НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Райвис Дзинтарс: Народ – это источник силы
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
Neatkarīgā предлагает интервью с лидером партии «Все для Латвии!» Райвисом Дзинтарсом.

-- Соглашение с ТБ/ДННЛ о создании общего объединения уже реально состоялось?

– В отличие от переговоров, которые велись между ТБ/ДННЛ и «Единством» и между нами и «Единством» упомянутое вами соглашение было заключено очень быстро: если программные установки схожи, идеология общая и есть желание объединиться, все идет без заминок. У нас была принципиальная установка, что все должно происходить на принципах равноправия, а так, что члены одной партии войдут в предвыборные списки другой. С этим согласились члены ВЛ, а так же большая часть членов ТБ/ДННЛ. С помощью обоснованной аргументации нам удалось доказать, что принцип равноправия дает шанс на лучший результат.

– Я помню, что поначалу лидер ТБ/ДННЛ Роберт Зиле был против такого сотрудничества. Почему?

-- Это надо спрашивать у него самого. Я с ним на эту тему не много общался..  Я знаю только публичную аргументацию: были сомнения, что у ВЛ может быть слишком радикальна в некоторых вопросах.

– Каких, например?

-- Это были давно оговоренные во всех СМИ вопросы нашего отношения к другим нациям. Но мы эти стереотипы уже давно сломали: ВЛ не выступает простив других наций, мы организация, которая выступает за то, чтобы у латышей, граждан Латвии было самоуважение и гордость. Меня иногда спрашивают, как ты, будучи националистом, определяешь, кто является латышом? А зачем мне что-то определять?  Сам человек должен понять, кто он есть. Я латыш, моя жена латышка, мои дети латыши и свою страну я хочу видеть латышской. Но это не значит, что другие, которые себя считают русскими, украинцами, евреями или кем-то еще не могут чувствовать своей принадлежности Латвии. Важно чтобы всех жителей объединяли единые государственные основы чтобы у нас были общие традиции, общее понимание истории, общее понимание политических процессов, чтобы нам не приходилось слышать кошмарных слов, что независимость Латвии была ошибкой. Вопрос в самом основании: независимо от этнической принадлежности человека, у него с первых дней должна быть база ценностей, которую невозможно будет поколебать. Например, это вопрос об оккупации Латвии. Так же как для евреев вопрос что такое  холокост не обсуждается, таким же для нас должен стать вопрос оккупации. Член правления нашей партии – русский Дмитрий Миронов – хороший пример того, что национальность не имеет значения. Мы никому черепа не меряем и чистоту крови не проверяем.

– И все же многие люди отношение ВЛ к другим нациям считают слишком радикальным.

–Мы  радикальны в чем-то, а не против кого-то. Чтобы в эти сложные временно суметь объединить людей перед общими целями, например, чтобы люди не уезжали, оставались здесь и связывали свою жизнь с Латвией необходима общая идея и вдохновение. И я не вижу более лучшей и вдохновляющей идеи чем национальные ценности, которые в нашем народе посеяли бы уверенность, что мы можем быть хозяевами своей земли и строить свои дома по своему разумению. В этом мы будем радикально настроены и не допустим компромиссов. К сожалению для части жителей Латвии такие цели и такое вдохновение неприемлемы. Очевидно, их больше привлекает российская империалистическая пропаганда, черно-оранжевые ленточки и у них другое представлении о том, какой должна быть Латвия. Ясно, что нашу деятельность такие люди воспринимают как радикализм. В свое время, например, членов группы Хельсинки-86 многие тоже считали радикалами.

-- Когда наш парламент решал о передаче Абрене России, молодежь из «Все для Латвии!» полуголыми посреди зимы протестовали у здания Сейма. Как на эту акцию отреагировали политики и избиратели?

– Было множество позитивных откликов от жителей. Что касается политиков… Не публично, в частном порядке, многие политики после этого хлопали нас по плечу, говоря, что на нашу акцию было приятно посмотреть. Многие политики, которые занимают в Сейме высокие должности, уже потеряли ту искру, которая в нас еще жива. Хотя в глубине души они понимают, что надо защищать нашу землю, наше Абрене, что это, возможно, было бы правильно, но они должны думать по-другому. Они говорят, сегодняшняя реальность другая. Надеюсь все же, что что-то дрогнуло у них в сердцах. И надеюсь, что это дрожь когда-нибудь перерастет в настоящую уверенность.

– Что вас заставляет так думать?

– Многие политики из рядов как «Гражданского союза», так и ТБ/ДННЛ  ни на жизнь а насмерть боролись за возможность быть вместе со «Все для Латвии!» Я чувствую поддержку и со стороны многих членов СЗК и НП.

– Если ВЛ попадет в Сейм, думаете что упомянутая вами искра перерастет в пламя?

-- Если бы я не был в этом уверен, я бы не старался туда попасть. Конечно, я не думаю, что нынешний Сейм в его существующем составе можно реанимировать и сделать другим, нет. Но отдельные политики из существующих партий могли бы сойти с неправильной дорожки и найти свою истинную сущность – в это я хотел бы верить.  Это не произойдет в один день, но перемены будут. Когда мне было шесть лет, родители брали меня с собой на манифестации, концерты, митинги которые проходили во времена Атмоды. Конечно, я тогда не понимал за что люди борются, но во мне осталось это ощущение, которое рождает огромная сила народа, течение. Позднее я понял, что существует особый источник, из которого народ черпает силы, чтобы творить чудеса. И хотя многие об этом забыли, я знаю, что этот источник не исчез, я его чувствую и сегодня. Я не говорю о политической элите, она сегодня одна, а завтра будет другая. Я говорю о народе. И особенно ясно это чувство в селах. Возможно, сегодня народ измучен ежедневными проблемам, но если потребуется, он вновь встанет на защиту Латвии.

– Устраивать яркие, впечатляющие акции и потрясать публику – это одно. Работать в парламенте, где надо не только следить за перипетиями политических интриг, но и создавать  законы – совсем другое. Как ВЛ подготовилось к такому непривычному повороту?

– Самая активная молодежь в нашей партии вооружена хорошими теоретическими знаниями, у многих из них есть степени юриста, экономиста или политолога. Практический опыт они смогут получить в Сейме: ни один из существующих политиков не пришел в политику уже подготовленным. Кроме того, не надо быть затычкой во всех бочках: инструкции к исполнению должны разрабатывать люди, являющиеся специалистами в конкретных отраслях, и им не обязательно быть членами нашей партии. Но очень важно, чтобы в парламентской конъюнктуре мы могли бы выжить такими, какие мы есть, а именно мы не можем потерять свои основы. Это вроде как просто, однако многие в таких играх уже сгорели. Существует два образа мышления: первый – в политике ломаются все, поэтому в нее не стоит идти, второй – предшественники не были достаточно сильны, поэтому сейчас должны идти сильнейшие. Я придерживаюсь второго варианта. В нашей истории есть примеры сильных людей, и я не думаю, что сегодня латыши стали слабее. У многих, не только у членов нашей партии, а у простых людей до сих пор есть огонь, идеализм, объединяющая цель.

-- Идеализм – это красиво. А что с экономической программой?

– Мы ее приняли на прошлом конгрессе. Сейчас предстоит серьезная работа по ее согласованию с экономической программой ТБ/ДННЛ. Наша программа основывается на человеке как главном ресурсе будущего роста и достижения благосостоянии: это вложения в образование, производство с высокой добавочной стоимостью, науку. Я уверен, что наше общее предложение будет сильным. Многие считают, что государством следует управлять как предприятием. Я не отрицаю участие бизнесменов в политике, но считаю, что государство больше похоже на семью: в ее основе, в отличие от предприятия, больше иррационального, например, уважение и большая забота о слабом, общие традиции, гордость за достижения и чувство общего дома. Перенос семейных отношений на народный уровень – это наш новый национализм.

– Похоже на то, что вы принялись за создание государственной идеологии. Правящие партии об этом пока не задумывались.

– Программные документы партий обычно очень поверхностны, с разделами, которые формально нацелены на отдельные социальные группы и с фразами, которые невозможно оспорить – это дипломатия, не идеология. И это и не призыв к дискуссии, куда идет Латвия? Мы когда-то начали дискуссию, что такое латвийское государство и каковы его цели. Сейчас эту тему подхватили и другие политические силы.

– Почему вы в свое время считали, что ВЛ может выступать вместе с «Единством»? Что общего может быть у хранителей консервативных взглядов и тех, кто продвигает либеральные ценности?

– Веры в то, что ВЛ и ТБ/ДННЛ могут войти в «Единство» у меня, по правде говоря, не было уже давно и мы только доказали, что «Единство» на самом деле ничего не объединяет. Если бы мы с самого начала сказали, нет нет, мы пойдем свои путем, то все бы сказали, вот смотрите, ВЛ и ТБ/ДННЛ те, кто ратует за национальное единство. Но произошло совсем на оборот: мы хотели объединится. Мы выполняли предсмертное пожелание Эдуарда Берклава: создать единый список национальных сил. Однако единый список не может быть самоцелью, необходим какой-то важный идеологический компонент. Предвыборные объединения должны быть максимально широкими, но они должны быть национальными объединениями. В переговорах с «Единством» мы обрели опыт, отдельных союзников, но главное, что доминировало, например, в интересе Айгара Штокенбергса, это финансовая состоятельность нашей партии и сомнения в национальной позиции: что мы будем делать 16 марта, что мы думаем о «Центре согласия» и тому подобное. Это означает только одно, хоть в «Единстве» и есть отдельные национально настроенные политики, в целом организация не способна быть национальной. Присутствие ТБ/ДННЛ и ВЛ в списке «Единства» сильно изменило бы ситуацию: избиратели вычеркивали бы Пабрикса, Штокенберга, Элерте и еще кого-то, теперь же в избиратель просто возьмет другой список. Выглядит так, что национально-мыслящие политики «Единства» элегантно обыграны и у них непропорционально низкая поддержка общества: в Составе «Единства» рейтинг ОДП [общество за другую политику] всегда был близок к рейтингу ВЛ. А каково влияние ОДП на «Единство»? Сейчас у них почти треть мест в списке и возможность не допустить формирования «Единства» как национальной силы. Они фактически парализовали «Единство».

– В кулуарах идет речь о том, что та или иная считающая себя правой сила, например, «Единство», могут сотрудничать с ЦС. У обоих высокие рейтинги, почему бы не объединить силы?

– Если говорить о ВЛ то ясно, пока в «Центре согласия» будут интерфронтовцы, пока они будут поддерживать прославление тоталитарного советского режима и не признают факт оккупации Латвии в 1940 году, пока они интересы России будут ставить выше интересов Латвии ни о каком сотрудничестве речи идти не может. Да, рейтинги ЦС высоки и многие политики из-за этого беспокоятся и допускают такое сотрудничество, чтобы спасти свою шкуру и каким-либо образом получить власть. Однако это грозит геополитическими изменениями: не с помощью танков, а политическими путями здесь может быть восстановлено российское влияние. Разве мало того, что мы уже потеряли множество национальных позиций? Абрене отдано, Закон «о гражданстве» смягчен, Закон «о государственном языке» по многим пунктам игнорируется…

– Почему Штокенберг уверял, что у вас нет экономической программы?

– Чтобы был повод нам отказать. Если человек знаком с компьютером, нашу программу можно найти за пару секунд. Но во время переговоров никто о нашей программе нас не спрашивал. Ни разу.

– Каковы были истинные причины?

– Одна из них – неприятие ОДП нашей национальной позиции. Кроме того – у ВЛ ограниченные возможности внести финансовый вклад в избирательную компанию.

-- Что именно было с этим требованием с вас денег?

– В формулировке Штокенбергса это звучало так: каждый кандидат, который будет включен от нас в список «Единства» должен принести в кассу объединения 10 000 латов. Я ответил, что в прошлом году на выборах в самоуправления во всей Латвии мы потратили 20 000 латов, поэтому я сомневаюсь, что на отдельного кандидата необходима настолько большая сумма. Я обещал, что мы постараемся сделать все, что сможем. Но думаю, что главным предлогом для отказа была наша непрогнозируемость, хотя я думаю, что именно прогнозируемость, в том плане, когда речь идет о наших идеологических позициях.

– Иногда кажется, что в вашей партии даже несколько замного идеологии, хотя надо признать, что вы ее придерживаетесь последовательно.

– Люди зачастую пытаются искать сущность только в декорациях, однако проблема лежит в самой основе. «Все для Латвии!» часто называют партией флага и факела и мне сразу становится ясно, что происходит с теми, кто так говорит: они не понимают, что такое латвийское государство. Флаг один из символов, которое рождает понимание, откуда выходит все остальное: все практическая деятельность, включая осознание законов и вся работа в парламенте. И если нет этой эмоциональной составляющей, то остается только политическая математика, которая всегда недолговременна. Неуловимая иррациональная часть государственного чувства - вот главное, откуда берет начало все остальное. Из иррационального – из любви происходит латвийское государство. И семьи создаются не путем объединения имущества, а по любви. У семьи и народа единый дом, семья, народ имеет право создавать свою жизнь так, как он считает правильным, семья и народ имеют право на ошибку. Поэтому когда рождается это иррациональное желание создать семью или страну, тогда они и рождаются. Сейчас государство формально существует, но как минимум у части его руководства нет желания продолжать его создавать. Но я не согласен с тем, что желание пропало и в самом народе, из-за тяжелой экономической ситуации народ несколько упал духом, поэтому ему следует напомнить, что те большие, экзистенциальные и морально важные закономерности, которые связаны с латвийским государством не пропали, что изменились только декорации, которые повесили и сняли власть предержащие. Думаю, что быстрее всего это поймет новое поколение, которое не так сильно устало от истории и разочарований в политике.

– Избиратели ведутся на известных кандидатов в депутаты. Вы таковым являетесь. А будут ли другие?

– Надеюсь, что в нашем списке будет активист Хельсинки-86 Константин Пупурс, который первым поднял флаг Латвии и отнес его до памятника Свободы. Это произошло 14июня 1988 года. В списке будет Эйнар Цилинскис, сильный экономист и опытный политик. Мы не собираемся привлекать знаменитостей только затем, чтобы украсить наш список. Наши главные критерии – профессионализм и патриотизм.

Элита Вейдемане
29.07.2010

Источник - http://zinas.nra.lv/latvija/politika/26061...speka-avots.htm

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©