НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Политологи: «Согласие» приближается к власти
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
Свою оценку предвыборной борьбы, ее специфики и послевыборные сценарии в дискуссии с Neatkarīgā озвучивают профессор политологии Латвийского университета Юрис Розенвалдс и аналитик политики, директор Latvijas fakti Айгар Фрейманис.

- Какое впечатление у вас создалось от программных установок партий? Не пропали ли идеологические границы, не стали ли все левыми? Особенно в том, что касается прогрессивных налогов, перенесении их с зарплат на потребление, новых налогов,  неприкосновенности социальной области, как минимум в обещаниях?

Юрис Розенвалдс (Ю.Р.): - Эти выборы - смешение противоположностей, с одной стороны все понимают, что у «Согласия» есть небывалый доселе шанс попасть в правительство, с другой – все идет одной и той же накатанной колее, вся полемика вновь сконцентрирована вокруг личностей, рекламных слоганов, таких как «Дайте Домбровскису работать!» Не говоря конкретно что и как. Идеологические вопросы, похоже, отошли на второй план. Обещают то, что хотят услышать, иногда очень популистки: «точно!» В основе компании лежит поиск противника.

Плюс контекст внешних отношений – перегрузка отношения с США и Россией. Открыто начинать или поддерживать антирусскую риторику больше не модно. Другой фактор – стихийный процесс интеграции общества, который время от времени дополняют некоей инициативой официальной политики, программой, актуализируя вопросы, которые волнуют общество: «идут ли русские» во власть, или все же нет.

Айгар Фрейманис (А.Ф.): - У нас идеологические границы партий скорее символические, нежели реальные, хотя спрос на левую идеологию был большим уже давно и сейчас он актуален как никогда ранее. Вопрос, кто ее больше представляет. В декларативном плане, определенно, «Центр согласия», который преподносит себя как социал-демократическую силу, пока другие партии говорят, что находятся скорее правее центра. Сейчас этот акцент немного сошел на нет и перешел на Нила Ушакова, который не участвует в выборах. Кампания понемногу перешла в соревнование кандидатов в премьеры, даже партии с рейтингами ниже одного процента баллотируются со своими кандидатами в премьер-министры, что вносит с предвыборную компанию элемент юмора. Роль квази-левой партии сегодня играет и «Единство». Неконкретной правой идеологии больше придерживается ЗЛЛ, хотя и здесь сложно найти четкие признаки, но в любом случае они больше других говорят о неповышении налогов. СЗК, как обычно без идеологии, где-то на фоне подстраивается под ситуацию. ВЛ!-ТБ/ДННЛ тоже скорее без идеологии, выступают больше как сателит «Единства».

Еще один игрок, который не участвует в выборах напрямую, но оказывает влияние – это международные кредиторы.

- На кого они работают больше? С одной стороны ограничения кредиторов, инициированное ими же самими урезание экономики, отличный объект для критики правительственных партий, с другой стороны только благодаря займу правительство предотвратило социальный взрыв. Правительство Домбровскиса по некоторым проблемам просто сняло с себя ответственность, заметно увеличив дефицит бюджета, по сравнению с установленными кредиторами 5% до 10% в прошлом году и 8,5% в этом.

А.Ф.: - На мой взгляд, сейчас мы толком не можем это изучить, потому что есть прогнозы о консолидации бюджета, но нет сообщений, как это будет реализовано. Возможностей не много: повысить налоги или снизить расходы, вопрос в том, в каких областях можно использовать оба этих инструмента. Сказать, что незаметно, в кабинетах правительства идет работа над установками международных кредиторов сегодня сложно.

Ю.Р.: - Тема международных кредиторов создает фон для дискуссий, но ее можно использовать по-разному. Как только ЗЛЛ заводит речь о том, что «Латвийские интересы на первом месте, не позволим загнать себя в долговое рабство», как «Единство» сразу напоминает, кто этот займ взял. Вокруг этого вопроса идет постоянная возня, но это не козырь, который можно положить на стол и однозначно выиграть.

- Оппозиционные партии пытаются добиться, чтобы правительство подготовило бюджет до выборов, что не было сделано. Означает ли это, что и в этот раз нас ждут неприятные сюрпризы?

Ю.Р.: - Неприятные сюрпризы после выборов будут обязательно, но сказать всю правду накануне выборов было бы очень опасно, поэтому никто и не идет ва-банк.

- Кое-какая подготовка уже видна, как минимум со стороны министерства финансов, который уже говорит об отмене пониженной ставки НДС, повышении других налогов, уже были озвучены новости о снижении необлагаемого минимума для пенсий. На самом деле министерство финансов удобно отгородилось ото всех партий, так как Эйнар Репше не баллотируется на выборах.

Ю.Р.: - Грех «Единства» накануне выборов в самоуправления, это как камень, который мешает, но не топит до конца, потому что есть причины, почему это было сделано. Так можно поступать только в том случае, если речь идет о рациональном избирателе, что в большинстве своем не относится к избирателям латвийским.

А.Ф.: - Думаю, что неприятные сюрпризы будут, но невозможно точно прогнозировать их направление, можно только предполагать на основе того, что было сделано ранее: налоги в плюс, расходы в минус. Можно прогнозировать отрасли, на которых это больше всего отразится. Очевидно, что часть соцбюджета настолько велика, что там будет наибольший интерес урезать. Возможны и другие сюрпризы. Невозможно представить, кто войдет в правящую коалицию. Возможно, кто-то заявит что-то подобное тому, что сказал Айвар Лембергс, что 7,5 миллиардов это мелочь, которую мы не станем отдавать, потому что этими деньгами мы спасли шведские банки. Для ушей непривыкшего к долгам латвийского избирателя  это звучит очень приятно, это легко понятные слова, но в них не особо верится, общество чувствует, что политик хватил через край.  Но фактически любая сила грешит в этом направлении.

- Национальная карта на этих выборах слабее или сильнее чем раньше? Как в этот раз сработает «русские идут»?

Ю.Р.: - Временами ее активно используют. Это хорошо было видно в первоначальной рекламе и текстах «Единства», которые производили впечатление, что их главная цель – победить ЦС, а остальное уже не так важно. Таким образом «Единство» вступило в соперничество с ВЛ-ТБ/ДННЛ, которые всегда были более радикальными, латышскими. Согласие всегда упрекали в том, что они по разному говорят с русской и латышской аудиторией и интересно, что и «Единство» стало поступать так же. С одной стороны они бьют себя в грудь, защищая латышскость, одновременно сильно приглушая свою риторику касательно возможности вхождения ЦС в правительство. На мой взгляд, вопрос о приходе русских во власть, под этим я подразумеваю их участие в политических процессах, уже давно назрело, поэтому риторика, направленная на национального избирателя есть и будет, но не слишком, чтобы не сжечь возможные мосты для сотрудничества.

А.Ф.: - Противопоставление Валдиса Домбровскиса Янису Урбановичу, на мой взгляд, PR специалисты «Единства» придумали как основу для компании, используя для фона и ЗЛЛ, которая пытается встать посередине, как это уже удалось сделать на прошлых выборах. Анализ электората в Риге показывает, что Шлесерс забрал избирателей не столько у «Согласия», сколько у ЗаПЧЕЛ. Как бы это странно ни звучало, электорат «Согласия» является более стабильным, а вот у ЗаПЧЕЛ нет, и радикальные экономические предложения Шлесерса очевидно показались им более привлекательными. Есть еще один нюанс – средний возраст избирателя с 2007 года, когда театрализовались мероприятия 16 марта и ЦС стал реальным кандидатом в коалицию, меньше всего именно у электората ЗаПЧЕЛ (39 лет), второй самый молодой возраст у электората ЗЛЛ (40,1 год).  Если не брать во внимание ЦС и до этого небывало широкие границы для коалиции, есть еще одна примета, которая заставляет меня улыбнуться и задаться вопросом: руководитель БЗК Янис Кажоциньш выступил с политическим откровением, что он уже давно считает, что отстранение русских от власти – большая ошибка.  Человек, который не говорил о политике, пришел в систему в качестве офицера в отставке Объединенного Королевства, внезапно стал говорить о политике! Вопрос, родилась ли эта фраза в его в голове, или голове других, потому что после это практически лавинообразно к такому же выводу начали приходить очень многие.

Национальных позиций, естественно, очень твердо придерживаются вселатвийцы, получившие моральный допинг от ТБ/ДННЛ, хотя невооруженным глазом видно, что внутренние проблемы в объединении и их синергия больше в головах их избирателей, которые несут в себе эту идею, нежели в самом объединении.

Ю.Р.: - Один призыв Райвиса Дзинтарса вычеркивать Эмиля Якринса чего стоит!

А.Ф.: - Происшествие с Якринсом очень четко продемонстрировало, что часть людей ТБ/ДННЛ политика по-прежнему интересует в несколько ином понимании. Еще удивительнее было фривольное заявление Роберта Зиле, что в Латвии лучше ввозить китайцев, потому что они лучше интегрируются, нежели русских. Это могло прийти только в голову человека, который находится вне пределов Латвии в положении самоизоляции. Этим он только напряг своих избирателей, которые и так уже нервничают.

Игрой на национальных чувствах, на мой взгляд, было и неудачное высказывание Урбановича о Бишкеке. Хотя в нем был и свой смысл: это было знак сторонникам ЗаПЧЕЛ, чтобы они не боялись, «мы столь же тверды, как и ЗаПЧЕЛ, но мы лучше» и это был знак и избирателям «Единства»: «Подумайте, может вам лучше перейти на сторону ТБ/ДННЛ!»

- Изменения в системе локомотивов не стало причиной реальной нехватки лидеров и лиц в политике? Первые и вторые номера во многих партиях избирателям знакомы лишь смутно.

А.Ф.: - В большинстве своем осталась все та же старая мебель, а несколько новых предметов ничего не меняют в старом дизайне. Примечательно то, что уже на следующий день после принятия этих изменений даже те, кто голосовал «за» были недовольны, так как новый порядок увеличивает риск. Прежняя система позволяла заскакивать в вагоны, особенно в малых округах – Земгале, Курземе -- и попадать в Сейм, ничего не делая. С изменениями появилась возможность проводить различные отдельные компания в округах, поэтому стали возникать коалиции из бывших конкурентов, особенно НП и ЛП/ЛПП.

- Еще в этом контексте проявляется то, что партии, особенно ЗЛЛ рекламируют себя посредством руководителей самоуправлений, которые на выборах не баллотируются.

А.Ф.: - Да, и этот элемент региональных компаний всплыл.

Ю.Р.: - Изменение принципа локомотивов, а так же объединение партий снизили прогнозируемость результатов; сложнее спрогнозировать как будет выглядеть «Единство» после выборов, будет там больше людей из «Гражданского союза» или НВ, что несколько изменит ситуацию. Раньше все же лучше можно было прогнозировать ситуацию. Теперь все ждут не только проценты, сколько получило каждое объединение, но и то, какие люди выбраны, и это будет иметь большее значение, нежели на предыдущих выборах.

- На этих выборах впервые после восстановления независимости стартует самое малое число списков – 13, по сравнению со всеми предыдущими выборами, где было 19-23. Это тенденция или исключение?

А.Ф.: - Думаю, что все же тенденция. Вспомним хотя бы последний день подачи списков, когда у Союза латышских крестьян Артура Малтса была возможность принести список в указанное время, но в конце концов оказалось, что у него не было гарантийных денег. Очевидно, что если надежды преодолеть 5% барьер нет, то в кризисной ситуации деньги играют гораздо большую роль, чем запись в CV «кандидат в депутаты 10-го Сейма».

Ю.Р.: - В отличие от предыдущих выборов, весьма четко отделилась шестерка, у которой есть надежда, от семерки, у которой такой надежды нет, разделив между собой не принявший решение электорат. Раньше было больше партий, стоявших на границе попадания и не попадания.

А.Ф.: - раньше было больше партий с 2-3% , сейчас у них в основном меньше 1%, затем идут 4-9% и партии с -надцатью процентами. И более 20% еще не определившихся, и в отличие от предыдущих выборов из опроса к опросу растет число людей, которые выбирают ответ «не будут принимать участие в выборах».

-  Большинство этой позиции будут придерживаться до конца?

А.Ф.: - Большинство, да. Часто те, кто говорят, что не знают или не приняли решения, в конечном итоге не идут на выборы, но у части тех, кто говорит, что не знает,  за кого голосовать в голове все же есть определенный список, зачастую весьма парадоксальный. Там могут быть «Единство» и СЗК, «Домбровскис мне нравится, но Лембергс все же нравится больше». Я слышал фразу: могу проголосовать за «Все для Латвии!», но могу и за Шлесерса, это попытка выбрать между национальным и экономическим, не сильно углубляясь в одно или другое, а подбирая что-то более подходящее. Есть другая часть, которая от политики сознательно дистанцируется.

Консолидация партий позволяет упростить политический спектр и сделать одну силу более отличной от другой, что ограничивается еще и весьма медленным круговоротом лидеров. Есть одни и те же, что заставляет думать, что политика делается сверху, с партийной верхушки, где сошлись интересы как партии, так и ее спонсоров, интересы касающиеся больших процессов в государстве и контрольный пакет власти партий тоже пытаются реализовать посредством выборов.

Ю.Р.: - Играет роль и то, что в отличие от классических западных демократий наш политический спектр не столь явно находится в едином измерении, в нем присутствуют этнические вопросы, социал-экономические, другие, поэтому даже этот небольшой выбор между списками может оказаться весьма парадоксальным в зависимости от того, что в данный момент ему кажется важнее.

- Выбор между Домбровскисом или Лембергсом не кажется столь парадоксальным, потому что сами политики шлют подобные сигналы. Домбровскис и Бригманис называют друг друга лучшими партнерами по будущей коалиции, хоть перед этим партии «Единства» активно выступали против Лембергса.

А.Ф.: - Под всем этим скрываются очень прагматичные соображения, а именно вопрос победы на выборах. У нас есть тип победителя, Латвийский путь в 1993 году с 36 местами в парламенте и в 1995 ДП «Хозяин» всего с 18 местами. И есть ощущение, что победитель диктует повестку дня. Как в 1998 году быстро сошлись ЛП с «Новой партией», только бы победить НП, так и сейчас Бригманис с Домбровскисом пытаются обняться, чтобы в сумме получить больше, чем у Урбановича.

Ю.Р.: - Думаю, что СЗК со своим умением срабатываться и с определенными, но не слишком большими требованиями сейчас действительно выгоден всем. И это то самое приданое, благодаря которому невеста СЗК интересна каждому.

- С кем ЗЛЛ охотнее бы сошлось. Шлесерс весьма жестко сказал, что не войдет в правительство Урбановича, в вою очередь Домбровскис не будет работать ни в правительстве Шлесерса, ни ЦС. Если ЦС выдвинет какого-нибудь беспартийного, популярного человека, кого-нибудь судрабаподобного, шансы создать правительство повышаются?

Ю.Р.: - Я думаю, что ЗЛЛ не грозят никакие грандиозные проценты, хотя благодаря своей массивной, выражено популистской компании они что-то себе добавят, но не так много, чтобы иметь основание под свои амбиции диктовать условия. Очень сомневаюсь, что Шлесерс сможет работать у кого-то в подчинении.

А.Ф.: — В этот раз важной как никогда будет послевыборная арифметика, так как поле для создания коалиции очень широко. В отличие от прошлых выборов уже никто больше не исключает вариант сотрудничества с ЦС. Таким образом, партии больше не будут загнаны в узкие рамки. Это означает, что в критической ситуации и в преддверии непопулярных решений коалицию можно будет расширить относительно безболезненно, перенести ответственность и на плечи тех, кто до этого находился в пассивном положении. Поэтому один вариант – это нынешняя коалиция, которая надеется, что «Единство», СЗК, ВЛ!-ТБ/ДННЛ вместе получат достаточно много голосов – в идеале 60,61 голос -- чтобы чувствовать себя достаточно свободно, но можно говорить и о вхождении еще кого-то, в первую очередь, ЦС. Еще один возможный вариант, что в нынешней коалиции ЦС может заменить ВЛ!-Т/ДННЛ, которому для начала надо преодолеть 5% барьер. Еще одна версия, которую в свое время озвучил Урбанович, что «Единство» их толкает в направлении ЗЛЛ, что позволяет говорить о схожести их групп крови. В последнюю предвыборную неделю предстоит острая борьба за Ригу, будет интересно, что сделает ЗаПЧЕЛ, представив Татьяну Жданок в качестве своего кандидата в премьеры, прекрасно понимая, что это их единственная возможность взойти на трибуну. Можно упомянуть еще и нынешняя коалиция + ЗЛЛ.

Ю.Р.: - В любом случае ясно, что на многообразие вариантов существенно влияет то, что было снято табу в отношении «Согласия». Если бы было как прежде, когда ему было на роду написано находится в вечной оппозиции и другие партии своим избирателям клялись: ни за что и никогда, вариантов было бы меньше, но и ситуация после выборов была бы более нестабильной. Принимая во внимание весьма большое число не определившихся избирателей, все пытаются в самый последний момент перераспределить пирог.

- В свое время у ЗаПЧЕЛ было большое число тайных избирателей, которые перед выборами не говорили, что будут за них голосовать. С «Согласием» тоже самое?

А.Ф.: - Думаю, что нет. Впервые среди не определившихся избирателей латышей гораздо больше, чем других национальностей, примерно 70%. Раньше было наоборот.

- Насколько велика поддержка ЦС среди латышей?

А.Ф.: - Среднее число, которое получается, если свести различные опросы – примерно 10%. Половина из них в качестве языка ответов выбрали русский язык, что говорит о том, что часто это люди из смешанных семей, люди из Латгалии, или Риги или те, кто по каким-то прагматичным соображениям записали в своем паспорте, что они латыши.

Ю.Р.: - На мой взгляд, то что избиратели ЦС больше не скрываются, повлияла легитимизация этой партии, благодаря постепенной переориентации русскоговорящих от радикальных решений на постепенные, а так же политика ЦС.  В связи с этим можно ожидать, что голоса не определившихся избирателей достанутся не ЦС, а больше будут распределяться между другими партиями и результаты ЦС в итоге будут не настолько блестящими как ранее показывали опросы. Избирателям ЦС не в чем сомневаться, так как ЗаПЧЕЛ гораздо слабее, а «Единство» русским избирателям не может ничего предложить, к тому же говорит только о «латышской нации».

А.Ф.: - Единственный кто вламывается в русский электорат, это Шлесерс и не потому что у него какая-то особая любовь или интеграционная программа для них, а потому что он видит в этом ресурс, видит, что он не идентифицируется с национальными силами так крепко, у него нет внутрипартийного сопротивления этому направлению и ранее это направление было успешным. 

- Компромат в последний момент, черные компании еще могут появиться и что-то существенно изменить?

А.Ф.: - Тем, у кого есть несомненные проблемы с репутацией, которые накапливались годами, сделать уже ничего нельзя, но я не могу представить, что можно что-то накопать на тех, у кого репутация более достойная.

Ю.Р.: - Предыдущая практика доказала, что латвийский избиратель зачастую руководствуется принципом: может он и ворует, но хороший хозяин и умеет считать, так почему бы и нет.

Байба Лулле
24.09.2010

Перевод Riga.Rosvesty с печатной версии издания



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©