НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Интервью с Бесланом Абдулмуслимовым
Latvijas avīze (перевод)
Кабинет Бислана Абдулмуслимова в Риге, в «Дунтес нами» обустроен дорого, в классическом стиле, однако внимание в первую очередь привлекают портреты Наполеона и Че Гевары. В последнее время имя Абдулмуслимова в латвийских СМИ упоминалось в связи в партией «Все для Латвии!» и дружескими отношениями с лидерами этой партии. Однако наша беседа с чеченским предпринимателем будет не об этом.

– Почему Вы считаете, что сегодня быть в Латвии бизнесменом – грязное занятие?

– Люди почему-то считают, что самое грязное дело политика. Нет, это бизнес. Латвия – очень маленькая страна, где конкуренция невероятно велика. В Латвии она особенно грязная, потому что бизнес и политика как две сестры, выросшие вместе. Сиамские близнецы! Если кому-то удается бизнес отделить от политики, то весь народ его боготворит. Карлис Ульманис был хорошим хозяином, но сейчас надо быть очень сильным и мудрым лидером, чтобы отделить бизнес от политики. Потому что в Латвии есть традиция, человек идет в бизнес, чтобы продвигать свои политические амбиции, или идет в политику, чтобы спасти бизнес. Получается замкнутый круг, который я хочу разорвать. На примере своего холдинга я докажу, что мы занимаемся только бизнесом, вопреки всем шишкам, которые сыпятся на мою голову и головы моих коллег.

– Этот замкнутый круг - проблема только Латвии?

– Это проблема всех маленьких стран. Но Латвии начала приближаться к типичным небольшим арабским или азиатским  государствам, где должности раздаются только родственникам. Как какой-то шейх Абу Даби со своими 20 женами, чьи имена он даже не может запомнить… и чтобы они его, шейха, не мучили своими капризами о дорогих сумочках, ему проще дать какую-нибудь должность очередному родственнику жены. В Латвии это не происходит настолько открыто и бессовестно, тут маскируются, прикрываются хоть какими-то демократическими законами, но принцип тот же. К корыту допускаются свои, приближенные к политике или бизнесу. Получается все та же азиатская система коррупции. Только еще хуже, с родственниками есть хотя бы кровная связь, они, возможно, не предадут.. в Латвии предательство ничто не тормозит, 90% могут позволить себе друг друга вышвырнуть.

– Вы сравнили ситуацию в латвийской политике и обществе в целом с раком и вызываемым ими метастазами. Почему?

– Во-первых, в Латвии не хватает солнца, это серая земля и рак, как болезнь, к сожалению, здесь сильно распространен – это медицинская статистика. Однако причина этого, на мой взгляд, гораздо глубже. В Латвии у людей хронически не хватает гармонии между внешним и внутренним миром. Это символическое сравнение с болезнью и злокачественной опухолью можно перенести и на политику. Чиновники настолько отчаянно, судорожно держаться за свои кресла, будто это их последний кусок хлеба. Это порождает неуверенность в себе, а она в свою очередь, сомнения. Дальше идет страх, который приводит к интригам. Все это метастазы, больные и грязные.

– Когда Вы впервые попали в Латвию, у Вас была интересная встреча с представителями закона…

– Это был конец 1992 года. На моей машине были российские номера, и в Латвии меня остановил дорожный полицейский. Сказал, что у меня нет какого-то разрешения… Союз только что распался, в законах царил хаос, найти к чему придраться было не сложно. Он сказал – можем выписать штраф на месте, или можно заплатить наличными. Я переспросил прямо: вы мне предлагаете дать вам взятку? Он ответил: да, заплатите наличными и не будет никакого нарушения латвийских законов. Я специально заставил его сказать эту фразу, чтобы позже не было никаких недоразумений. Я кончено, понимал, что это взятка в самом прямом смысле слова, но хотел, чтобы он взял ответственность на себя. Он взял у меня эти деньги и начал меня воспитывать. Что я нарушил этот и этот закон… Начал читать мне мораль, как мне вести себя не только на дороге, но и в жизни. Я ему ответил: послушай, ты собака, ты только что взял у водителя взятку, грубо нарушил уголовный кодекс и ты еще позволяешь себе меня учить? Естественно, я повысил голос, так как в моих глазах это был уже не милиционер, а взяточник. Он начал сразу начал кому-то угрожающе звонить, рассказывать про пойманного чеченца, жаловаться. Спрашиваю его: кому ты звонишь? Как кому? Некоему уголовному авторитету! Мы каждый день ему отдаем собранные деньги. Он наша крыша! И этот милиционер, который собирал деньги для уголовников, еще хотел меня учить закону божьему… Угрожал мне, что сейчас приедут бандиты. Я подождал их какое-то время, но никто так и не приехал. Наверное, «чеченский бренд» сработал.

– Как Вам кажется, эта древняя система, когда все друг с другом повязаны и друг друга прикрывают, она еще работает?

– И это тоже метастазы, целая система коррупции. В начале девяностых годов это начал «Латвийский путь», и я не боюсь за свои слова. И главным онкологом, который должен был эту болезнь вылечить, но который этого не сделал, была Вентспилская группировка. Произошла дикая приватизация, за которую надо сказать спасибо всем партиям. И эта благодарность сохранилась и работает до сих пор, в прямом и переносном виде. Все друг с другом связаны. Позже возможно эти люди постараются дистанцироваться от прошлого и друг от друга, но в глубине сознания они так и останутся нерещительными. Если даже ведущие должностные лица не уверены в своей правоте, если у них не хватает сил и уверенности, они сомневаются. А для мужчины это унизительно. Мужчина даже спонтанные решения должен принимать уверенно, быть твердым в своих словах, от которых нельзя отказываться.

– У чеченцев, как нации, очень обостренное чувство справедливости. Что, на Ваш взгляд, сейчас является наибольшей несправедливостью в Латвии?

– Очень интересный вопрос. Проблема, которая больше всего создает несправедливости, на мой взгляд, это недоверие. Латыши потеряли чувство доверия к друг другу, чувство плеча. Что может быть хуже, болезненнее, если друг другу не доверяют самые близкие люди – семья, друзья, коллеги, народ? О какой справедливости может идти речь? Если нет доверия, остаются обман и интриги.

– А что, на Ваш взгляд, является наибольшей несправедливостью на Вашей родине?

– На эту тему я не буду говорить.

– Хорошо, вернемся к Латвии. Как Вы сюда попали, как нашли себе новый дом?

– Я приехал сюда как советник президента Дудаева по экономическим вопросам. Я был совсем молод. Я всегда хотел побыстрее вырасти, поэтому в детстве искал общества более старших и умных людей, карьера тоже развивалась стремительно. Признаюсь, что по природе своей я ленив, я не окончил три ВУЗа, как другие мои соплеменники, только один. Но я всегда искал и наслаждался обществом умных людей, тянулся к большим умам и культуре. Поэтому в возрасте 25 дет, когда я прибыл в командировку в Латвию, я представлял правительство Чечни. На родине началась война, а здесь было тихо и спокойно, такое постсоветское государство с прозападной ориентацией. Мне понравилось, и я остался.

– Так просто?

– Нет, традиции, конечно, тут другие и восприятие жизни, религия. Но мне понравилось, и понравились люди. Пожалуйста, не путайте народ и политиков. Я люблю латвийский народ, я гражданин этой страны и убегать отсюда не собираюсь. Если бы я бежал каждый раз, когда обижался бы на латышей, то уже находился бы где-нибудь в Папуа-Новой Гвинеи… (смеется)… Я люблю Латвию и латышский народ, но мне не нравятся многие политики. Но это не повод бежать из страны, которую я уважаю и называю своим домом.

– По моим наблюдениям, чеченцы очень организованная и дисциплинированная нация с сильной иерархией. Стоит ли латышам у них поучиться?

– Слово «организованная» не совсем правильное. Близкие люди не должны быть организованными, им просто надо любить друг друга. И иерархия не правильное слово, оно подходит только для политики. Для полноценной, правильно созданной семьи никакая организация и иерархия не нужны…

– А дисциплина?

– Она обязательна и очень важна. Воспитание в принципе очень важный элемент, основа основ создания личности. Хорошее воспитание в семье, на мой взгляд, важнее образования. Если нет правильного воспитания, образование может только мешать…

В семье не нужна иерархия, а уважение и субординация. В семье должны быть традиции, которые следует соблюдать. Младшие должны уважать и почитать старших членов семьи, младший брат слушать старшего. Эти традиции должны быть сильными и уважаемыми, они формируют сильные семьи и народ. Конечно, если ты со своей семьей и традициями приходишь в чужую страну, то ты должен подчиняться местным законам. Сильные семейные традиции будут в гармонии с законодательством любой европейской страны и выиграют от этого обе стороны. Европейские традиции ценят индивидуальность, личность. И со всей характерной для чеченцев субординацией мы очень уважаем личность каждого, не задавливаем индивидуальность. Мальчика, которому всего пять лет, мы зовем мужчиной. Ничто не должно уязвлять его мужскую гордость, которая проявляется с младых лет! Нельзя задевать самолюбие, браня даже совсем маленьких детей, следует соблюдать уважение у личности. Может этому вам следует учиться? Или сказать, что я считаю самым большим несчастьем вашего народа? Это мужчины с низкой самооценкой. Они не могут ни работать, ни любить полноценно, потому что все время думают, как я выгляжу со стороны? Что обо мне подумают? Это нездоровое, неуверенное отношение к жизни. Поэтому я и хочу вокруг себя собрать не политиков, а здравомыслящих людей с адекватной самооценкой – не чересчур высокой, ни низкой. Чтобы люди были без комплексов, чтобы у них были свободные взгляды, чтобы это были личности. И тогда национальность не имеет значения, это новая культура, новый народ.

Еще в древние времена, когда чеченцы были язычниками, в пятьдесят лет отец дарил сыну кинжал с надписью: «Душу –Богу, любовь – жене, а честь – себе!» Мораль такова, что без чести ты и Богу не нужен.

Честь – основа всему. В наши дни непонятно почему все хотят быть ближе к Богу, но о чести забывают. Но без чести мы на небесах не нужны.

– Что от вас сейчас хочет Полиция безопасности?

– С полицией безопасности у меня были отношения с 1997 года, когда я помогал освободить трех граждан Латвии – строителей, захваченных в плен на Северном Кавказе. В 1998 году помогал освобождать из плена французского журналиста Бриса Флетю. Сейчас полиция безопасности проявляет интерес, финансировал ли я какую-либо из политический партий, на что я отвечаю – нет, не финансировал.

– То есть вы не финансировали ни одну из партий ни на этих, ни на других выборах?

– Нет, ни на этих, ни на других выборах! Я уверен, что в нынешних условиях мешать политику и бизнес неправильно. Однако я хотел бы от себя и имени других чеченцев сказать спасибо тем латышам, которые в нас верят и поддерживают.

– Какие у вас отношения с Гунтисом Индриксонсом?

– Нас объединяют отношения и спорт, я владелец футбольной команды "Skonto".

– Почему вы купили футбольную команду?

– Сам я мастер спорта по дзюдо и для меня важно развитие спорта в Латвии! Хотелось сделать что-то ощутимое для пользы спорта в Латвии. Считаю, что Латвия должна особенно заботиться о детском и молодежном спорте, чтобы снизить стремление несовершеннолетних к преступности и переключить их внимание на здоровый образ жизни.

– Чеченская мафия в Латвии – это реальность?

– Кошмар! Люди чеченской национальности в Российкой Федерации и других местах Европы страдают от предрассудков, которые были созданы в России на государственном уровне и уровне СМИ. И теперь эти же стереотипы распространяют и латвийские СМИ. Самое опасное, что одним из распространителей слухов стало и одно высокопоставленное лицо Латвии… Разве лицо такого уровня может в публичном пространстве распространять слухи, а не доказанные факты, что чеченская община связана с преступностью. У меня, как у гражданина Латвии, есть вопрос к латышскому народу, разве такое лицо имеет право занимать свои должности? Может пора обратиться в суд о разжигании межнациональной розни? Возвращаясь к вопросу – могут утверждать, что в Латвии чеченской мафии не существует, а есть Беслан со своей женой Розой, пятью детьми, друзьями чеченской, латышской, литовской, русской и других национальностей, которые лояльны Латвии!!!

- Вы чему-то научились и у латышей?

– Конечно! Как человек, который приехал со своей культурой, не может потерять ее в чужой стране. Идентичность должна оставаться, поэтому я чеченец по рождения, не предам и не потеряю свои корни. Но в Латвии я действительно научился хорошему и от латышей! Хладнокровности, способности управлять своими эмоциями, терпению – все это хорошие вещи, если только они не перерастают в чрезмерный страх и недоверие к людям, подозрительность. Потому что подозрительный человек видит остальных только через призму своих комплексов, а это уже плохо. Наблюдая все это, я осознал свою миссию здесь. Она совпала с кризисом, который заставил мобилизироваться… Я хочу объединить позитивные силы! Хочу диктовать новую моду и бросать вызовы – это может делать только человек с запалом, но у меня его хватит. И не путайте, я не хочу вызывать общество, я хочу бороться с этим временем, делать что-то хорошее.

Да, я патриот Латвии! Я так называемый русскоговорящий, и мне не нравится это слово. Я называю себя «латвиец». Мне не нравится деление на русско- и латышскоговорящих, латгальцев, курземцев… Мне не нравится все, что разъединяет. Я хочу объединять и не собираюсь ни против кого бороться. Как говорила Мать Тереза, никогда не будет священна борьба ПРОТИВ  плохого. На Божьей помощью можно надеяться, только борясь ЗА хорошее. Моя миссия в Латвии собрать вокруг себя сильных, позитивных людей, людей разных наций и профессий, и на своем личном примере доказать, что есть такая нация «латвиец». Это человек, который является не только гражданином Латвии, но и патриотом в своих делах – независимо от его национальности.

На небесах с нас будут спрашивать не паспорт, а по нашим трудам.

Полный текст интервью можно прочитать на домашней странице www.15madsheep.com (в разделе – ''Архив'').
***
Персона
Бислан Абдулмуслимов
Родился в 1967 году в Чечено-Ингушской автономной республике. Окончил Институт нефти в Грозном. В Латвии живет с середины девяностых годов. В 1994 по 1995 года в результате кратковременного брака взял фамилию жены – Круминьш.
Гражданин Латвии с 2005 года. Жена Роза Джамалдаева, врач, доктор психотерапии, пять детей – все граждане Латвии с 1999 года.
Предпринимательская деятельность:
С 1993 года – торговля нефтепродуктами.
С 2000 года – строительный бизнес.
С 2007 года – работает в производстве молочных и мясных продуктов.
С 2010 года – инвестиционный банкир.
Особые заслуги:
В 1997 году помог освободить из плена на Северном Кавказе  трех граждан Латвии, строителей.
В 1998 году помог освободить заложника из Франции, за что французское правительство предлагало французское гражданство ему и 10 членам его семьи.

Элвита Рука, "www. 15madsheep. com", специально для "Latvijas Avīze"
13.11.2010

Источник - http://www2.la.lv/lat/latvijas_avize/jauna...vija/?doc=88943

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©