НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Латышский легионер – 16 марта отметим без конфронтаций
Neatkarīgā rīta avīze (перевод)
«Мы не хотим идти шествием», -- без малейшего сомнения говорит Артур Виднерс, отвечая на вопрос о традиционном для 16 марта мероприятии, в котором, поминая своих погибших товарищей, принимают участие латышские легионеры – шествии с флагами от Домской площади до памятника Свободы.

Пожилой человек не желает конфронтации – такой же традиционной [для этого дня]. Интервью с ссыльным военным, руководителем лиепайского отделения «Daugavas vanagi», латышским легионером Артуром Виднерсом.

– Какова предыстория Вашего попадания в латышский легион?

– В 1940 году русские застрелили моего отца. Он был офицером латвийской армии. Отцу не хватило двух часов, чтобы остаться в живых!

– Это произошло в июне? Но в анналах истории говорится, что лиепайчане две недели противостояли немцам.

– Да, как-то противостояли… Тем немцам, что пришли со стороны моря.

В 1943 году, когда мне исполнилось 18 лет, я добровольно записался в легион. Мама против этого не возражала, она понимала, что меня не отговорить. Прошел школу инструкторов, после этого нас отослали в школу парашютистов. Я спросил: Зачем? Нам ответили: Вы хорошо обучены, и мы сбросим вас на остров Крейца против американцев. Мы ответили, что против американцев воевать не будем, что будем воевать против коммунистов. Мы написали генералу Блангерскису письмо, что не станем воевать против американцев, через двенадцать дней пришел ответ, что нам не надо ехать в эту школу. Нас всех посадили в транспортный самолет и отвезли в Прагу, в школу офицеров. Но затем началась вся эта неразбериха, Сталинград и прочее и в один прекрасный день нас спросили: Кто поедет в Курземе, а кто останется в Германии? Ну кто бы остался в Германии?  И так в октябре я уже был в Лиепае.

– Каково это было ненадолго вернуться домой?

– Я был весь вшивый! Пошел в бельевой дом, переоделся. Но невозможно описать эти чувства, когда ты первый раз за два года засыпаешь в нормальное кровати… Через четыре дня отправился на фронт. После битвы при Лестенской церкви получил железный крест первой степени, после битвы при Иле мне присвоили железный крест второй степени. Ходил в разведку и участвовал в ближнем бое.

– Какого это, когда нападает противник?

– Тот, кто говорит, что не боялись, они или дураки иди врут. Я об этом рассказывал своим детям и внукам. Ты сидишь в окопе и ждешь сигнала красной ракеты. Когда ее видишь, поднимаешься и идешь. И вся твоя жизнь проносится у тебя перед глазами с самого рождения и до того момента, в котором ты находишься. Об этом можно рассказывать много и мой внук записал, что я рассказывал: он обо мне писал работу, заканчивая среднюю школу. Еще одна истории такая: Один человек спас мне жизнь. Мы заняли русские окопы недалеко от Лестене, прогнали их прочь. У меняв руках был автомат, сам я опустился на колено, ожидая когда кто-то выйдет из окопа. И бывает так, когда человек чувствует, что кто-то смотрит ему в спину. Я оборачиваюсь и вижу: чья-то жуткая физиономия и штык. Затем звучит выстрел, и штык падает рядом со мной. Еще долго после этого я искал своего спасителя, но так и не нашел. Возможно, что он сам погиб.

– Как для Вас закончилась война?

– Она для меня закончилась вместе с ранением. Я потерял очень много крови. В госпитале за мной ухаживала моя одноклассница, которая там работала старшей медсестрой. Я подцепил заражение крови, нога до колена была синей. Меня принесли в операционный зал, и я услышал, как доктор говорит по-немецки: несите большой шприц, будем ампутировать ногу. Я говорю: мне не надо большой шприц! Доктор: как не надо, у вас ведь болит! Я снова: пусть болит! Сестричка Велта сделала все, чтобы вылечить ногу. Капитуляцию я дождался в Лиепае. Ко мне пришли друзья, мы стали думать, что делать. На всех углах висели объявления, которые призывали легионеров сдаваться: им обещали возможность учиться, работать… но мы ведь знали, какие русские. Часть ушли в леса, но я никуда не мог идти, был на костылях. Часть все-таки сдались. И их уже на третий день выслали в Сибирь.

– Что делали после войны?

– Поступил в музыкальную школу, играл на пианино и аккордеоне. Учился вместе с Гунаром Гузисом, он был бы даже лучше Раймонда Паулса, если бы не спился и остался жив. Чтобы маме было легче жить, записался на суденышки, чтобы хоть что-то заработать. У нас на тех кораблях был такой начальник Фарбтух, тот самый Фарбтух, которого недавно судили за геноцид против латышского народа. Один раз говорю ему: у меня в музыкальной школе экзамен, пожалуйста, освободите меня от работы на эти дни. Фарбтух меня не отпустил. Так музыкальную школу я и не закончил.

– Что сегодня вы думаете о происходящем вокруг легионеров?

– Думаю, что цветы к памятнику нам следует возлагать, но специально огонь на себя вызывать не стоит. И с теми русскими нам не надо схлестываться.

– Но легионеры с ними и не схлестываются – они просто возлагают цветы!

– Да! Наше шествие было официально заявлено, но те русские, узнав об этом, устроили свое шествие в пику! И что тогда происходит? Конфронтация! Но если мы без всяких флагов возложим цветы, этого нам никто запретить не может.

– Есть много молодых людей, которые поддерживают легионеров. Это определенно хороший знак.

– Это действительно хорошо. Только зачастую тот или другой молодой человек хочет продемонстрировать свой патриотизм на наш счет. Нам этого не надо, мы фронт прошли, нас такие игры не интересуют. Так один раз было в Лиепае, мы хотели тихо и спокойно дойти до Центрального кладбища, но патриотическая молодежь подняла такой шум, что мы не знали, куда деться, потому что там находились и осиповцы. Нас все время называли фашистами, а нам это надо? Пока что мир нас не признает, но понемногу начинает понимать, что мы не убийцы.

Пусть русские отмечают свой день победы, а нас оставят в покое. Мы ведь не мешаем им, когда они в Лиепае вопят у своего гранатомета. Мы тихо отметим свой праздник, выпьем водки и помянем павших. 16 марта – наш день и таким пусть он и останется.

Элита Вейдемане
16.03.2011

Источник - http://zinas.nra.lv/latvija/43441-latviesu...frontacijas.htm

Перевод – Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©