкой или Китаем. На этом фоне продолжаются дебаты по поводу покупки у Франции дорогого судна с базой для вертолетов «Мистраль». Это послужит для модернизации военного потенциала, особенно, что сами мы такие не строим», -- считает исследователь политики Татьяна Паркхалина, которая в конце марта гостила в Риге.

И пока премьер Путин занят работой над «эффектом Пикалева», а именно тем, что государство в прямом и серийном виде вмешивается в спасение конкурентонеспособных предприятий и так называемых моногородов. Это, конечно, отдельная тема. Так же как и отчаянные попытки государства добиться демографического равновесия за Уралом, не  допустить «угрозы китаезации».

Можно не пытаться считать деньги в казне соседнего государства. Однако интерес к приоритетам большой страны (в первую очередь направленным в стороны Европы и североатлантического пространна), а так же рефлексы элиты в переменчивом мире понятны. Начиная с того, как в школах и сознанию общества преподносится вождь красного террора Сталин и заканчивая способами обольщения, которые используются для соотечественников за рубежом. Некоторые нюансы изменились. Так, например, после острых политических дискуссий было подтверждено, что портреты брата-близнеца Гитлера на появятся 9 мая на улицах Москвы.

Одновременно политологи признают, что у Запала слишком мало сил и средств, чтобы повлиять на внешнюю политику России, даже тогда, когда она не совпадает с принятыми международными критериями. Например, военное присутствие России в квази-независимой Абхазии не станет препятствием для «дискуссии НАТО и России о новой архитектуре безопасности в Европе» (Т.Пархалина). Что же можно ответить Ремнику на поднятый им некогда вопрос? Только задав встречный вопрос: «Насколько сильно Россия может измениться»?

Пока модернизация не затрагивает одну из самых сильных основ и бастионов авторитарной власти, а именно существующую политическую систему, основополагающей будет старая сила инерции. Именно поэтому идеологи Кремля о периоде горбачевствких реформ спорят еще и с той точки зрения, когда и где лидер СССР допустил, на их взгляд, непростительную уступку демократам и либералам.

Волдемар Херманис

06.04.2010

Источник - http://zinas.nra.lv/viedokli/voldemars-her...r-mainities.htm

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©