НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Арнис Цимдарс: Мы получим то, что заслужили
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
Об изменениях в предвыборном и выборном процессах, интересных нюансах законодательства и том, как не избрать Гитлера – в интервью с председателем Центральной избирательной комиссии Арнисом Цимдарсом.

– Самые большие перемены на этих выборах связаны с отменой так называемого принципа локомотивов, хотя по сути своей локомотивы никуда не делись, они теперь есть в каждом округе, лишь немного уменьшилась их роль. Какую роль они теперь играют?

– Популярные в обществе люди, становясь кандидатами от той или иной партии, тоже играют роль локомотивов. Это во всем мире считается нормальным, в локомотивах как таковых нет ничего плохого. Но если один и тот же человек, как было у нас, баллотируется в нескольких округах и вроде как раздает обещания всем, но избирается только от одного округа, то для остальных он оказывается вроде как фальшивым локомотивом. Особенно часто обижались так называемые малые округа – Курземе, Земгале, Латгале, где люди баллотировались, но избирались в большинстве своем от больших округов – Рижского или Видземского, потому что получали там большее количество голосов, потому что число избирателей там больше. В свою очередь в малых избирательных округах шли следующие после лидеров люди, которых не знали, или знали меньше. Поэтому принцип локомотивом было необходимо убрать. 

Этот принцип привел к увеличению числа кандидатов в списках. Если список подавался по всем округах, в нем было 115 имен, в отличие от предыдущих выборов, когда максимальное число кандидатов в депутаты колебалось от 40 до 70 человек, потому что часть людей баллотировалось по нескольким округам. И в этом году во всех списках нет максимального числа кандидатов, все зависит от возможностей партии и других соображений. Возможно, это тоже побудило партии объединиться, в результате сократилось число списков, которых на эти выборы может быть около 15.

Возможно из-за того, что партиям надо было искать больше людей, которых включить в свои  списки, заниматься их обсуждением, партии в этом году подали свои списки позже, нежели в другие годы. Не исключено, что они прикидывают разделение лидеров по округам в зависимости от действий своих конкурентов, думают, кого кому противопоставить. Раньше на выборах в Сейм, даже несмотря, что порядковый номер партий разыгрывается, накануне первого дня подачи списков партийные люди уже занимали очередь. Возможно, очередей нет еще и потому, что то внимание СМИ, которое получали первые, кто подавал списки, уже не так важно как раньше,  приоритетными стали другие способы рекламы.

– На выборах в 9-й Сейм был прецедент, когда партия «Земля Мары» подала список с одним именем (Иреной Сапровской) во всех избирательных округах.

– Она тогда она честно призналась, что ее цель была не власть (целью было популяризовать религиозность, "Земля Мары" получила 0,54% голосов и заняла 13 место из 19 списков кандидатов – прим.ред).

Согласно закону в списке может быть и один кандидат, но на мой взгляд, если партия предлагает менее 51 кандидата, то априори можно сказать, что ей не нужна парламентская власть, а значит все это несерьезно, потому что приход ко власти и реализация своего видения, является задачей политической власти.

– Вскоре после прошлых выборов началась дискуссия о более обширных изменениях в избирательной системе, которая помогла бы излечить недуги демократии, власти и равнодушия общества. Шла речь о полумажоритарной системе и других вещах, но от всего этого остались только локомотивы. Из-за недостатка ответственности депутатов перед избирателями нельзя ли в рамках нынешней пропорциональной системы указать, что кандидаты, которые баллотируются от конкретного округа, должны иметь с ним какую-то связь, потому что в регионах все равно есть локомотивы национального уровня, которым после их попадания в Сейм от этих окружных избирателей, которые их выберут, будет ни жарко ни холодно.

– Тогда в это нужно углубляться еще сильнее и это потребует еще больше политических дискуссий.

Депутаты Сейма принимают законы, которые относятся ко всей стране одинаково, нельзя принять закон, который был бы выгоден Курземе, а другим краям нет. Можно говорить о другой крайности – всей Латвии как едином избирательном округе, потому что мы по числу жителей как один Китайский квартал. По числу избирателей Курземе и Земгале вместе взятые равны Видземе или Риге по отдельности. Было так же предложение об избирательной реформы и создании 13 округов с семью-восемью депутатами от каждого округа, в результате чего отклонение от прямого желания избирателей было бы намного меньше, результаты были бы более пропорциональными.

Избирательные округа были установлены еще во время первого периода независимости и дискуссии о смене их границ упираются в нежелание менять Конституцию, так как это очень чувствительный момент. Изменив избирательные округа, изменятся и правила игры, все это следует учитывать.

– Но избранные от регионов депутаты уже не являются региональными, и, принимая законы, они мыслят совсем другими категориями. Так может лучше думать о регионе, как это делает Лиепайская партия, которая свое влияние пытается реализовать, вводя своих людей во многие партии?

– Парламент, как законодательная власть должен принимать законы, в рамках которых функционирует государство, а не представлять регионы. На мой взгляд, любое отклонение от этой теории ведет к искажениям в реальной жизни.

Лоббирование отдельного региона или самоуправления может быть очень серьезным, понятным аргументом, особенно если это делается на законодательном уровне. Если идти по пути регионального представительства, то это должна быть осознанная государственная политика.

– В свое время национальные партии вас укоряли в том, что в одном из клипов Вы разъясняли порядок выборов в том числе и на русском языке. В этом году тоже будете рассказывать на русском?

– Нет. С тех пор мы этого больше не делаем.

– Почему? На вас так повлияли радикальные выпады?

– Нет, это было всего лишь мнение политической партии. Но государственная инспекция по языку нам пояснила, что мы нарушили закон, ибо как госучреждению нам положено обращаться к обществу только на государственном языке.

– Но если вы такой клип сняли, значит вы считали, что по сути это правильно. И если вы так считали, почему не призвали соответственно изменить законодательство?

– В тот раз мы снятый клип озвучили на русском языке для показа на региональном русскоязычном телевидении.  Возражения основывались на том, что все граждане Латвии должны знать латышский язык. Мы считаем, что в Латвии живут и русскоязычные люди, которые имеют право на гражданство вне процесса натурализации и если фамилии они еще могут прочитать, то всю процедуру могут и не понимать. В этот раз мы себя успокоили тем, что анимация пояснит им все с помощью визуальных образов.

– На мой взгляд, очень комформистская позиция.

–Госучреждения должны уважать закон. Если кому-то закон не нравится, он предлагает его изменить. У ЦИК не больше прав выступать с законодательными инициативами,  нежели у другой персоны, не наделенной законодательным правом.

Мы не обращаемся к избирателям и напрямую, а делаем это посредством СМИ и русскоязычные СМИ тоже информируют об избирательной процедуре, которая к тому же не менялась последние 12 лет. Существование или отсутствие одного видеоклипа не играет существенной роли.

– В истории выборов были случаи, когда людей массово сажали в автобусы и везли голосовать за конкретного кандидата. Сейчас избиратели не прикреплены к конкретным избирательным участкам, в каждом округе свои лидеры, что ведет к более острой межпартийной конкуренции. Вышеупомянутая практика может стать более распространенной?

– Станет ли это проблемой или нет, мы увидим только на выборах, но ажиотаж вокруг этой проблемы может стать больше, так как лидеры теперь баллотируются не по всем округам, а только в одном.

– Какие нарушения выборов могут в этот раз быть наиболее частыми?

– Все та же покупка голосов. Не знаю, может появится новое изобретение.

– Случай Юриса Болданса не назидателен?

– Это больше относится к попыткам оказать влияние на участковую комиссию. Это пример для тех, кто хотел бы на нее повлиять, а так же самой избирательной комиссии  и наблюдателей. Это лишний раз показывает, насколько важно, чтобы местные наблюдатели присутствовали при окончании подсчета голосов, а не как в случае с Кубулисом уходили, когда был подсчитано разделение голосов между партиями, а не все плюсы и минусы кандидатам.

Наблюдатели должны быть не вздорным, а знающим. Вздорный наблюдатель не добивается результата, а мешает работать и даже делает комиссию неработоспособной.

Участковые комиссии создаются из местных избирательных комиссий и ЦИК только указывает, какие условия следует им соблюдать, но мы не можем оказывать влияние ни на состав избирательной или участковой комиссий, не можем кого-то убрать или поставить на место, не можем гарантировать, что все желается правильно.

– Так как же вы можете тогда отвечать за то, что комиссия политически нейтральна и обеспечивает честный ход выборов, за что вы все же отвечаете?

– Мы отвечаем за то, чтобы все, что от нас зависит, было сделано. Да, от меня и ЦМК ожидают ответственности , в том то и состоит сложность этой работы, мы не можем сказать: делай так-то и так-то, а если не сделаешь, уволим, будет плохо!

– На ваш взгляд правильно, что вы не можете повлиять на создание комиссий, но несете за них ответственность?

– Это другой вопрос.

– Но это вопрос.

–Эта система логически исходит из того, что участковая комиссия это не карьерная работа, до выборов и после них люди зарабатывают на хлеб своей профессией, а работа на участке – это добрая воля, которую они выполняют для страны и общества за очень маленькое вознаграждение.

– Но если эту комиссию создает местная власть, которая определенно имеет какую-то политическую окраску, есть все основания для подозрений, что с комиссией и результатами выборов не все в порядке. Может все же стоит попытаться снизить основания для таких подозрений?

– Выборы не являются монополией ЦИК, мы только готовим среду для них. Выборы – это дело всего общества и если местное общество желает обмануться, то никто из Риги не сможет их от этого удержать, и мы получим то, чего сами заслужили.

Теоретически  может быть так, что нечестная комиссия подсчитывает нечестный результат, выбранная дума опять образует соответствующую комиссию и получается замкнутый круг. Поэтому противовесом этой системы являются местные наблюдатели, которые следят, чтобы все шло в соответствии с законом и которые сообщают о малейших отклонениях от него. Если наблюдателей нет, то система может и не сработать и тогда появляется этот риск. Так как наблюдатели представляют разные силы, они не допустят смены отметок, приписок или других нарушений. Наблюдатель должен знать инструкцию, знать, в какой момент объявлять перерыв, что его вообще можно объявить только, когда подсчитан результат между партиями, что материалы должны быть упакованы и опечатаны, что у наблюдателя есть право подписаться на печати, что он должен присутствовать когда открываются ящики, что он должен засвидетельствовать, что печать не была сломана. Если наблюдатель -- тетенька, которой можно сказать: «пойди посиди в сторонке и не мешай нам тут мошенничать», если она не знает всех деталей процедуры, то фактически она не только не выполняет свою работу, но и мешает.

Председатели избирательной комиссий тоже люди, и на участках все как в жизни, бывают столкновения, которые можно наблюдать в общественном транспорте, магазине. И у членов участковой комиссии разные характеры, темпераменты, и если еще попадается темпераментный наблюдатель, то случаются настоящие сражения и столы двигаются туда-сюда даже во время голосования.

В то же самое время, лично встречаясь с председателями и секретарями местных комиссий, я вижу в них реальных людей, в большинстве своем учителей, уважаемых людей, вижу что они пришли не только заработать. Это, на мой взгляд, лучшие представителя общества на местах. Это люди с образованием, как минимум средним, они знают латышский язык и, что в наши дни не маловажно, не слишком увлекаются алкоголем.  Я считаю, они заслуживают уважения общества. Кроме того, есть определенный прядок, который следует соблюдать, члены комиссии своей подписью обязуются выполнять работу в соответствии с законом и инструкциями. Подпись была введена после случая на выборах 2001 года, когда в результате было возбуждено одно уголовное дело, а человек сказал, что он ничего не подписывал.

-- Никто точно не знает, сколько граждан Латвии находятся за границей. Сколько избирательных бюллетеней и куда вы отправляете и сколько участков вы полюс-минус организуете?

– В общей сложности в этом году за границей будет 64 избирательных участка. Это на 11 участков больше, чем на выборах в 9-й Сейм. В США вместо девяти участков будет 15, на два избирательных участка больше будет в Австралии, первый раз избирательный участок будет, например, в Новой Зеландии и Египте. В Канаде чисто участков не увеличилось, так как канадские законы запрещают гражданам других стран организовывать голосование за пределами посольства.

Но для того чтобы организовать участок за границей недостаточно того, то там есть избиратели. Должна быть инициатива на местах. Мы не экспортируем избирательные комиссии. Понимая, что не будет регистра избирателей, а голосование по почте при том, что необходимо отправить свой паспорт, весьма затруднительно, еще зимой мы опросили консульские службы, общественные организации о прогнозируемом числе избирателей за границей. В результате в Ирландии будет только один участок в Дублине, хотя учитывая сколько в этой стране проживает граждан, там должно было бы быть около 20 участков.

– Есть какие-то существенные изменения числа участков в Латвии?

– Несмотря на сокращение бюджета на 10%, число участков не изменилось. Закрыто по одному участку в Айзпуте, Приекуле и Елгаве, так как остальные тамошние участки более доступны. По предложению Рижской думы и просьбам жителей избирательный участок будет в торговом центре Spice. Магазину это выгодно, возможно, что дума договорилась о скидке на арендную плату, так как затраты, связанные с работой участков, покрывают самоуправления. Не вижу в этом ничего плохого.

– Возможны ли такие нарушений, в результате которых выборы могут признать несостоявшимися?

– Конечно. В демократической стране должна быть возможность оспорить результаты выборов. Однако обычно, если есть серьезные сомнения в результатах по одному из участков, или по одному из избирательных ящиков решается вопрос о том учитывать ли эти голоса при подсчете общего результата или нет, а не о повторном голосовании. Так как регистра избирателей больше нет, мы не знаем, сколько голосов в этом конкретном ящике или участке. Но решение об учете или нет голосов можно оспорить в суде, который и принимает окончательное решение.

– А суды могут быть более задействованы?

-- Это, по-моему, не должно быть самоцелью. Хотя в том, что касается оспаривания результатов выборов, хоть в этом деле и допускается сокращенный процесс только в двух инстанциях – ЦИК и суде, сокращены и сроки, повторные выборы в случае их отмены будет невозможно организовать в промежуток времени между выборами и днем, когда в соответствии с Конституцией новоизбранный парламент должен приступить у исполнению своих обязанностей. В Латвии это всего 30 дней, во время которых надо определить результаты выборов. В отличие от США или Украины наша конституция не предусматривает повторных выборов, мы не можем успеть их организовать, поэтому практически единственным нашим инструментом является учитывать при подсчете или нет какой-то из участков. И хотя после предыдущих выборов в Сейм, когда суд рассматривал жалобы о соучастии третьих лиц в агитации, он признал, что теоретически у него есть полномочия признать какие-то выборы не состоявшимися. Что делать в таком случае я не знаю, в законе такие варианты не предусмотрены. Я обратился с этим вопросом к законодателям, но они на него так и не ответили.

– В этом году у участков тоже не будет полиции?

– Не будет. В Европе в этом отношении различная практика, например, я сам видел как в Дании полицейский с жезлом командовал парадом, но не вмешивался в подсчет голосов. Есть страны, где считается, что полиции там вообще не следует находиться. У нас было решено, что она не нужна, что полицейский в униформе пугает людей. Вопрос был так же в нехватке человеческих ресурсов, в Латгалии для дежурства были привлечены даже автоинспектора, но даже тогда некоторые посты были пустыми, кроме того после долгого дежурства на участках полицейским положен выходной и тогда вообще некому будет работать.

К тому же в Латвии избиратели не так темпераментны, как в некоторых других странах, на участках не дерутся, а если и случается какой-то инцидент, полиция приезжает по вызову и в их постоянном присутствии нет необходимости.

– А полицейские не спугнут покупателей голосов?

– Присутствие полицейских не исключает покупки голосов, потому что с тем же успехом это можно делать и за углом.

Если есть сведения о покупке голосов, то об этом в первую очередь следует сообщать Полиции безопасности или Госполиции, так как для них важно задокументировать покупку и они соответственно у этому подготовлены. Накануне прошлых муниципальных выборов у Полиции безопасности было огромное количество сообщений о возможном подкупе голосов, о чем мы предупреждали в том числе и публично. Чаще всего конкуренты сообщали о конкурентах.

– А разве пять латов за голос хуже обещаний поднять пенсии, которые после выборов сократили или, например, обещаний устроить на работу?

-- Не вижу никакой разницы. Я слышал, что во времена первого свободного государства в Валмиере один кандидат  подбросил в воздух сантим со словами: «Другие только обещают, а я вам уже даю!» В этом плане единственным критерием является то, что законодатель считает ограничением, а что нет. В Литве, например, запрещено даже спички дарить, устраивать бесплатные вечеринки.

– Я слышал об идеи некоторых людей призвать избирателей кидать в урны пустые бюллетени, чтобы продемонстрировать, что их не устраивает никто. Какие могут последствия такого шага?

-- Голосуя пустым конвертом повышается процентный порог, так как число голосов, необходимое для преодоление 5% барьера считается не от количества годных бюллетеней, а всех проголосовавших. Таким образом усложняется шанс преодолеть процентный барьер партиям, имеющим меньшую поддержку избирателей и близким к 5% барьеру. Выигрывают же партии, за кого больше всего проголосуют. Таким образом, люди будут голосовать против малых и за больших.

Можно идти на выборы с настроем чем хуже, тем лучше, хоть кому-то навредим, но на самом деле навредим мы только себе, потому что результат будет относиться к нам всем. Если выберем главных воров, сами же будем потом с ними жить. В этой связи можно вспомнить о том, как в Германии к власти пришел Гитлер, у него был не большой, но очень мобильный электорат, который пришел на выборы и Гитлер получил в парламенте такой перевес, которого на самом деле в народе у него не было, так как довольные жизнью жители просто не пришли на выборы.

Образно выражаясь, мы все плывем по реке на одном плоту и в зависимости от того, как проголосует большинство, поплывем к пологому и безопасному берегу, или крутому и опасному.

Те, кто не принимает участия в общественной жизни, соскочили с плота или плывут размашисто, как, например, Сорос или ушли на дно как бомжи или есть еще монахи, которые благодаря состоянию своего сознания плывут немного над водой. Но все остальные, мы на этом плоту, пойдем мы на выборы или нет, будем портить избирательные бюллетени или нет – мы сами несем ответственность за то, как и куда плывет наш плот.

-- А где на этом плоту место для 400 000 неграждан?

-- Они плывут на этом же плоту. Но если бы меня спросили нормально ли то, что в стране не голосуют 400 000 человек, я бы ответил, что нет, это не нормально. Вопрос в том, что надо делать – присваивать нулевое гражданство или идти натурализоваться. Возможности есть, действий нет.

Если уважающий себя человек хочет участвовать в принятии решения, кто будет стоить у руля и к какому берегу плыть, то, пока законы таковы,  каковы они есть, надо использовать возможность натурализоваться и принимать участие в выборах.

Байба Лулле
04.08.2010

Источник - www.nra.lv, Перевод с печатной версии издания

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©