НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Андрис Тейкманис: Тяжелая работа над тяжелой историей
Latvijas avīze (перевод)
Госсекретарь министерства Иностранных дел Андрис Тейкманис о будущей латвийско-российской исторической комиссии.

– Вы недавно были в Москве, где на уровне президентов была достигнута договоренность о создании латвийско-российской комиссии историков.

– То, что историки двух стран сойдутся вместе, чтобы на академическом уровне обсудить исторические темы, определенно пойдет на пользу изучению истории. В исторической науке обмен мнениями необходим. Во-вторых, комиссия это инструмент, который поможет историкам нашего государства получить доступ к архивам в России. Историк без архивов, как астроном без телескопа.  Если Латвия заинтересована получить доступ к российским архивам, то нам надо подумать, как это сделать. В третьих, комиссия предоставляет возможность и на академическом уровне обсудить исторически чувствительные темы. Те исторические вопросы, которые существуют между Латвией и Россией – это вопросы понимания Россией своей собственной истории. Эти вопросы российским учеными и политикам надо будет себе задать и найти на них ответы. То, что в этом направлении возможно развитие, подтвердили и существенные подвижки в российско-польских отношениях и создание комиссии по польским сложным вопросам. От того, что с темы Катыни было снято табу, не пострадали ни отношения государственные отношения России и Польши, ни отношения их народов. Так что нам следует искать с Россией инструменты сотрудничества, которые дадут возможность говорить о чувствительных вопросах, чтобы те позже попали в политические круги.

Не идет речи о том, что наши историки могут прийти к каким-то совершенно новым выводам. Мы свою историю не переписываем и не собираемся этого делать. Ни в малейшей степени. Следует смотреть, каково развитие в самой России: с одной стороны попытки создать какие-то странные комиссии по предотвращению переписывания истории, а с другой – факты о Катыни выложены в интернет. Россия действительно сложная земля и там зачастую развитие идет в противоположных направлениях.

– Сложно представить, что эта межгосударственная латвийско-российская историческая комиссия будет работать под покровительством администрации российского президента, где уже есть комиссия, чья задача предотвратить «подделку истории».

– Эта комиссия, чья задача предотвратить «переписывание истории», на самом деле еще не начала свою работу. Именно поэтому важно, чтобы двухсторонняя латвийско-российская комиссия историков не находилась под покровительством администрации президента, а была независимой и ее создавали академики. Надо посмотреть, как дела с подобными комиссия пошли у поляков и литовцев. Литовско-российская комиссия историков работает уже несколько лет и издало двухтомное собрание статей. Поэтому я на будущую латвийско-российскую историческую комиссию смотрю с  надеждой. Она может дать позитивный эффект, приблизив дискуссию по чувствительным для наших обоих стран вопросам и к политическому уровню. В то же самое время для России важно, чтобы исторические вопросы не загнали ее в угол и не унизили. Чтобы не затрагивались святые для России дела, такие как победа во Второй мировой фоне, тяжесть войны, которые вынесла российская армия. Для России важно, чтобы ветераны войны не были обижены.  Конечно, следует спросить и историков, каким будет повестка дня комиссии, но я не думаю, что первоочередным желанием наших историков будет унизить Россию.

– Разве факты означают унижение? Россия не только на политическом уровне, но и в исторической среде продолжает отрицать международно признанные факты, в том числе и оккупацию Латвии. В этом году после решения Суда по правам человека по делу красного партизана Коновнова, российский МИД утверждал, что приговор этот якобы является попыткой пересмотреть «целый ряд политических и правовых принципов, которые были приняты после Второй мировой войны».

– Да, в этом я вижу противоречия, как в отношении России, так и в самой оценке России. И в военное время в России существовали военные полевые суды, которые за похожие преступления против мирных жителей, которые совершил Кононов, виновных расстреливал на месте. Из Кононова же сделали героя, и очевидно, что России сложно отказаться от этой позиции. В связи с этим Россия использует аргументы о «переписывание истории» и другие заявления. Это показывает, насколько сложным и противоречивым является процесс оценки истории в самой России. Реакция была настолько острой, так как была затронута оценка победы России во Второй мировой войне, значение которой Россия никогда не позволит приуменьшить.

– Высказывания российских политиков в связи с делом Кононовым связывают ценность победы с признанием оккупации Латвии.

– Международный суд дал юридическую оценку действиям Кононова, российский МИД – политическую. Надо надеяться, что понимание политиком может измениться.

– Вы упомянули, что многие годы работала литовско-российская комиссия историков. Латвийская сторона проинформировала Эстонию о намерении создать подобную историческую комиссию с Россией?

– Это сделал президент Латвии. После визита он позвонил обоим президентам стран Балтии и кратко проинформировал их о результатах визита.

– Только по возвращении из России, так сказать, по факту?

– Да.

– То, что латвийских историков, после создания комиссии могут допустить к в данный момент не выдаваемым делам в российских архивах -- это только надежды латвийского МИД. Или эти допущения основаны на сигналах, полученных от России?

– Очень серьезный сигнал заключается в том, что зеленый свет комиссии дал президент России Дмитрий Медведев.

– Если многие российские архивы закрыты для местных российских историков, то почему Россия будет делать исключения для латвийских историков? Российские законы для иностранцев таких исключений не предусматривают.

– Это немного более широкий вопрос, почему России вообще надо заниматься своей историей. России следует самой искать примирения со своей историей, особенно с противоречивой историей 20-х годов. И то, что Россия себя декларирует как европейское государство, это частично станет примирением и с остальной Европой. Как долго Россия сможет иначе интерпретировать историю, нежели это делает остальная Европа?

– Создается ощущение, что создание комиссии было для Латвии более политическим делом. С инициативой о ее создании выступили МИД и канцелярия президента.

– Затем и нужны политики, чтобы продвигать дела. О необходимости сделать более интенсивные исследования на историческом поле наши историки уже сообщили. Политики лишь ответили на высказанную историками необходимость.

– Председатель комиссии со стороны Латвии Инесис Фелдманис сказал, что накануне визита президента Затлерса в Москву имена историков комиссии с латвийской стороны были согласованы с Россией. Похоже, что в среде самих историков дискуссии были сугубо формальными. 16 декабря, незадолго перед визитом президента в Россию состоялась встреча президента с историками. Сразу после этого господин Затлерс встретился с послом России в Латвии господином Вешняковым и сообщил, что с латвийской стороны руководить комиссией будет господин Фелдманис.

– О том, каким образом происходил обмен информации меж государствами касательно создания комиссии наверняка можно спросить у канцелярии президента. У МИД об этом нет информации, очевидна эта инициатива исходила от президента. Но что вы называете согласованием?

– Как журналист я слова профессора Фелдманиса поняла таким образом, что латвийская сторона спрашивала у России: пожалуйста, вас эти историки в комиссии устроят?

– Я считаю, что в компетенции каждой страны создавать свой список историков и у второй стороны нет никакого права вето. Не думаю, что спрашивалось согласие у российской стороны.

– На заседании комиссии Сейма по иностранным делам многие депутаты удивлялись вашим словам, что вы не знаете ни одного латвийского историка, которому был бы запрещен въезд в Россию. Создание комиссии позволит избежать дальнейших отказов во въезде в Россию латвийских историков?

– Вы, в своей статье о том заседании утверждали, что накануне визита у Тейкманиса были проблемы с памятью. В ответ я хочу заверить, что у меня с памятью все в порядке и подготовка к визиту на нее никак не повлияла. На конкретный вопрос Комиссии Сейма по иностранным делам о конкретном историке я дал конкретный ответ. Остальные выводы газеты сделаны на основании неточного пересказа моих слов. Молчащий телефон никогда не был эффективным способом коммуникации, поэтому лучше всего было задавать мне вопросы напрямую. В моем распоряжении нет информации, что кому-то из наших историков чисто по политическим причинам было отказано во въезде в Россию. Это не означает, что латвийские историки наслаждались возможностью свободно вести исследования в России в соответствии со своими планами и желаниями. Можно вспомнить ситуации, когда пришлось оказывать помощь Хенрийсу Стродсу и Ритварсу Янсонсу. Поэтому я хочу надеяться, что в плане  допуска латвийских историков к российским архивам создание комиссии станет позитивным фактором.

– Каких российские историков не пускали в Латвию?

– Не было случая, чтобы какой-нибудь российский академический исследователь истории не был допущен в Латвию.

– Не понятно с финансированием комиссии. Есть предположения, что комиссия будет финансироваться с российской стороны. А кто платит, тот и музыку заказывает.

– Традиционно такие двухсторонние комиссии финансируют обе стороны, каждая сторона работу своей половины. Если устраиваются конференции, круглые столы, то эти затраты покрывает принимающая сторона.

– Расходы на деятельность комиссии включены в бюджет Министерства иностранных дел или канцелярии президента?

– Пока что некуда. Но, если будет принято решение о создании такой комиссии, то латвийское государство найдет средства на финансирование исторической комиссии. Должно найти. Это требует самоуважение нашей страны.


P.S. Позже мы получили сообщение, что финансирование латвийско-российской исторической комиссии предусмотрено из бюджета Канцелярии президента и в этом году составит 4000 латов.

Интервью состоялось в конце 2010 года.

Инара Мурниеце
11.01.2011

Источник - http://www2.la.lv/lat/latvijas_avize/jauna...vija/?doc=92086

Перевод – Riga.Rosvesty


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©