НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Эдгар Трейбергс: Отмените визы и повернёмся в сторону СНГ на 200 процентов!
интервью
Эдгар Трейбергс закончил ветеринарный факультет Латвийской Сельскохозяйственной Академии в 1980 году. Является президентом общества конезаводчиков, вице-президентом Латвийской федерации Конного Спорта, членом правления Латвийского центра по племенной работе. Баллотировался в 2009 году от Союза Зелёных и Крестьян.

Какое главное различие между Советским конным спортом и тем, что мы имеем на данный момент?

Очень трудно сравнивать, так как в советское время спорт являлся приоритетом государства, которое выделяло деньги и содержало спортивные базы, колхозы и совхозы, в которых были всяческие секции. Спортсмены, не зная забот, могли ездить по соревнованиям. Сейчас почти всё приватизировано, осталась лишь одна государственная спорт школа.

Однако, следуют отметить, что и конный спорт всё это время развивался. В советские времена при маршруте в конкуре 150см, высота варьировалась от 120 до 150см, сейчас, при той же высоте все препятствия 140-150 см. Более того на последнем Гран-При на маршруте 150 было и два препятствия высотой 160 сантиметров. (прим. Соревнования проходили в Риге, в спортивном центре "Клейсти" 9-11.07.2010. уровень CSI2*-W, Этап Международного Кубка по преодолению препятствий).

В целом же поголовье лошадей уменьшилось, сравнивая с советскими временами. Но, хотя всё стало сложнее, но и мы также стали выращивать лучших лошадей. Безусловно, уход за лошадьми улучшился, появились всяческие прикормки и витамины. О таком мы и не могли подумать в те времена. Я помню совещания, когда мы решали, где достать коневозку на 6 лошадей, и только через два-три года мы, наконец, её получили. Это была олимпийская машина, выпущенная после Олимпиады 80-го года. Тогда это была настоящая радость! А теперь любая девочка перевозит лошадей на хорошем трейлере, мы же перевозили на открытых грузовиках под дождём и ветром. Лошади ехали без удобств, половина из них заболевала.

Упала ли результативность? На последних соревнованиях Этапа Международного Кубка мы не получили хороших мест.

Нельзя сказать, что результаты упали, потому что теперь другой уровень развития спорта. Сейчас стало больше лошадей, которые могут прыгать и 150 и 160см, и всадников стало больше. Но этот спорт развивается и в других странах, составляя нам конкуренцию. Также многое зависит от удачи. Кристапс Неретниекс две недели назад выиграл в Москве на маршруте 140, но здесь на том же коне он не показал результатов. Это такой вид спорта, где невозможно держать лошадь на пике спортивной формы, иногда она выступает хуже, а иногда лучше. Обычно везёт сильнейшим, но и от них может отвернуться удача.

Латвия больше смотрит в сторону ЕС, но есть ли смысл повернуться в сторону СНГ, где латвийские спортсмены смогли бы проявить себя?

Это было бы очень интересно, и наши спортсмены очень любят Москву, а Андрис Варна ездит и на Украину и в Белоруссию. Однако, есть одна проблема - границы. Мы привыкли к тому, что раньше можно было просто проехать мимо таблички "Российская Федерация". Так мы ездим теперь в ЕС. Наши спортсмены с удовольствием бы ехали и в Россию, и в Белоруссию, где проходят небольшие, но интересные соревнования, которые хорошо организованы. Там можно и показать лошадей и продать их. Мы много торговали с Россией, для нас это один из лучших рынков сбыта. Мы гордимся нашими лошадьми, выращенными здесь и показывающими результаты в России. Был у нас конь Игрек - чемпион Союза, и Павел Волков, который тоже был чемпионом Союза, выступал на Вердиньше. Латвия выращивает лошадей и продолжает успешное сотрудничество с Россией и Белоруссией. Например, недавно латвийский конь Расти, стал призером на Олимпиаде.

Т.е. одна из ключевых проблем эта граница и таможня?

Да, и это очень раздражает людей, ведь они тратят много времени. А самое главное, что лошадям в такую погоду как сейчас, например, в 35 градусов жары стоять по двадцать часов в очереди - это не самое лучшее, что можно придумать. Потому мы и не ездим так часто, как могли бы, в страны СНГ. При безвизовом режиме со странами СНГ, мы бы сразу же повернулись в ту сторону процентов на двести.

Латвийские спортсмены входят в скандинавский блок, так ли это?

Это не совсем верно. Мы разделены по группам и входим в центрально-европейскую группу, но мы больше соревнуемся с поляками, эстонцами, белорусами, чехами. Раньше в эту группу входила и Греция и Турция, а всего в ней было 16 стран.

Возможно, имеет смысл соревноваться со странами СНГ?

На прошлой ассамблее мы поднимали этот вопрос. Считается, что, находясь в зоне, которая выше нас по уровню, мы также поднимем и свой уровень. Наши соседи тоже с удовольствием ездят в Калининград, и в Черняховск, где хорошие призовые фонды, и где спортсмены показывают неплохие результаты. Я говорил об этом с Еленой Петушковой. Переход из первой группы во вторую улучшил бы наши показатели, но наши соседи Литва, Эстония и Польша - этого не хотят.

Если бы Латвийское государство выделяло больше денег на этот элитный спорт, улучшило бы это имидж нашей страны в глазах мировой общественности?

У нас есть государственные субсидии. К примеру, мы построили конюшню у Майриса Пенелиса на средства SAPARD (на английском Special Accession Programme for Agriculture and Rural Development), а также конюшню в Гулбенском районе. Государство даёт субсидии для племенной работы: для жеребцов, оценки жеребят и проверки молодняка. Какая-то помощь есть. Раньше были и субсидии для спортивных лошадей, которые показали очень хорошие результаты на маршрутах 140-150. Также порядочно финансировалась и спорт школа в Клейстах. Точные цифры я не могу привести, но порядка двухста тысяч нам выделяли. Будь у нас выдающиеся спортсмены, наш имидж безусловно улучшился бы. Но в этот кризис, поставив себя на место руководителя страны, я представляю людей, пришедших ко мне просить финансовую помощь и среди них, предположим, безработные, пенсионеры и спортсмены. В такой ситуации я бы тоже помогал тем, кому нужно в первую очередь. Спортсмены остались бы на последнем месте. Хотя сейчас государство старается распределить деньги на всех. Я не политик, я просто читаю газеты, но я вижу, что очень много средств расходуется совсем не так как надо. Я не могу понять, почему люди в возрасте 25-35 лет не работают, а регистрируются на биржах в ожидании пособия. Мы этих людей просто кладём под поезд, мы учим их идти попрошайничать. Когда ко мне приходит молодой человек в возрасте 26-ти лет и просит помощи, я не понимаю, как можно в таком возрасте быть без работы. В советские времена те, кто сидели без работы, получали выговор, в наши - пособия.

Возможно, это проблема чрезмерной открытости границ и возможностям уехать, не борясь за свою страну, бросив проблемы здесь?

Да, так и есть. Те страны очень рады получить таких людей. Ведь уезжают образованные люди, которым не надо платить ни налоги, ни оплачивать детские сады. Это готовый продукт. Но ведь в старости они всё равно вернутся на родину, и на это мы расходуем свой бюджет.

Возвращаясь к спортивному центу "Клейсты". За секцию конкура отвечает хороший, но очень молодой всадник Кристапс Неретниекс. Не слишком ли молод, всего 20-ть лет, для тренерской работы?

Кристапс отвечает за молодёжную группу по конкуру. Он хорош тем, что в тренерском составе застоялась вода и нужна была пустить в неё эту молодую рыбку. Возможно, тоже самое нужно сделать и с выездкой. Почему эта спорт школа на таком этапе? Есть прекрасный манеж, денники, левады, ветеринарный врач почему же нет результатов? Только приехал Неретниекс, как появились и результаты. Он взял лошадь, которая прыгала 110 см и выиграл на ней в Москве. Надо работать. И многое нужно делать самим, а не ждать, когда на блюдечке с голубой каёмочкой тебе что-то принесут. Когда ты покажешь результаты, то и люди на тебя по-другому посмотрят. Нельзя ходить по министерствам и просить, надо делать. Нас ведь спрашивают, что вы сделали, а мы не дали ни одного чемпиона Европы или хотя бы Балтийских стран.

Последнее решение о платных спортивных группах без возрастного ценза. С одной стороны любой может пойти, с другой стороны не пропадут ли те таланты, которые не в состояние платить?

Да, мы что-то теряем. Но я внёс предложение, что, если тренер видит в спортсмене потенциал, но не может платить, то нужно допускать к спорту, ведь есть и другие способы. Он или она может приходить и помогать тренеру, например. Мы хотим, чтобы все люди, которые хотят заниматься этим видом спорта, получили доступ, но тренер должен разглядеть в человеке конника, чтобы мы таких людей не теряли.

Ситуация, развернувшаяся вокруг спортшколы, насколько она положительна или отрицательна?

То, что правительство приняло решение отдать спортшколу Федерации Конного Спорта, это самое мудрое решение. Мы думаем, что сохраним и пятиборье и все остальные виды спорта, развивающиеся здесь (прим. выездка и конкур, параолимпийский виды и драйвинг. Все тренера в итоге остались при работе (прим. В 2009 году стояла реальная угроза закрытия школы, и пополнения рынка безработных). Полагаю, что первые два года будет нелегко, но другого выхода для сохранения школы нет. Мы не хотим, чтобы на этой территории кто-то понастроил дома. Мы организовываем соревнования, логично, что крупные соревнования должны проходить в столицах, а другого места в Риге больше нет. Ипподром на Гростонас мы уже потеряли. Это последний островок конного спорта в Риге.

Есть ли возможность возродить скачки, ведь это тотализатор и подъем в экономике?

Да, такой план был. Игорь Скок хотел развивать скачки на территории бывшего аэропорта "Спилве". Но Рижская Дума повела себя не очень хорошо и Эдмундс Крастиньш, который тогда был в Департаменте по Развитию Города, тормознул этот проект. В итоге бизнесмены, вложившие большие средства, потеряли интерес вместе с упущенным временам.

Есть ли потенциал у Латвии стать, если не конкурентом Англии, то хотя бы развивать тему скачек?

Да, к нам приезжали специалисты из Америки, которые сказали, что бюджет одного ипподрома в 8 раз больше бюджета самой Латвии. Это могло бы принести хорошие деньги. Но они не нашли мест для ипподрома, и продолжают заниматься этим бизнесом в Москве и Эмиратах и довольно успешно. Думаю, что надо развивать скачки, но нужны специалисты, которые знают и инфраструктуру и имеют связи, чтобы привести скаковых лошадей, ведь мы больше не разводим чистокровные породы - буденовские или арабские. Если бы мы были принимающей стороной, мы могли организовать и скачки, и рысистые беги. Ведь раньше рижский ипподром занимал 5-е место по рентабельности! В первую очередь нужно большое место, а самое главное - это желание, и специалисты.

Каких спортсменов вы могли бы назвать как потенциал?

В выездке много молодых и тех, кто выступал раньше. И Инга Быстрова, и Кристина Лисовска, и Юля Степанова. А в конкуре, те кто прыгают 150-160 - Андис Варна, Кристапс Неретниекс, Гиртс Брицис, да и Дайнис Озолс.

Это во многом зависит от самих спортсменов. У нас есть хорошие лошади с прекрасными родословными. Спортсмены жалуются, что нет лошадей, а я часто отвечаю, а как же Хелена Вейнберг, которая выиграла чемпионат среди молодых лошадей мира на лошади Венто. Почему Расти стал призёром на Олимпиаде? Почему на Capucino прыгал Гунтарс Силиньш и сказал, что конь средненький, а Ник Скелтон на нём выступал на Олимпиаде? Нужно поменять структуру: спортсмены должны работать дома, готовить лошадей до определённого возраста, как берейторы, а потом уже выступать. У нас много хороших лошадей и есть из чего выбрать!

Беседовала Александра Турчанинова
31.08.2010

Источник - http://regnum.ru/news/fd-abroad/latvia/1320255.html



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©