НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Владимир Вашкевич: В рядах Стрике есть оборотни в погонах
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
В ночь с понедельника на вторник Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) задержало заместителя директора департамента политики администрирования налогов и таможни Владимира Вашкевича. Пока не известно, насколько обоснован новый поход БПБК против этого чиновника. В таких случаях обычно говорят: «Суд решит». Однако о том, что происходило до этого, Вашкевич высказал весьма любопытные версии в интервью «Neatkarīgā», которое, так сложилось, имело место накануне его задержания.

– Недавно с СМИ появилась информация, что Владимира Вашкевича в скором времени снимут с должности в Министерстве финансов. Вам самому что-нибудь об этом известно?

– Да, слышал слухи, что что-то такое готовится. Я думаю, что источник этих новостей находится не в министерстве финансов, а в БПБК. Эти сотрудники БПБК уже ничего нового придумать не могут. Им удалось добиться, чтобы Бюро по защите конституции забрало у меня допуск к государственной тайне в связи с уголовным делом, которое они же сами и сфабриковали против меня. Теперь они пытаются меня уничтожить, стремясь добиться, чтобы меня уволили с работы.

– Против вас до сих пор нет решения суда по уголовному делу об использовании банковской карточки отца для покупок в магазине. Как можете это прокомментировать?

– Оно сфабриковано БПБК, там все сфабриковано и так называемые доказательства, документы. Эта мешанина была представлена в БЗК и прокуратуре. Вот так, выдавая допущения за доказательства и факты, можно многого добиться.

Это уголовное дело -- месть мне за то, что в свое время я пошел в прокуратуру с письменным заявлением, высказав желания свидетельствовать и помочь найти настоящих виновных в пропаже денег из сейфа БПБК. А уже через неполных две недели у меня был отнят допуск к гостайне.

Я уверен, что в подобном случае, если бы пропали деньги в каком-нибудь другом учреждении, были бы проверены не только исполнители, но и руководители. В любом другом случае и руководство бы понесло ответственность. Даже если бы оно не попало под суд, то все же как-то бы отвечало. Однако в этом случае роль руководства вообще не оценивалась и судились только стрелочники.

– Сейчас на заключительной стадии в первой судебной инстанции находится «дело рижских должностных лиц», в котором по одному из эпизодов обвиняется и ваша бывшая жена, предпринимательница Инара Вилкасте. Она дала взятку в размере миллиона евро…

– У меня есть свое мнение на этот счет, однако чтобы мне не приписывали попытки оказать давление на суд, до вынесения приговора я воздержусь его высказывать.

Есть и другие, не менее абсурдные уголовные дела, что она вроде как украла часы у часа Раймонда Шталбергса и еще компьютерную программу и все в таком же духе. Всего этих уголовных дел около 40.

Что сказать, агент Шталбергс вместе со своими кураторами из БПБК хорошо поработал над производством уголовных дел.

Эти люди могли раньше слить оперативную информацию и материалы по уголовным делам. А сейчас нечего сливать. И нынешний начальник БПБК Нормунд Вилнитис, похоже, больше не позволяет применять некорректные, брутальные методы.

А пока был Алексей Лоскутов, все время работала одна и та же схема: организовывалась заказная передача на телевидении, статья в газете с тем же содержанием и после этого, те же самые [люди], кто эту передачу заказал, говорили, что у меня плохая репутация. Я подсчитал, что в течение одного года в газете «Diena», когда ею руководила еще Сармите Элерте, о Вилкасте было опубликовано 70 статей. И все как одна – лживые. И мне, что мне только не пришивали, что я лоббирую яичную фабрику, что я вроде как связан с прикрытием контрабанды спирта. И где продолжение этих статей. Где эти яйца и спирт? Ответ, похоже, один – лоббирование, контрабанда и тому подобные ужасы о прикрытии погорели, потому что были выдуманы.

Однако эти статьи не нанесли вреда моей репутации в профессиональных кругах – среди профессионалов у меня хорошая репутация.

Более четырех лет БПБК пыталось на меня что-нибудь найти, за мной постоянно следят, прослушивают мои телефонные переговоры. И сейчас за мной следят, иногда я замечаю автомобили, которые меня преследуют. Я писал заявления, но никакой реакции не последовало.

Результат многолетней работы в поте лица -- дело о моих покупках с помощью кредитной карты. Она сейчас находится в суде на стадии рассмотрения. Прокуратура долго не была готова к рассмотрению дела, потому что, наверное, сложно работать со сфабрикованным делом.

На самом деле это дело было необходимо для того, чтобы отнять у меня допуск, так как великолепный возможность отнять у должностного лица допуск [к государственной тайне], это начать уголовное преследование, в соответствии с условиями [получения] допуска. Это дело было по быстрому «испечено», без соблюдения никаких доказательств, без допроса свидетелей. Цель была не добиться моего осуждения по этому делу. Сотрудники БПБК хорошо знали, что в конечном итоге у них ничего не получится. Поэтому для них неважно, получился ли в результате секса ребенок, для них важно, что им нравится сам процесс. Результатом этого процесса стала возможность добиться моего увольнения с работы. Это полное безобразие, то что творит Юта Стрике и ее приближенные, на мой взгляд, это оборотни в погонах, люди, использующие свою репрессивную власть, флаг борьбы с коррупцией и кредит общественного доверия, чтобы проворачивать свои темные дела, использовать свое служебное положение и государственные ресурсы, чтобы необоснованно набрасываться на государственных должностных лиц, терроризировать их. В отношении меня эти ресурсы и положение они использовали на протяжении многих лет, не жалея на этого государственных денег.

Нечестные сотрудники правоохранительных органов умеют использовать различные дыры в латвийских законах. Делается так называемое сообщение источника, являющее секретным.  После этого, это сообщение вместе с другой фоновой информацией, зачастую очень неконкретной, используется для начала оперативной разработки дела.  Это, в свою очередь, позволяет вести секретную слежку, прослушку.

– Но за что Вам все это? Кому Вы помешали?

–У меня есть подозрения, кто тот человек, что оплатил все эти мероприятия.

– Что это за человек?

– Печально известный Шталбергс в свое время просил у Вилкасте пол миллиона, обещая за эти деньги «уладить дела» в БПБК и везде где только модно. Вилкасте отказалась и это возможно одна из причин.

Вторая причина – моя профессиональная деятельность – с 2004 года под моим руководством было создано два учреждения, Уголовное управление таможни и Финансовая полиция, которые сейчас успешно борются как с контрабандой наркотиков, так и против экономических преступлений. Реорганизация была завершена в 2007 году, когда были созданы следовательские учреждения, отвечающие западным стандартам. С этим временем совпадает и то, что начались ранее невиданные разоблачения схем контрабанды и схем отмывания грязных денег. Это в свою очередь, могло не понравится некоторым преступным группам, для которых Латвия до этого была простым путем к большим деньгам.

-- Кто хотел убрать Вас с пути, убив?

– По поводу покушения на меня сейчас идет следствие. Обвиняются возможный исполнитель и возможный заказчик. По моему мнению, у этих организаторов были связи в правоохранительных органах. Возможно даже в БЗК. Вряд ли случайно сотрудник БЗК Айгар Спаранс появился на месте происшествия фактически через минуту после того, как меня подорвали. В то время БЗК за мной наблюдало. Не думаю, что они могли не видеть, не знать, не заметить того, что параллельно с ними за мной следят и устанавливают взрывчатку под моим автомобилем.

– Есть еще другое дело: когда кто-то поджег Ваш автомобиль. По этому делу в свое время был осужден бывший сотрудник Полиции безопасности Эдгар Гулбис. Говорят, что сейчас он собирается опять работать в Министерстве обороны, добиться своего восстановления в должности через суд. А перед этим с ним случились совсем мистические вещи, он сбежал от полицейских и прыгнул в Даугаву, про него говорили, что он подделывал документы. А партия «Новое время» из-за него однажды даже в знак протеста демонстративно покинула зал пленарных заседаний Сейма. Кто на самом деле этот Гулбис?

– Да, я слышал, что Гулбис планирует опять попасть с Министерство обороны. Это действительно удивительно, человек, осужденный за поджог, давший ложные сведения о своем образовании, у которого ранее были отняты присвоенные ему служебные звания, теперь сможет нормально там работать. И это не говоря уже ни о какой репутации, плохая она у него или хорошая. Очевидно, он ценный специалист, умеет, например, поджигать.

Взрыв и поджог, на мой взгляд, два разных дела. Поджег, на мой взгляд, организовал Шталбергс.

Думаю, что БПБК было прекрасно информировано о действиях Шталберга. Не верю, что оперативные сотрудники столь высокого ранга, сотрудничая с БЗК, используя в качестве информатора Шталберга, были не в курсе его действий.

Объявив меня врагом, интересы БЗК и отдельных сотрудников БЗК, совпали с интересами преступников. Они использовали действия преступников, наблюдали, но не пытались предотвратить преступления, которые совершались против меня.

Это одна из причин, почему я до сих пор не подал заявление с должности в Минфине. Мне пока до конца не понятно, какова связь служб безопасности с попыткой моего убийства и другими действиями против меня. Подать заявление сейчас – это опасно. Попытки уволить меня с должности я оцениваю как нападки на мою безопасность, это попытки меня уничтожить как морально, так и физически.

– Что вы делали в Министерстве финансов, чего вы достигли?

– На этой должности я могу использовать свои знания организации налоговой политики, борьбе с теневой экономикой. Я в этой системе проработал почти 20 лет. Одна из моих основных рабочих обязанностей – стимулирование честной конкуренции.

Одна из проблем, который предстоит решить, это скоординировать уровень создания политики с уровнем реализации политики. Еще было необходимо разделить компетенции СГД и БПБК в вопросе проверки достоверности информации в декларация должностных лиц. Ранее эта функция не относилась ни к кому, и этот вопрос дискутировался. В прошлом году эта проблема были  закруглена.

– Основатель «Нового времени», предвестника нынешнего «Единства» и до недавнего времени министр финансов Эйнар Репше, теперь сам остался за бортом. В министерстве не начали избавляться от людей Репше?

– Пока я этого не заметил. У меня свои функции, которые я выполняю, и я не вмешиваюсь в интриги, потому что я сам не являюсь ни человеком Репше, ни Андриса Шкеле ни еще кого-то.

Правда, я обратил внимание на одну любопытную деталь, перед тем как появились слухи о моем возможном увольнении, у министра финансов дважды гостила известная Юта Стрике. Возможно, что они обсуждали план среднесрочных мероприятий по фискальной консолидации, однако, на мой взгляд, главное, зачем Стрике приходила, это надавить на министра, чтобы он меня уволил.

– Но Стрике вовсе не надо ходить по кабинетам. Недавно «Neatkarīgajā» опубликовала фотографии с одного званого вечера, на которых видно, как Стрике отдыхает вместе с политиками «Единства»…

– Если это правда, то мне на ум приходят слова Нормунда Вилнитиса о вседозволенности. Если уже сотрудник репрессивного учреждения жарит шашлыки с людьми из политического истеблишмента, то позволять себе можно все.

– И все-таки за что Вы заслужили такой интерес со стороны репрессивных учреждений, политиков и преступного мира?

– Думаю, что схема следующая: многим мешает моя профессиональная деятельность, потому что мы создали два учреждения, которые начали интенсивно работать – задерживать грузы, раскрывать схемы отмывания денег. Какие-то преступники попросили поддержки в политических кругах. В свою очередь политики, имеющие связи и влияние в БПБК, попросили поработать над моим вопросом. БПБК, в свою очередь, попутно вовлекая еще и БЗК и, возможно, еще какие-то структуры, работает над задачей меня посадить, хотя и не за что, но они пытаются что-то придумать.

В тоже самое время, другие преступники, не имеющие контакта с политиками, организовали свое меры по моему уничтожению. Но, по стечению обстоятельств, покушение не удалось.

– В свое время БПБК при аресте изъяло большую сумму денег – около 200 тысяч латов. Куда эти деньги делись?

– В начале БПБК утверждало, что это деньги Вашкевича и поэтому деньги задержало и арестовало. Вилкасте принесла документы, доказательства, что это ее деньги, но БПБК ее не слушал.

Затем, когда надо было передать мое дело в прокуратуру, и держать эти деньги в таком виде уже было невозможно, следователь изменил свое мнение и сообщил, что это все-таки деньги Вилкасте. Так как уже было состряпано уголовное дело и против Вилкасте, деньги так и так не были отданы и задержаны уже как деньги Вилкасте.

– Правда, что есть уголовное дело и против уборщицы вашего дома?

– Сотрудники БПБК, явившееся проводить обыск, считают, что у домработницы должны быть блестящие знания латышского языка и идеальное зрение, чтобы она в свои более чем семьдесят лет могла в полутьме прочитать, что написано в их служебных удостоверениях. Она решила, что в дом пытаются вломиться грабители, и не стала им открывать двери. Надо сказать, что она была недалека от истины.

После того случая домработница чуть не умерла от сердечного приступа, кроме того, против нее тоже возбуждено уголовное дело за неподчинение представителям власти.

– СГД основательно разобщена, большое число сотрудников уволено. Способно ли это учреждение вести свои функции, собирать налоги?

– Пока еще способна. Но учреждению необходим какой-то этап стабильности, чтобы оно могло спокойно работать, без постоянных ротаций должностных лиц.

– Артис Хартманис отмывал крупные суммы денег?

– Человека уже объявили самым большим преступником, хотя суда над ним еще не было. Это некорректно. Вообще, разоблачение схем по отмыванию денег сейчас стало чуть ли не рутиной, однако с этим – делом Хартманиса – меня не оставляет ощущение, что здесь что-то не чисто, что здесь идут какие-то игры, столкновение чьих-то интересов, а сам Хартманис только жертва. А информация, что опять случайно оказалась у прессы, необычайно детальная. Уже одно это странно. В любом случае будет проведено тщательное расследование.

– В свое время были возбуждено несколько уголовных дел против предпринимателя Одерова…

– Это один из способов, которые использует БПБК в борьбе против меня, закидывая наживки людям вокруг меня, которые могут лжесвидетельствовать против меня. Одеров свидетельствовать отказался, поэтому против него были введены жесткие репрессии. Был поднят большой шум, что Одеров самый серьезный контрабандист в истории. Мой очень краткий разговор с ним по телефону из серии «привет -- пока», преподносился как мое участие в каких-то схемах по организации контрабанды. Теперь дела Одерова больше не интересны, поэтому, что на самом деле все, что пресса лгала о моей связи с этим уголовным делом, оказалось совершенно безосновательным.

Другой фигурант, некий Васильев, который дал БПБК совершенно ложную информацию обо мне, в обмен на свидетельства против меня, получил свободу.

– Структуры безопасности могут что-то знать о пропавшем адвокате Айнаре Платацисе?

– Я считаю, что структуры безопасности что-то знать могут. Если не знают, то у них слабые результаты работы.

– Во время взрыва вы повредили ноги. Вы можете бегать, играть в футбол?

– Бегать трудною. В футбол играть не могу. Если сыграю, то это будет последняя игра. Приходится тратить много денег на медицину. Соблюдать строгий режим. Надо будет делать еще одну операцию.

– Знаете ли вы человека по кличке Футбол или Спорт?

– (Смеется) Меня на самом деле никто так не зовет. Но я пару раз дарил друзьям на день рождения футбольный мяч.

Марис Краутманис
02.02.2011

Перевод Riga.Rosvesty с печатной версии издания



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©