НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Остатки коренного населения или латыши
Neatkarīgā rīta avīze (перевод)
«Надо было облить меня соком, или кинуть тухлым яйцом и назвать прихвостнем Путина, тогда бы об этом случае говорили бы дольше», -- после отказа министра сообщения Каспара Герхардса (ВЛ/ТБ/ДННЛ) говорить по-русски в передаче «Без цензуры» заявил ее ведущий Андрей Мамыкин.

Очевидно, господин Мамыкин ждал чего-то более экстремистского, нежели просто уход с передачи, где ему не позволили говорить на государственном языке. А то, что тележурналист заранее серьезно готовился к ожидаемому демаршу, было понятно сразу: сразу же за отказом Герхардса последовал длинный сюжет о том, как министр в свое время говорил в эфире по-русски.

Всегда по-латышски

Отказ министра Каспара Герхардса говорить в передаче ТВ5 по-русски публика оценила по-разному. Часть считает, что с приближением выборов министр просто разыгрывает рекламную карту, чтобы представляемое им объединение партий и он сам в глазах избирателей выглядел по возможности лучше, вот мол, какой я национально настроенный! Другие же, и таких большинство, поддерживают твердую позицию министра в вопросах латышского языка. Но нередко с одной оговоркой, а что Вам мешало продемонстрировать эту позицию раньше? Но лучше поздно, чем никогда.

Естественно, говоря о неожиданной принципиальной позиции министра можно упомянуть, что он несомненно ознакомился с работами доктора филологии, исследователя института латышского языка при Латвийском Университете Винеты Порини о драматическом состоянии языка у себя же дома –в Латвии. Господин министр в телеэкрана дважды упомянул имя ученой. Возможно и то, что все это предвыборное упрямство, в принципе характерное для этого времени. Но как бы там не было, внезапное осознание важности государственного языка приятно даже от человека, который раньше не был замечен в публичных высказываниях о судьбе латышского языка.

О том, что в ближайшем будущее может быть столь трагичным, никто особо не задумывается, так же как не слышно особых протестов против высказываний некоторых политиков по поводу неиспользования латышского языка в общественной сфере, например, самоуправлениях. Мол, что мы принципиально будем мучить старых русских тетенек и заставлять их учить латышский язык только для того, чтобы они могли в самоуправлениях общаться с их сотрудниками? Все это конечно банальная демагогия, так как речь идет не только о тетеньках. Государственные должностные лица должны быть безусловным примером использования латышского языка и не только за месяц до выборов, а всегда.

Если не будем мягкотелыми

Подобных примеров не много, но они заслуживают внимания. В январе 2009 года президент Латвии Валдис Затлерс сообщил, что в дальнейшем в репрезентационных целях будет говорить только по-латышски. В свою очередь в бытовых ситуациях он будет использовать и русский, если с ним захочет поговорить русскоязычный житель Латвии. Это пояснение он сделал в передаче Латвийского радио 4 «Действующие лица», в которой президент до этого говорил по-русски. «У каждой страны есть свой гимн, свой флаг и свой государственный язык и в соответствии с конституцией президент представляет страну. То есть я представляю страну, государственным языком которой является латышский. На любом официальном мероприятии я говорю на латышском языке, включая предстоящее на будущей неделе заседание Европейского парламента, на котором я со всеми депутатами ЕП буду обращаться на латышском языке – являющемся официальном языком Европейского союза. Я считаю, что латышский язык является большим объединяющим фактором, который еденит всех наших граждан, а так же неграждан с нашей страной», -- сказал тогда президент. «Мы все хотим быть принадлежными этому государству независимо от того, на каком языке мы разговариваем дома, со своими друзьями – это свободный выбор, который гарантирует нам латвийского государство. Но если нам необходимо нечто общее, то, что создаст чувство общности (..), сочувствовать нашим спортсменам, радоваться нашим достижениям, то латышский язык это то, что нас объединяет», -- продолжил президент. В упомянутой передаче президент продолжил говорить по-латышски, журналисты – по-русски.

Президент сдержал обещание говорить только по-латыщски. И это достойно уважения. Намного жестче и недипломатичнее (но и это достойно уважения) в феврале 2008 года высказался президент Эстонии Томас Хендрик Илвес: он тоже отказался говорить по-русски, так как считал, что «это означало бы не признавать продолжавшуюся 50 лет советскую оккупацию». Это мнение он высказал в интервью BBC.  На вопрос корреспондента BBC, не поспособствует ли знание русского языка общению с большей частью населения Эстонии Илвес ответил, что «обсуждение этой темы заведет в тупик», поэтому он не желает об этом говорить.

Кто-то удивляется, кто-то возмущается, услышав как государственные или муниципальные должностные лица говорят на госязыке, но следовало бы удивляться, если бы эти люди начали учить язык каждого из нацменьшинств, разве что это не было бы в их личных интересах. Так же как, к примеру, канцлер Германии Ангела Меркель, выступая по радио или телевидению, ни разу не делала это на турецком языке. В каждой национальной стране есть свой государственный язык, который установлен законом, так же как и в Латвии. И никто, даже одиозный мэр Москвы Лужков, который заявил, что скоро здесь будет второй государственные язык – русский, не сможет изменить статус латышского языка. Естественно, если мы сами не будем национально мягкотелыми.

Светит только резервация

Тенденциозная ложь телеканала ТВ5, в этот раз о том, что министр Герхардс не предупредил их, что будет говорить по-латышски, обычный прием для повышения своего рейтинга. Логичен и якобы случайно подготовленный интерактивный вопрос об абсолютно неожиданной реакции Герхардса: «1. Это патриотический шаг, ТВ5 надо закрыть; 2. Это оголтелый национализм; 3. Министр не виноват в происходящем, так поступить его заставила партия». Заранее сконструированная ситуация не удивляет. Однако неумело скрытым образцом лицемерия можно считать реакцию председателя НСРТ Абрама Клецкина на отказ ТВ5 обеспечить перевод сказанного Герхардсом. Г-н Клецкин признает, что «это скандал, если в публичном пространстве должностное лицо просят говорить на русском языке, хотя он латыш и постоянно говорит на своем родном языке».

Ну и? Было огромное количество публикаций на тему, что ТВ5 постоянно игнорирует закон о государственном языке, о том, что этот канал не обеспечивает субтитры на латышском языке для своих передач. От НСРТ ни слуху, ни духу. Даже больше, сравнительно недавно депутаты «Гражданского союза» неожиданно выступили с одним из немногих разумных предложений, сказав, что «должностные лица с латвийскими СМИ должны говорить только на государственном языке». Господин Клецкин назвал это «показушничеством и популизмом». Что же изменилось в отношении председателя НСРТ? Может политическая конъюнктура? Тогда этот ход полностью оправдан.

Время покажет, будет ли у НСРТ достаточно желания и хорошая юридическая основа для того, чтобы оштрафовать руководство ТВ5 и ведущего передачи за игнорирование закона. Отговорки директора ТВ5 Махаэля Шейтелмана о том, что у журналиста не было политических мотивов запрещать министру говорить по-латышски просто смешны. С какой стати человек, ведущий передачу политической направленности, не будет иметь политических мотивов? Тогда, наверное, у него есть другие мотивы, например, глубокая антипатия к государству, в котором он живет и к тем, кто не являются русскими?

На одном из русских порталов я прочитала циничный призыв наконец-то «сказать, что такое Латвия». «Наши руководители научили нас верить, что Латвия – независимое государство. Мы жили во лжи 20 лет. Правильное название Латвии – резервация. Резервация Российской федерации. В 1990 году Россия разрешила на латвийской территории организовать такую резервацию. Резервация – это территория, в которой поселены остатки коренной нации. Такие резервации есть в США, Канаде и Бразилии для индейцев, в Австралии для аборигенов, в ЮАР – для африканцев. То есть Латвия резервация Европы», -- утверждает к сожалению оставшийся анонимным комментатор.

Кем мы хотим быть – «остатками коренной нации» или латышами? Ответ на этот ответ каждый должен искать в себе. В противном случае нам светит только резервация, и мы этого заслужим.

Элита Вейдемане
03.09.2010

Источник - http://zinas.nra.lv/viedokli/elita-veidema...ai-latviesi.htm

Перевод – Riga.Rosvesty




 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©