НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
ВЛ! -- организация враждебная латышам
Diena blogi (перевод)
Международный хозяйственный и социальный кризис, вызванный мировыми банкирами и спекулянтами только начался и продолжает углубляться. В мире все чаще прогнозируют абсолютную долларовую систему и связанный с этим распад международной торговли, который вызовет всеобщий хаос, дестабилизацию, взрыв цен на ресурсы, голод и насилие. Начало этого процесса уже ощущается в регионах Северной Африки и Среднего Востока. Для Латвии это тоже время, когда международные банкиры планируют забрать последнее принадлежащие латвийскому государству и его жителям имущество, отнять необходимые для нашей жизни ресурсы. Редко кто задумывается, какими могут быть последствия, если подобный сценарий реализуется.

Голод, бедность, массовая безработица, хаос, безнадежность и разрушение социальных связей, вот те факторы, которые пробуждают в людях первобытные инстинкты выживания и желание найти «виноватых». В таком состоянии очень легко возникает взаимная нетерпимость, страх, ненависть, преступность и насилие: богатые против бедных, сосед против соседа, католики против лютеран, здоровые против больных («лишних ртов»), белые против других рас, одна этническая группа против другой и т.д.

Вместо того, чтобы мобилизировать все свои силы на преодоление кризиса, именно этот критический момент объединение ВЛ! выбрало для провоцирования этнический страстей, собрав подписи под фактически ликвидацией среднего образования на русском языке.

Немного о национальной политике СССР и корнях латышской «Атмоды»

Я роился в Советском союзе, в школу пошел в 1964 году. Не считая уроков русского языка пару раз в неделю, обучение было только на латышском языке. Когда в 1971 году я поступил в Рижский индустриальный политехникум, на русском проходил только военное обучение, все остальные предметы – только на латышском. Когда учился в Университете, большинство лекций пришлось слушать по-русски, потому что латыши численно не могли сформировать полную группу. Как минимум так нам сказали. Профессора и доценты, которые нам читали лекции на русском языке, сами были латышами.

Советская армия это было то место, где от меня безусловно ждали использования русского языка. Без русского языка нельзя было обойтись и на многих (не всех) местах работы и в учреждениях, хотя это и не было категорическим требованием. Если кто-то категорически хотел говорить только по-латышски, остальные приспосабливались, но никаких наказаний за такую позицию не следовало. Все зависело от самосознательности самого латыша.

На практике чаще всего происходило так: как только кто-то заговаривал на русском языке, все присутствующие переходили на русский. Были и такие начальники-латыши, которые позже вошли в правительство Латвии, которые в советские времена со своими соплеменниками на работе говорили принципиально только по-русски. Но не везде и не во всех сферах.

Побуждения использовать русский язык были весьма недвусмысленными. Обычно это делалось во имя дружбы народов, преподнося русский язык как язык взаимного общения (коммунисты говорили – язык, на котором говорил Ленин). Например, в каждом концерте было принято как минимум одну песню исполнять по-русски (это делала уже административная комиссия, которая утверждала репертуар концерта) или на каком-нибудь другом языке Советского союза. Но не все и не всегда этот неписанный закон соблюдали. Например, не помню, чтобы по-русски пели „Līvi”, „Menuets” или „Pērkons”. Даже на латышском празднике песни было принято посвящать песни «укреплению дружбы советских народов», хотя в целом эти мероприятия отличались истой народностью – это был полный тепла и народной солидарности праздник латышского народа (в отличие от наблюдаемых сегодня заигрываний с англискостью и поп-культурой, не говоря уже о целом ряде исполнителей, которые не только поют на английском, но и выбрали для себя английские псевдонимы).

Если не считать упомянутую дань во имя дружбы народов, ну и определенную самоцензуру в литературе, латвийская культура в 1970-1980 годах (и раньше, в так называемую хрущевскую оттепель) переживала расцвет. Например, тиражи латышских книг достигали сотней тысяч. И сейчас мы в большой степени живем на золотом фонде латышской культуры созданной в те времена – песнях, кинофильмах, книгах, картинах.

Однако тенденция изжить и принизить латышский язык в советский период ощущались и были неоспоримы. Была определенная дискриминация и в бытовой жизни. Например, преимущество в получении квартир было у приезжих, в карьерных вопросах преимущество обычно было у членов компартии другой национальности. Если публика была смешанная, то на собраниях обычно говорили по-русски. Но не везде. Например, в селах, лесах, поселках у взморья, в системе электросетей и во многих других областях жизнь была латышской.

Эта ощутимая тенденция – вытеснить латышский язык из общественной жизни – у латышей вызвало естественную ответную реакцию – сплочение вокруг всего латышского. Службу в советской армии в народе весьма уничижительно называли «пойти в русские». Каждое проявление латышскости в среде латышей воспринималось с огромной признательностью, солидарностью и поддержкой. Росло движение фольклористов и другие проявления неформальной народной культуры. В 1970 – х годах латышские писатели и другая интеллигенция, с поддержки советских учреждений, подняли тревогу по поводу низкой рождаемости и пропагандировали модель семьи с тремя и более детьми. Целью этой компании, несомненно, были именно латышские семьи, и она, в комбинации с системой материальных стимулов, была успешной – рождаемость достигла своего максимума к концу 80-х годов. Одновременно росло неформальное движение, целью которого было не только сохранение латвийской культуры, но и природы Латвии, бережное к ней отношение, любовь к родине.

Из всех этих бесчисленных народных терций создалось массовое движение, которое позже получило название «Атмоды». «Атмода» являлась естественной ответной реакцией на царившую в Советском союзе политику нивелирования народа. Подобные же движения сформировались и в других советских республиках, в том числе и в самой России. Энтузиасты национальной «Атмоды» различных советских республик солидаризировались и сотрудничали меж собой. Помню, как во время фольклорного фестиваля «Балтика» в Вильнюсе мы в народных белорусских костюмах открывали латышские бумаги. Проходило взаимное братание – настоящая и сердечная дружба советских народов, которая могла бы сложиться, не будь СССР синтетическим проектом по формированию нового советского народа.

Так или иначе, но латыши в 1980 годах хорошо знали как минимум два языка, тогда как большая часть русскоязычных – только один. Под влиянием этого обстоятельства двуязычные латыша на одноязычных русских посматривали с определенным высокомерием. Мы понимаем русских, но русские не всегда понимают, что говорят или пишут латыши. Это было реальное преимущество латышей. Помню, какими  забитыми, несчастными, какими дураками чувствовали себя знающие только один язык русские, попав в латышскую среду. В конце 1980-х годов говорить по-латышски было стильно и являлось делом чести.

Все это очень естественно и понятно – любое давление вызывает ответную реакцию, не всегда пропорциональную. Как говорят русские, насильно мил не будешь. Если думать диалектически, то можно сделать вывод, что основной причиной латышской «Атмоды» была проводимая СССР политика нивелирования народа. Это был динамит, который в конце концов взорвал всю советскую империю (см. мою статью «Идеологические заблуждения начинают исчезать»). Синтетический проект по формированию советского народа нивелировал не только меньшинства Советов, но и национальные корни самих русских. Всем советским народам, включая русских, была навязана неживая серость, угнетающий и плоский стандарт уравниловки.

Надеюсь, что это введение поможет понять происходящее нашему новому поколению и развеет некоторые пропагандистские мифы.

Однако мир чаще всего не учится на своих ошибках, потому что сразу же после распада советской империи, начался еще более безумный эксперимент – глобализация, в рамках которой с серой уравниловкой принудительно навязывался английский язык – «пиджин инглиш», макдональдсы, кока-кола, насилие на экранах, целенаправленная деградация каждой духовной ценности,  искоренение духовных ценностей и морали, примитивное потребление и культ алчности.

Реванш антисоветских фанатиков или целенаправленная провокация?

К сожалению, и латыши не воспользовались уникальной возможностью учиться на своих ошибках. Вместо того, чтобы после восстановления независимости строить общими силами свою страну, латыши кинулись в ловушку глобализации, а против инородцев обратили еще более яростную и глупую версию советской политики нивелирования. Латыши лучше остальных должны были бы знать, что происходит, если какой-то группе навязывают нивелирующую себя политику запретов?

Национальный вопрос в Латвии уже 20 лет искусственно поддерживается и время от времени снова ворошится и обостряется, чтобы разделить общество, поддерживать постоянное  напряжение, страсти и страхи, а так же отвлечь внимание общества от гораздо более важных вопросов. Национальный вопрос до сих пор является главным вопросом и яблоком раздора каждых выборов. Как будто у Латвии нет других проблем.

Вместо того, чтобы к строительству латвийского государства привлечь ресурсы и преимущества других наций, определенна часть политиков латышского происхождения пытается силой превратить русских в латышско-говорящую пятую колонну.

Латвия географически расположена на перекрестке Европы, здесь естественным образом пересекаются торговые пути Западной и Восточной Европы и другие связи. С одной стороны, это наше несчастье, потому что исторически самые разные державы своей целью выбирали контроль над этим регионом, с другой стороны это положение, если его суметь уравновесить и правильно использовать, открывает перед нами широкие возможности, потому что мы единственные, кто относительно хорошо знает условия как на Западе , так и на Востоке. В связи с этим знание языка, культуры и традиций других народов является большим плюсом, который мы могли бы мудро использовать в свою пользу. Предпосылками мудрой политики в этих обстоятельствах являются хорошие отношения и проекты по сотрудничеству со всеми соседями.

В начале 1990 годов эту идею – мост между Востоком и Западом – популяризировали многие латвийские политики, однако на практике отношения с Востоком были испорчены и выбрана неравномерная ориентация на Запад. Такое одностороннее направление можно сравнить с человеком, который решил отрезать себе правую руку, чтобы дальше обходиться только левой рукой, да к тому же еще и изуродованной. Как показало дальнейшее развитие, для Западной Европы Латвия интересна не как равноправный партнер для сотрудничества, а лишь как колонизируемая и годная к использованию территория, рынок потребления, источник дешевой рабочей силы и дешевых ресурсов, а так же как плацдарм у российских границ. И естественно Западная Европа с радостью переняла наши традиционные рынки в России и других республиках бывшего СССР. И вот теперь мы на самом деле нигде – ни на Востоке, ни на Западе. Толчем муку меж двух жерновов.

По этому пути в никуда были испорчены отношения и между живущими в Латвии этническими группами. Сначала уже в 1989 году победивший на выборах Народный фронт решил нарушить своё предвыборное обещание – присвоить латвийское гражданство всем постоянно проживающим в Латвии людям. Этот шаг привел ко многим негативным последствиям. Многим русскоязычным была закрыта возможность включиться в управление государством. А так как было ликвидировано и производство, то у этих людей осталось два пути: частная предпринимательская деятельность или криминальный, серый бизнес. Этим объясняется то, почему в латышском бизнесе доминируют русскоязычные. И так называемые латышские партии финансируются главным образом из совсем не латышских источников.

И хотя в период «Атмоды» в Латвии поддерживались культурные общества разных народов, вскоре произошел поворот в духе политики советского нивелирования и даже превзойдя советскую практику.

Так как я латыш, то теперь в первую очередь хочу подчеркнуть, то эта политика нивелирования и дебилизации была направлена главным образом против самих же латышей. Натренированные шоковой терапией правительства, слушающие советы МВФ и других миссионеров, начали урезать средства именно латышской культуре: была ликвидирована латышская Рижская киностудия, была урезана государственная поддержка латвийским писателям, науке, творческим радио- и телеколлективам, движению народной самодеятельности, прикладному искусству и другим культурным отраслям. Место латышской культуры в СМИ заняли суррогаты американской попсы: банальные сериалы, «Колеса удачи», шоу, реалити-шоу, порнография, насилие, сумеречная мистика, бесконечное прославление жадности и духовной косности. Никогда в советское время латышская культура не была так подавлена и не держалась на таком голодном пайке, как после формального восстановления независимости.  Из латышских писателей разве что Лаймонис Пурс как-то сумел сохранить свою писательскую сущность. Большая часть интеллигенции была посажена на диету из дотаций Сороса и других иностранных фондов, а кто платит, тот и заказывает музыку.  Книжные магазины по-прежнему полны, однако полной шелухой, среди которой затерялись пара зерен.

У латышей на их родине нет ни одного по-настоящему латышского телеканала, нет ни одного канала культуры! Русские и литовцы как минимум могут пытаться смотреть российское и литовское телевидение, а у латышей в своей стране нет ничего своего – народного, латышского. В финансируемых государством школах у латышского языка украден статус важного предмета, большая часть латышей после окончания средней школы родным языком владеет на уровне алфавита, истории Латвии в Латвии не учат, так же как географии Латвии, не говоря уже о патриотизме и любви к родине. Даже обыкновенную тетрадку в клеточку невозможно купить без рекламы американского варварства на обложке.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что нынешняя реформа системы образования самые неблагоприятные условия создала именно для латышской молодежи. В силу многих причин  на очень многих рабочих местах в Латвии требуются хорошие знания латышского, русского, а так же английского языков, но у редкого молодого латыша после окончания средней школы таковые есть. Поэтому многие молодые латыши не могут найти работу у себя на родине, они или продолжают жить за счет родителей или вынуждены уезжать искать работу за границей. В свою очередь большинство русской молодежи хорошо знают как русский, так и латышский языки, кроме того они имеют реальные преимущества еще и потому, что в Латвии в бизнесе доминируют инородцы, которые нередко отдают предпочтение своим соплеменникам.  Фактически, если сравнивать с советским временем, роли сменились: теперь многие двуязычные русские могут с обоснованным превосходством смотреть на одноязычных латышских молодых людей. Такова была цель правящего режима?

Однако после этого те же самые чиновники, которые уже деградировали и дебилизировали латышские школы, взялись и за русские. Понятно было бы, если бы русским школам было дано государственное задание: подготовить детей к практической жизни в стране, государственным языком которой является латышский. И тогда сами русские педагоги решали бы, как этой цели лучше всего и эффективнее достигнуть, сколько и какие часы преподавать на латышском языке, а какие на русском, какие возможности давать тем русским детям, кто захочет углубленно изучать латышский язык и культуру, готовясь к учебе в высших учебных заведениях и т.п.

Однако ничего подобного не произошло. Чиновники латышской национальности, которые же дебилизировали и американизировали (дебилизация и американизация в данном контексте являются синонимами, см. книгу Джона Тейлора Гатто «Dumbing Us Down» – «Обалванивая нас») латышские школы, не обсудив с русскими педагогами, начали диктовать русским школам, что и как им следует учить. Количественно и процентуально, не думая, какими будут ближайшие и дальнейшие последствия такой «реформы». Этот диктат совершенно естественно вызвал ответную реакцию русскоговорящих: штаб защиты русских школ, сплочение вокруг русских партий, русскую «Атмоду» и уличные акции. Эту противостояние русскоговорящих вызвали не какие-то мифические промосковские агенты, а глупость и провокационная политика нашего же собственного правящего режима.

Так или иначе, но русскоговорящее общество навязанное им изнасилование русских школ приняло. Приняло, но я не думаю, что смирилось. С таким навязанным диктатом обычно не смиряются – ни латыши, ни русские. Диктатом невозможно приумножить любовь людей к стране или режиму, который им диктует. Глубоко в душе продолжают тлеть боль и обида. Между прочим, не следует ждать, что русские будут более истовыми католиками, нежели сам Папа Римский. И среди латышей существует недовольство режимом, которое уничтожает способность народа к выживанию. Поэтому так распространено выражение: «Я люблю Латвию, но не эту страну», не этот режим, не эту идеологию.

И прошедшие выборы были выборами в кризисной ситуации, однако вместо того, чтобы предложить программу по преодолению кризиса, партии разыграли очередную «холодную» гражданскую войну: западные «латышские» ценности против «последователей промосковских сил». В итоге больше всего голосов получили самые фанатичные услужники международных банков, самые радикальные коллаборационисты и компрадоры, которые уже приступили к полному демонтажу латвийского государства, распродаже Латвии. В свою очередь русскоязычные избиратели «Центра согласия» этнически очистили списки партии от латышей. В этой холодной войне пропало и разработанная рабочей группой под эгидой «Центра согласия» долгосрочная программа развития «Обновленная Латвия». Таковы были доминирующие правила игры – наши против них. Или: отдадим голос за меньшее зло.

Так как режим запланировал еще при этом созыве Сейма завершить распродажу Латвии иностранцам за копейки, осталось только еще больше разделить и взаимно радикализировать общество, чтобы оно не могло организованно и общими силами действовать против этого ограбления. Именно в этом контексте следует понимать провокацию ВЛ!, выступившего с предложением о референдуме о полной ликвидации среднего образования на русском языке. Расчет весьма прост – пока латыши будут схлестываться с русскими, тем временем будет завершено полное подчинение Латвии международным корпорациям. Принцип одновременно циничный и столь же классический: разделяй и властвуй.

И именно в этот момент, когда латыши вместе с представителями других народов мобилизовались на защиту „Latvenergo” от алчных цепей международных финансовых акул, был разыгран следующий ход в эскалации конфликта и закручивание эмоций: русскоязычная радикальная организация «Родной язык» начала сбор подписей с целью организовать референдум о введении второго государственного языка (русского) и переводу делопроизводства на двуязычный режим. Параллельно на различных порталах появилась дезинформация об ожидаемых акциях в защиту „Latvenergo”. Делается все, чтобы направить энергию русских и латышей на взаимные ссоры и конфликты, чтобы жители Латвии никогда не смогли объединиться для защиты своих общих интересов. Между прочим, именно такой сценарий я прогнозировал в своей статье «Что у Латвии общего с Египтом?»

Я не хочу лично обидеть ни одного представителя ВЛ! или «Родной язык», потому что иногда сложно понять, где начинается глупость, а где – осознанная провокация. Однако именно так и работает механизм провокации, цель которого манипулирование людьми, разделять и властвовать. И никто не сможет контролировать, в какой момент подобные провокации стихийно перерастут во всеобщую деструкцию. Потому что разозленную толпу охватывает психология толпы.

От каждого из нас зависит, поведемся ли мы на подобные провокации, обострим взаимные конфликты, или раскусим эту циничную игру и сможем договориться о том, что в нашей жизни действительно важно – важно для нашего собственного выживания, нашего будущего.

Я лично буду себя лучше чувствовать, если мои инородные соседи будут культурными людьми, читавшими Федора Достоевского и Льва Толстого,  а так же Райниса и Зиедониса, а не люмпенизированная, обозленная навязанной реформой, говорящая по-латышки пятая колонна, которая только и ждет удобного случая для реванша. Однажды этот цикл ненависти надо прервать. Сделаем это здесь и сейчас!

Янис Кучинскис
06.03.2011

Источник - http://www.diena.lv/lat/tautas_balss/blog/...ga-organizacija

Перевод – Riga.Rosvesty


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©