НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Компромиссы с историей?
Latvijas avīze (перевод)
Пока Латвия начинает создание исторической комиссии с Россией, работа российско-литовской комиссии историков зашла в тупик.

Латвия подала свои предложения о создании двухсторонней латвийско-российской исторической комиссии послу России в Риге Александру Вешнякову, сообщил руководитель госканцелярии президента Эдгар Ринкевич. Указав, что более детализированная информация не будет доступна, пока обе стороны ее не обсудят и не договорятся.

Ожидается, что вопрос латвийско-российской исторической комиссии будет обсуждаться в конце января на собрании латвийской исторической комиссии историков, находящейся под патронажем канцелярии президента. Ответ России на предложения Латвии скорее всего придется ждать дольше, так как в соседней стране выходные завершаться только 10 января и движение после них обычно не слишком активное.

Эдгар Ринкевич предупреждает, что и после создания комиссии на быстрые достижения не стоит надеяться и с этим следует считаться: «Это может быть очень долгий, очень практичный и местами возможно даже противоречивый, трудоемкий проект, рассчитанный даже не месяц, а на год. Не будет так, что раз в два месяца можно будет спрашивать, что было сделано».

Создание новой комиссии началось в момент, когда межгосударственные отношения России и Латвии переживают самое значительно за последние годы улучшение. Это было бы здорово, если бы пищу для размышлений не давало происходящие в других странах Балтии. В конце ноября прошлого года предложение о создании совместной комиссии во время одной из конференций от российских представителей получила и Эстония. Реакция эстонцев была прохладной. «У меня нет однозначной позиции, как это все может развиваться, может так, а может совсем иначе», -- в начале декабря в эстонской прессе касательно этого предложения сказал эстонский  историк Магнус Илмьерс. В свою очередь министр иностранных дел Эстонии Урмасс Паэт без  обиняков заявил, что идея о создании общей комиссии была отвергнута, так как «не государственное это дело направлять и организовывать историков».

В качестве хорошего примера говорилось о том, что в начале января в тупик зашла работа российско-литовской комиссия историков, созданная пять лет назад законом министерств образования обоих стран. Деятельность комиссии поддерживали и литовское министерство образования и науки, и министерство иностранных дел, которые в общей комиссии видели приумножение взаимного доверия.  До этого казалось, что литовцы действительно добились успеха, так как в 2006 году первый том совместно изданного собрания документов «СССР и Литва в годы Второй мировой войны» принес сенсацию. В предисловии в нему известный российский историк Наталья Лебедева признала, что в июне 1940 года Советский Союз начал оккупацию стран Балтии, за которым последовал дальнейший процесс аннексии. Правда, позже сопредседатель этой комиссии директор Института всеобщей истории при Российской академии наук Александр Чубарьян пытался представить это как недоразумение или самодеятельность конкретного историка, однако в напечатанном тексте уже ничего нельзя было изменить.

У академика Чубарьяна есть все шансы стать сопредседателем латвийско-российской комиссии историков, где его коллегой станет председатель Латвийской исторической комиссии профессор Инесис Фелдманис. Латвийским академическим историкам Чубарьян хорошо известен и считается демократически настроенным. Однако в небольшом интервью, которое уважаемый российский историк дал газете «Российская газета» сразу после того, как президент Латвии Валдис Затлерс и президент России Дмитрий Медведев совместно сообщили в Москве об образовании комиссии историков, Чубарьян сказал: «У нас есть свое мнение в этой области. Многие российские историки придерживаются мнения, что оккупации не было. Недавно вышел второй том собрания «СССР и Литва». Там введение писали наши литовские коллеги, и они назвали процесс инкорпорацией. Мне лично эта формулировка нравится больше. Между прочим, термин «инкорпорация» в своих решениях использовало и правительство Великобритании сразу после событий 1939-1940 годов».

Российский историк не говорил правды. Совместное собрание документов литовско-российской комиссии историков «СССР и Литва в  годы второй мировой войны» должно было выйти в конце декабря прошлого года, однако в первые недели января 2011 года оно все еще не вышло. Причины: не только традиционные разногласия в формулировке событий, но и отбор публикуемых документов. «Возникли проблемы. Не можем договориться  с российскими коллегами. Могу сказать прямо: они боятся реакции в своей стране», на страницах газеты  ''Lietuvos žinios'' 4 января сообщил член комиссии Чеслов Лауринавичс. Можно понять, что речь идет о документах, в которых Великобритания и США очень безжалостно и прямо говорят об оккупации Литвы и других стран Балтии. Как известно, западные страны так никогда юридически и не признали включение Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР. Российские историки двухсторонней комиссии хотели бы, чтобы соответствующие документы были «пояснены», иначе «широкая российская аудитория может их не понять и обидиться», однако литовцы не желают смягчать дух документов. «Ищем варианты», -- сказал Лауринавичс. Тем временем литовский сопредседатель комиссии Алвид Никжентайтис  ''Lietuvos žinios'' рассказал , что есть и другие разногласия и сейчас «работа комиссии зашла в темную яму» и может произойти даже так, что работу вообще придется на некоторое время заморозить. Господин Никжентайтис воздержался от  более подробно комментариев и для ''Latvijas Avīze'', указав только, что «несмотря на пятилетнюю работу, у нас возникли сложные проблемы, которые мы сейчас еще пытаемся разрешить. Надеюсь, что ситуация во многих аспектах станет яснее после 15 января».

Неофициально говорится, что в литовском случае виной всему не столько история, сколько противоречия стран на внешнеполитическом уровне.

***
Мнения

Историки: совместной комиссии бояться не надо

Директор латвийского института истории (ЛУ) Гунтис Земитис:
«Я считаю, что создание комиссии можно только приветствовать и это шаг в правильном направлении. Конечно, можно сказать, что признание факта оккупации не является объектом для исторических дискуссий, что здесь ничего не надо доказывать, однако Россия к такому шагу очевидно не готова, но возможно, сможет прийти к нему постепенно.

Возможность получения доступа к российским архивам следует оценивать позитивно. Сценарий оккупации писался в Москве. Там его и следует искать. Невозможно, чтобы все инструкции давались исключительно устно. Оккупация и советизация балтийских  стран была сложным процессом, который несомненно оставил множество свидетельств. Латвийской стороне, однако, следует быть осторожной, разрабатывая совместные работы или принимая резолюции, в которых обе стороны высказывают свое мнение и вместе их подписывают. Следует держать в уме, что российские историки не всегда свободны от политического давления.

Доступ к российским архивам дал бы возможность выяснить судьбу репрессированных граждан Латвии, возможно, наконец-то получить ответ на вопрос, есть ли шанс найти место захоронения бывшего президента Карлиса Ульманиса».

Профессор истории Андриевс Эзергайлис (США) :
«Не вижу ничего плохого в создании совместной с Россией комиссии историков. От переговоров через границу всегда может остаться какиея-то крохи дружбы если не на официальном, то на личном уровне. Тем людям, которые боятся, что в такой комиссии может произойти торговля трактовками истории могу сказать, что этого не будет и по многим причинам произойти не может. История демократических земель это медленно растущая гора, за которой ухаживают не только прошлое и настоящее, но и будущее. Это процесс, в котором современные формулировки сбалансированы с традициями. Если бы было желание переписать историю оккупации 1940 года, появилось бы еще одно осложнение – документирование латвийской оккупации основывается не только на показаниях очевидцев, которые видели приход танков в Латвию, но и на межгосударственных договорах, Гаагской и Женевской конвенциях, которые никакой «Народный сейм», даже если бы захотел, не мог бы аннулировать задним числом».

Историк ЛИИ и Стокгольмского университета, доктор истории Карлис Кангерис:
"Если смотреть с позиции России, то в билатеральном образовании комиссии историков есть своя система. Я знаю отдельных членов немецко-российской и австрийско-российской комиссий и мои выводы основаны на услышанном о работе этих комиссий. Немецко-российскую комиссию историков основали в 1997 году. Каждая сторона направила в нее 12 членов, из которых девять были историками и три архивариуса. Австрийско-российская комиссию образовали по тому же принципу, она начала работу в 2008 году. Каждая сторона направила в комиссию по 15 членов. Насколько я слышан, Австрия сотрудничеством с российскими учреждениями удовлетворена. Германия же несколько раз сталкивалась с российскими возражениями.

Латвийской стороне надо понимать, что билатеральные комиссии создают для изучения вопросов общей истории. Это не значит, что доступ к российским архивам станет либеральнее в целом, а только в том, что во время некоего совместного проекта доступ к соответствующим архивным документам латвийским соучастникам комиссии станет возможным, но не свободным. Может случиться так, что документы будет отбирать Россия, а не латвийские ученые. Общий, значит и соглашение о тексте публикаций, и соглашения о публикуемых документах. Важно понимать, что Россия путем создания билатеральных комиссий историков создает инструмент, чтобы наблюдать за исследованием истории, которое происходит на базе документов российских архивов. Поэтому доступ к российским архивам будет зависеть исключительно от российской благожелательности, а публикация результатов исследований – с согласия России.

Это не значит, что следует бояться создания общих комиссий историков. Следует обсудить темы, которые можно рассматривать как общие проекты, и тогда смотреть, оправдались ли ожидания и можно ли продолжать подобную форму сотрудничества. Минимальными требованиями может быть то, что Россия даст латвийским историкам неограниченный доступ к документам дооккупационного периода Латвии, которые сейчас находятся в России. Например, частный архив Виьгельма Мунтера, документы политического управления, материалы министерства иностранных дел.

Политолог, профессор Юрис Дрейфелдс (Канада):
«Саму идею рассмотрения спорных пунктов истории можно только приветствовать. Конечно, сложно сказать, насколько серьезным будет желание российских представителей прийти к примирительным заключениями. С другой стороны, недавно Российская государственная дума признала, что массовое убийство польских офицеров в Катыни прямым образом связано с приказом Сталина.  И передача документов катыньского архива Польше указывает на то, что глыба российской истории начала двигаться. Пару лет назад у Владимира Путина спросили, что он думает об оккупации стан Балтии и он ответил, что это очень спорный вопрос, который необходимо глубже изучить, чтобы на него ответить. Есть страницы истории, которые Россия может повернуть против латышей. Я имею в виду роль латышских красных стрелков в защите Ленина.
Российский жесткий и полный угроз подход к странам Балтии не дал особого успеха. Сейчас выбран подчеркнуто мягкий подход, в котором используются гораздо более утонченные приемы влияния. Этот попытка «консолидации»  истории может быть таким ходом, чтобы приблизить Латвию к российскому пространству влияния, уменьшить опасения латышей касательно планов большого соседа».

Виестурс Спруде
08.01.2011 года

Источник - http://www2.la.lv/lat/latvijas_avize/jauna...inas/?doc=92007

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©