НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Чудесному веку – 10
Neatkarīgā rīta avīze (перевод)
Десять лет назад началось новое тысячелетие, новый век. Мир ждал чудес и радикальных перемен. Мир получил и чудеса, и радикальнее перемены.

Десять лет назад прогнозировалось, что главную роль в мире в это время будут играть Соединенные Штаты Америки. Так и было. Однако – это была не героическая роль. Прогнозировалось, что антропотоки (миграция) станут важнее национальных движений. Стали. Экономическая комиссия ООН предвидела на эти годы рост и стабильность. Рост, в сравнении с последними 30 годами ХХ века, был сомнительный, а одной из главных и даже самой главной политико-экономической проблемой, по-моему, стал  дефицит стабильности всех видов и масштабов.

11 сентября 2001 года породило международную борьбу против терроризма. Очень жаль, что с течением времени эта борьба (так же, как и в большей мере борьба с наркорынком, контрабандой, коррупцией, торговлей людьми, алкоголизмом и другими зависимостями) сама стала рыночным товаром или поводом для навязывания порядка одностороннего мира. В 2003 году началась оккупация Ирака, Хусейна повесили, однако повод оккупации – оружие массового уничтожения в Ираке не найдено до сих пор. Нью-Йорк, Лондон, Москва, Беслан… Это была кровавая реальность. Однако в целом официальная риторика борьбы постепенно превращает террористов и их группировки из реальных носителей подлежащего оперативному искоренению зла в некие неуловимые сказочные образы.

Однополярного мира, на который на стыке веков сильно надеялись США, не получилось. Обозначился не один, а несколько реальных альтернативных в своем развитии полюсов. Китай, ЕС, Индия, Латинская Америка…

Появившаяся на стыке веков теория стабильного развития и уверенность, что можно обойтись без кризисов, провалилась. Стабильное и успешное потребительское общество начинает вырываться из упряжки и как реальность, и как иллюзия. Задуманного выравнивания, когда богатые становятся богаче, а бедные подтягиваются, не произошло. Финансовый сектор заменил реальную экономику. Ни один из состоявшихся в последние годы саммитов, совещаний международных организаций, которые вроде бы должны укреплять подход интегрированного международного сообщества к стабилизации экономики, обеспечению безопасности, не смогли договориться об интегрированной практике. Это укрепляет мысль о том, что в этом десятилетии социальное государство  как достижение 60-летнего социально-экономического цикла Европы приносится в жертву интересам спекулянтов и комфорту. Неудивительно, что во всех колыбелях демократии проходило укрепление спецслужб, что официальная политика в большинстве стран ЕС фактически поддерживает эрозию среднего класса, что в Европе становится возможным применение власти против завоеваний демократии (подавление протеста авиадиспетчеров в Испании) и т.п.  «Уверенность, что понемногу мы возвращаемся к привычному порядку вещей, - это угрожающее неверное понимание нынешней ситуации» (Дж.Сорос). С этим я согласен, потому что «запуска остановленного механизма» на этот раз будет недостаточно. Банковские эксперты со своими прогнозами могут разбегаться. Потому что они стараются втиснуть ситуацию в смысловые рамки слова  «рецессия» и некоторых других любимых ими словечек. Они все еще пытаются оправдать спекулятивную перспективу надувания пузырей. Однако решений системного кризиса они, как и политики, пока предложить не могут. Кризис методов. Прогнозируется, что следующий пузырь может лопнуть, к примеру, в сфере пенсионного страхования.

Мобильная связь и компьютер (Интернет) стали предметом массового потребления в планетарном масштабе неожиданными для самих масс темпами. Это же можно сказать об экспансии социальных сетей в Интернете. В 2001 году появилась Википедия, в 2004-м - Facebook.com, в 2005-м – YouTube.com. Появилась возможность отправляться в гости офф-лайн, еще множество придуманных для виртуализации общения возможностей и вещей. В 2010 году количество пользователей социальных сетей превысило 800 миллионов.

Возможно, именно эти события помогут преодолеть вышеупомянутый кризис методов. По меньшей мере, говоря о методах протестов. Потому что уже хотя бы действия WikiLeaks (в Латвии – Neo), а также протесты в рамках сети (деятельность хакеров) против ограничения WikiLeaks и даже в некотором роде события декабря этого года в Москве (мобилизация протестных масс осуществлялась в основном при помощи использования сети и мобильных ресурсов, без иерархии, без лидеров, штабов и т.д.) свидетельствуют о том, что горизонтальные связи способны удерживать влиятельные и даже глобальные структуры. Равноценные тем, которые опираются на иерархию. Меня порадовали связанные с WikiLeaks сетевые войны. WikiLeaks открыто похвалили только лидеры Боливии и Бразилии, а для остальных, включая официальную Латвию, криминалом, прежде всего, показалась не утечка (кража) информации, а раскрытие правды. Власть, у которой на такие вещи только репрессивный ответ, раскрывается как недемократическая и туповатая. WikiLeaks стал одним из знаков десятилетия.

К тому же, WikiLeaks, в моем понимании, позитивно досадил некому другому знаку этого десятилетия - доведенной до абсурда политкорректности. Людоед – это «лицо, практикующее каннибализм», глупец - «представитель интеллектуального большинства», машины больше не крадут, а угоняют, некая мелкая партия в Европе предлагает легализовать педофилию… По-моему, есть хорошее определение политкорректности - игра с мячом, а не игра по ногам. Соблюдения этого принципа достаточно, чтобы все лица, вещи и дела назывались своими именами, отбросив лицемерные эвфемизмы, употребление которых предусматривает, что разным социальным группам полагаются разные порции терпимости.

Очевидно, знаком десятилетия нужно считать также цветные революции (Сербия – 2000, Грузия – 2003, Украина – 2004, Киргизия – 2005, 2010). В Азербайджане (2005), Белоруссии (2006), Армении (2008) эти революции провалились из-за слабой оппозиции. В Узбекистане (2005) она была подавлена. Я эти революции считаю искусственно инспирированными, словно вышедшими из-под ксерокса мероприятиями, которые сыграли значительную роль в том, что евразийское коммуницирование в направлении запад-восток, север-юг испортилось (см. речь Путина в Мюнхене в 2007 году) настолько, что теперь приходится говорить о перезагрузке отношений. Разумеется, и грузинская война (2008) – знак этого времени, который в связи с Южной Осетией и Абхазией указывает еще на один вопросов без ответа этих лет: в какой степени случай Косово может быть прецедентом?

Я счастлив, что геном человека, наконец, расшифрован. Скоро в каждого можно будет вмонтировать нужные ему качества. Надеюсь, что Сейм уже подал заявку на честность, самоотверженность, государственную ответственность, способность познания… Еще мне понравилось известие, что за эти десять лет наука переросла из «науки бомб» в «науку витрин». То есть: вначале – бизнес, генералы - потом.

Конечно, у Латвии в эти годы были свои знаки. И красивые, и отвратительные. Жаль, что в конце года все считают события, скандалы и наводнения, но не считают счастье. Если бы кто-то взялся подсчитать счастье, которое в эти годы пролилось на людей, то гордость Латвии была бы буднями, а не экзотикой. Потому что каждое в отдельности настоящее счастье, каким бы маленьким и хрупким оно ни казалось, выше безрезультативной политики, какой бы великой она бы себя ни считала. Более того, миссия политики заботиться об этом счастье. Каким бы маленьким и хрупким оно ни было.

А с точки зрения политики, жаль, что Латвия в это время не смогла оседлать ни волну, ни ветер. Для того чтобы сделать это, по-моему, не нужны великие лидеры, нехватка которых всеобщая. Хватило бы доброй воли, здравого смысла и власти рационалистов, а также практики социума. Больше всего мне претит, что за эти годы, четко осознавая, что национальный человеческий потенциал здесь подвержен серьезному риску деградации, власть не пошевелила ни пальцем, ни мозгами, чтобы эти риски уменьшить. Ни вымирание народа, ни миграция, ни упадок квалифицированной рабочей силы и здравоохранения, ни то, что молодежь обречена здесь стать лишним или потерянным поколением… власть на уровне политической последовательной не обеспокоило. Даже из официальной статистики вытекает, что влияние власти на социум, а в последнее время и на экономику, было негативным. Даже кажется, что власть без искусственного дыхания не способна функционировать. Дефолт власти, по-моему, характеризовал завершение 2010 года. А именно – неспособность выполнять обязательства конституционного держателя власти (суверена), игнорирование этих обязательств.

Виктор Авотиньш
30.12.2010

Источник - http://zinas.nra.lv/latvija/38464-brinumai...adsimtam-10.htm

Перевод - http://inosmi.ru/baltic/20101230/165313737.html


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©