НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Закулисье торгового договора Латвии и России
Latvijas avīze (перевод)
В 1932 году Москва использовала торговые переговоры для достижения политических целей.

5 ноября 1932 года закончился срок действия заключенного в 1927 году торгового договора между СССР и Латвией.  Могло показаться, что Москве в тот момент было нужно именно то, чего в Латвии было в излишке – продуктов питания. Однако в ноябре 1932 года, когда в Москве проходили переговоры между СССР  Латвией, Сталин принял окончательное решение о развязывании открытой и спланированной войны против крестьян, особенно на Украине. Там события приняли форму геноцида – голодомора, в результате которого погибло как минимум 4-5 миллионов человек. Это было одним из самых крупных уголовных преступлений 20 века в Европе, сравнимое со спланированным и осуществленным нацисткой Германии уничтожением евреев — холокостом.

Любую попытку облегчить судьбу людей с помощью импорта продовольствия Сталин отметал. Еще больше, Москва настаивала, чтобы Латвия закупала у СССР хлеб в то время, как в СССР распространялся порожденный голодом каннибализм. Однако основным фактором, обусловившим настроение Москвы против нового торгового договора, было отсутствие политического интереса. В тот момент в центре интересов СССР был Дальний восток. Агрессию Японии против Китая и оккупацию Манчжурии прямо на границе Союза, Сталин воспринимал с очень большим опасением, и по его мнению, все это было связано с попытками Токио взять СССР в кольцо, создав военный альянс с Польшей и Румынией на западной границе СССР. В этой ситуации главной целью СССР стало подписание договора о ненападении с Польшей, на чем настаивал сам Сталин и что было достигнуто 25 июля 1932 года. Роль Латвии в политике договора о ненападении была небольшой, однако и Рига подписала такой же договор с СССР уже в начале 1932 года, 5 февраля. Москва считала, что ее политические интересы удовлетворены. Торговля с Латвией Сталина не интересовала, но использовать желание Латвии заключить договор было можно.

Замешательство в Риге

Заключенный в 1927 году торговый договор между Латвией и СССР предполагал, то в случае, если за полгода до его окончания – то есть 5 мая 1932 года – одна из сторон, заключивших договор, его не разорвет (денонсирует), то он автоматически будет продлен еще на год. Этот вопрос решил сам Сталин на заседании политбюро Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (ВКПб) 23 апреля 1932 года, дав указание договор денонсировать, новые переговоры – начать, но при этом выдвинуть и политические требования. В качестве компенсации за заключение нового договора Латвия должна выступить против белогвардейских организаций и прессы. И хотя о возможности денонсирования Москва говорила еще в 1931 году и начале 1932-го года, в Латвии никто эти разговоры серьезно не воспринимал. В конце апреля, когда полномочный делопроизводитель посольства СССР Алексей Свидерский отправился в Москву, Рига восприняла этот визит как поездку за инструкциями для продления договора. То, что привез Свидерский казалось для Риги полной неожиданностью. В самый последний момент 4 мая, когда латвийские политики уже были абсолютно уверены в продлении договора еще на один год, Свидерский пришел к министру иностранных дел Карлису Зариньшу и подал ему ноту о денонсации.

Как сообщил Свидерский в своем сообщении члену коллегии народного комиссариата по иностранным делам СССР Борису Стомонякову, в Министерстве иностранных дел Латвии началась паника, все начали ругаться друг с другом, ища виноватых. Было решено демонстративно сменить посла в Москве и отозвать Яниса Сеску, которого обвинили в том, что он во время не предупредил Ригу о денонсации договора. Дипломата действительно сменили и вместо Сески в Москву отправился Альфред Билманис. Однако для Советского Союза эта смена послов ничего не значила.

Когда правительство Латвии руководителем делегации для переговоров с СССР утвердило бывшего министра финансов Ангсиса Петревича, политбюро ВКП(б) 16 августа руководителем своей делегации утвердила Стомонякова. Позиция Москвы была весьма византийской, хоть кандидатуру Петревича и оценивали очень негативно, «как нашего злейшего врага» (возможно потому, что идейно он был близок к Арвиду Бергсу, который всегда открыто выступал против СССР, в том числе и против договора 1927 года, однако предложение заместителя народного комиссара по внешней торговли Шалвы Элиавы надавить на Ригу, чтобы та сменила Петревича, было отклонено). Вместо этого было решено, что нахождение «врага» во главе делегации Латвии Москве даже выгодно.

Белый фактор

Переговоры о торговом договоре начались в Москве 26 сентября 1932 года. Стомоняков не хотел обсуждать никаких экономических вопросов.  Он сразу выдвинул Петревичу политические требования касательно «белых русских». Их было три. Во-первых, добиться закрытия двух газет: небольшой, монархически настроено газеты «Наша газета» и большой, известной во всей Европе демократической и не менее монархической газеты «Сегодня» - лучшем экспортном продукте Латвии, говоря словами Карлиса Ульманиса. Последовательный, направленный против террористического режима СССР курс «Сегодня» уже давно вызывал ненависть Москвы. Второе требование касалось заметного участника латвийского освободительного движения, организации ветеранов войны под руководство князя Анатола Ливена и особенно против латвийского отделения международной военизированной организации российских эмигрантов «Русский общественный союз» (РОВС), в котором работали ливенцы. Третье требование относилось к деятельности антикоммунистической русской организации «Братство русской правды» (БРП) в Латвии.

«Белое» движение уже давно не представляло никакой опасности для Советского союза: в 1932 году ему самому смертельно угрожали убийцы из советской тайной полиции ОГПУ.  Руководитель РОВС, генерал Александр Кутепов был похищен в Париже 26 января 1930 года посреди белого дня и позже убит (группой убийц руководил чекист Яков Серебянский. Ему помогали местные французские коммунисты.  Преемник Кутепова, генерала Евгения Миллера в 1937 году тоже похитили в Париже, вывезли в СССР и в 1939 году расстреляли). В двадцатые годы самые активные члены РОВС и БРП в Латвии – Ф.Зейберлих, К.Дидоров, В.Столигво, В.Вреде и другие – главным образом занимались доставкой антикоммунистической литературы (листовок) из Латвии в СССР. В начале тридцатых годов эта деятельность, которая, естественно, не сравнима с кровавым террором ОГПУ была почти прекращена: чекисты глубоко внедрились в «белые» ряды. Особенно ясно это стало видно в деле резекненской нелегальной радиостанции: в 1931 году белогвардеец-студент В.Кудрявцев, который сам же получил у врачей справку о том, что он душевнобольной, на случай, если его раскроют, в Резекне, на улице Пилс, 17 смонтировал радиостанцию. Она работала на волне 37 метров и днем ее можно было ловить в радиусе 1200 км, ночью – 2500 км. Станция обошлась в 2000 латов, ее содержание обходилось около 300 латов в месяц: по тем временам огромные деньги. Эту станцию можно назвать первым заграничным «радиоголосом», направленным против коммунистического режима СССР, однако ее судьба была печальна: идея о радиостанции пришла в голову не самому «неуловимому» Кудрявцеву, а руководителю берлинского отделения БРП, агенту ОГПУ А.Колбергу. Он же дал первые 800 латов для этой затеи, скорее всего из денег ОГПУ, но радиодетали в Латвию привез руководитель балтийского отделения БРП Вреде. Радиостанция еще не начала работать, как ОГПУ уже передало информацию о ней Латвийской политической полиции и та закрыла станцию (кажется, информация о радиостанции у латышей уже была и полиция только хотела понаблюдать какое-то время за Кудрявцевым)

Пропорции сил меняются

Расчет СССР был весьма циничным: Латвия находится в глубоком экономическом кризисе, поэтому очень заинтересована в торговле с СССР, а премьер Маргерс Скуйениекс не только лично не слишком благосклонно относится к «белым» русским (как большинство латышей), его самого считают шовинистом – русофобом, готовым к радикальным шагам. Казалось бы, расчет СССР был безошибочным: В Риге Свидерский лично Скуйениеку передал составленный ОГПУ список «белых» русских и 27 сентября политическая полиция провела обыск в квартире сотрудника газеты «Сегодня» А.Петрова. Начались аресты, которые затронули самых раздражающих Москву «белых», например, известного ветерана латвийской освободительной борьбы, полковника Дидорова.

К удивлению руководства «Сегодня», посол Билманис, с которым газета давно и успешно сотрудничала, когда он много лет возглавлял отдел прессы в МИД, поддержал требования Москвы и порекомендовал правительству в Риге закрыть «Сегодня». Над газетой и свободой прессы в стране нависли грозовые тучи. Ситуацию спасли опасения Скуйениекса о международной реакции на закрытие столь известной в Европе газеты. О такой возможности начала писать не только западная пресса. Свои опасения министру иностранных дел Зариньшу высказали послы Англии, Франции и Польши (к тому же это было время, когда вновь обострились отношения между Англией и СССР, 17 октября Лондон приветствовал торговый договор с СССР). А потребовав у Латвии выставить американского журналиста Дональда Дея --который с начала латвийской независимости работал в Риге корреспондентом, открыто выступал против коммунизма и СССР, был настроен благосклонно к Латвии я являлся другом «Сегодня» --Москва обзавелась противником в лице посла США в Риге Р.Скинера. Скинер встал на защиту гражданина своей страны.

Неожиданно расстановка сил уже не была на стороне Москвы. 1 ноября «Сегодня» больше не угрожало закрытие. Москва это чувствовала и сделала последние наступательные движения: «информация» ОГПУ посредством Свидерского в Риге была передана представителям Латвийской социал-демократической рабочей партии, да в такой спешке, что некоторые фамилии в этом списке были с ошибками. 2 ноября газета «Социал-демократ» начал истерическую компанию против белогвардейцев. Правительство моментально на это отреагировало, 3 ноября, пережив всего 26 номеров, была закрыта газета «Наша Газета», в которой сотрудничал и Вреде, фигурировавший в поданных Москвой списках и которого только что «разоблачил» «Социал-демократ». Но Москве и этого было мало. 4 ноября Свидерский посетил Скуйениекса, 12 ноября Зариньша, так же часто к министру иностранных дел наведывались и послы Англии, Франуии и даже США.

4 ноября даже Скуйениексу стало ясно, что нового торгового договора не будет, чтобы он ни делал. В этот день в Москве латвийской делегации наконец-то был выдан подготовленный советской стороной проект договора. Абсолютно невыгодный для Латвии. Руководитель делегации Петревич сейчас же выехал в Ригу на консультацию, оставив вместо себя руководителем делегации Эрнеста Озолиньша, который, естественно, с согласия Скуйениекса попытался спасти положение весьма любопытным способом: во времена царской России социал-демократ Озолиньш в 1912 году был выслан в Сибирь. Там он попал в Нарым и несколько месяцев прожил в одном доме с самим Сталиным, высланным в тоже самое место и даже помогал тому сбежать. Будучи в Москве, Озолиньш высказал пожелание встретиться со старым боевым товарищем, однако ответа на свою просьбу так и не получил. Встреча не состоялась. Тиран не страдал сентиментальными воспоминаниями. Риге ничего не оставалось, как 11 ноября принять решения отозвать свою делегацию, так ничего и не добившись.

Айварс Странга
20.08.2010

Источник - http://www2.la.lv/lat/latvijas_avize/jauna...ture/?doc=83862

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©