НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Айгар Фрейманис: Отрицать победу над фашизмом, добытую кровью солдат глупо и преступно
интервью
Социолог, руководитель  компании «Latvijas fakti»  Айгар Фрейманис поделился с «РВ» своими предположениями о результате выборов президента, роли Айвара Лемберга и праздновании 9-го мая.

-Каковы Ваши прогнозы на результаты президентских выборов?

- У меня нет прогнозов, и я  предполагаю, что ни у кого нет подобных прогнозов, хотя бы, потому что кандидатура г-на Затлерса пока является единственной. Ведь есть столь много политических обстоятельств, совершенно не связанных с выборами президента. Сюда вмешиваются отношения между людьми, партиями, интересы бизнеса и другие факторы.

Единственное, что я могу Вам сказать – шансы у г-на Затлерса быть переизбранным меньше, чем у двух его предшественников. В подобной ситуации были г-жа Вайра-Вике Фрейберга  в 2003 ем году, и г-н Гунтис Улманис в 1996-ом году. Однако, то, что о Затлерсе уже не говорят, как о единственном кандидате, лишний раз подчёркивает, что он слабоват для переизбрания на второй строк, но не более того. Это отличает Затлерса от его предшественников.

-Как результаты президентских выборов повлияют на устойчивость правительства? Ведь говорят, что по итогам голосования обычно формируются и правительственные коалиции.

  - Это некоторое преувеличение. Подобные спекуляции были ранее. Единственный пример, который я могу привести  - это избрание Вайры-Вике Фрейберги в 1999 году. Тогда избрание Фрейберги повлияло на коалицию, она развалилась и была создана новая. Правда, надо учитывать, что та коалиция была невероятно  искусственной: победитель тех выборов, «Народная партия» находилась в оппозиции, но по результатам пришла во власть. В этом было что-то крайне неестественное с точки зрения политической логики.

Сейчас же всё достаточно просто и понятно и сохраняется некоторое равновесие. Рычаг этой стабильности, как и возможных перестановок,  находится в руках объединения «Союз Зелёных и Крестьян», но я  думаю, что их вполне устраивает ныне существующее положение дел. Они, хоть и  являются младшим партнёром по коалиции, но определяют повестку дня, а это серьёзное достижение. Если есть какая-то местная повестка дня, то есть не та, которую устанавливают международные кредиторы, то её формирует именно «СЗК». Думаю, что свою позицию они ценят. Таким образом, переизбрание Затлерса в качестве президента может зависеть от желания «СЗК» проявить свою лояльность  к партнёру по коалиции, партии «Единство». К тому же и «ВЛ/ТБ/ДННЛ» и «ЗЛЛ» также поддерживают кандидатуру нынешнего президента. Потому ситуация несколько «лукавая», я бы так её охарактеризовал. Ведь при такой поддержке Затлерса кому-то из «СЗК» голосовать «против» также было бы неловко.

Если же проследить за высказываниями Августа Бригманиса, председателя фракции «СЗК» в парламенте,  то я бы сказал, что его жёсткое «за» последнее время несколько смягчилось. Возможно, по инерции он говорит «да», подразумевая самого себя, но не всех членов объединения.

-Насколько велика роль Айвара Лембергса в нынешней политической жизни в Латвии?

- Её трудно измерить количественными показателями, но описать можно. Это успешный человек с собственной  пиар-моделью -  Вентспилсом. Что вроде фильма «Кубанские казаки» 1949 года,  Ивана Пырьева, когда каждый думал, вот если бы мы жили как там, в том богатом колхозе… И это приводит к ощущению того, что в Лемберге есть невероятный потенциал, который он может воплотить не только на модели, но и на всей стране.

К тому же он человек прямой, которого сложно упрекнуть в двуличии. Если усреднённому избирателю сказать: «Но, он же - вор!», в ответ вы услышите: «А кто не ворует?!» И в этом преимущество его позиции. Ведь, он при помощи разного рода инструментов, в основном финансовых, может влиять на политику, в лице, как друга, так и  врага.

-В чём феномен политической долговечности Лембергса? Можно сказать, что он «и в огне горит, и в воде не тонет»?

- У нас присутствует нас дефицит лидеров. Нет того, кто мог бы придти и повести за собой. Когда-то мы проводили опрос, как раз на предмет лидеров, и тогда были озвучены две фамилии: Айвар Лемберг и Вайра-Вике Фрейберга. Теперь же, когда г-жа президент отошла в сторону, лидер остался один.

-Коль скоро упомянули женщину-политика, то, как бы вы оценили Татьяну Жданок, как лидера?

  - Она математик по образованию. Я в отличие от неё учился не только на физико-математическом, но ещё и на философском, а потому понимаю её логику. Если вещами, связанными с социальной реальностью, занимается представитель точных наук, то её представления об этой реальности рано или поздно придут вразрез с этой самой реальностью. Похоже, что Татьяна Аркадьевна попала именно  в эту ситуацию.

Она уже не важна для Латвии. Проигрыш «ЗаПЧЕЛ» показывает, что она  не влияет на общественное сознание. С точки зрения политтехнологий, евродепутат стала недостижимой величиной, ведь нередко Жданок высказывается, что представляет интересы русскоязычных, живущих в Европе, тем самым отдаляясь от Латвии и от своего избирателя.  Но, тем не менее, она прошла на второй срок.

-Скажите, касаясь, темы почившей в бозе партии «ЗаПЧЕЛ». Летом они жаловались на происки агентства GFK, а существует ли что-то такое в практике предвыборных кампаний, как подставные агентства, фальсификации рейтингов?

- GFK на самом деле очень серьёзное сетевое европейское агентство, с представительствами в разных странах. Россия, Украина и так далее… Мне кажется, что в Латвии они рисковали переступить красную линию в профессиональной этике и не только по «ЗаПЧЕЛ». Их методология была расплывчатой и несколько странной, когда, например, Домбровскиса противопоставляли Урбановичу, выкинув всех остальных кандидатов. Но нарушение этики в Латвии  касается не только рейтинговых агентств, но и многих других отраслей.

-На Ваш взгляд, существует ли в Латвии национальная идеология? В чём она заключается?

- Нет, такой идеологии не существует. Пока есть визионаризм  - некое видение будущего. Государство, обеспечивающее благосостояние её жителя  -звучит пусто и в этом ничего нет. Возьмём для сравнения Карлиса Ульманиса, который выбрал национализм в качестве государственной идеологии. Но здесь я отсекаю воинствующий национализм, а имею ввиду латышскую идентичность. Тогда люди под влиянием его политики даже меняли фамилии с немецких на латышские. Он для масштабов Латвии был блестящим политиком и политтехнологом по тем временам. Правда, его не стоит идеализировать, он уничтожил демократию, да и его идеологические принципы сегодня не соответствуют духу времени.

Сейчас нет политика такого масштаба. Есть люди с идеями, или скорее идейками. Это  - положительный недостаток парламентской республики. Парламентаризм не способствует рождению явных лидеров. Бывали у нас ситуативные лидеры или люди с харизмой. Вот та же Фрейберга – она была, как экспортный товар, харизматичный политик. Её влияние далеко превосходило масштабы Латвии  - хорошее образование, знание языков, умение общаться на равных с сильными мира сего.

- А вот феномен популярности Лемберга – не является ли следствием кризиса евроатлантической идентичности Латвии?

- Нет. Такого кризиса нет. Вся эта шутовская игра  «хорошо или плохо быть частью ЕС и НАТО» возникла после вступления в обе структуры. До вступления казалось, что референдум по вступлению в ЕС  провалится. Однако, исследования показывали, что люди имеют аргументацию, чтобы быть за вступление, хотя внешне они и критиковали этот процесс.

Потому сейчас я, полагаю, что вся эта игра идёт изнутри. Мы внутри союзов, и теперь мы можем и покритиковать. Мол, мы тут, но что-то нас не устраивает. Сами же структуры ЕС и НАТО находятся в переходном или, если говорить о ЕС,- кризисном состоянии, что показывает, например, ситуации в Ливии.

-Только что прошёл праздник Победы над фашистской Германией. Вы его лично, когда отмечали – 8 или 9 мая?

- Особенно никогда не отмечал, хотя дед воевал в Красной Армии, но были родственники, воевавшие и на другой стороне. Это очень сложный праздник. «Ров по сердцу проходит», если говорить поэтически. Отрицать победу над фашизмом, добытую кровью русских, американских, британских французских солдат – это глупо, тупо и преступно. Но и заниматься спекуляциями – а вот если бы было бы -  тоже крайне нехорошо.

Не могу сказать, что мой дед любил власть, он по природе был немножко анархистом и нигилистом. Выпивал на праздник сто грамм и особенно не отмечал. А если говорить о дате, то какая разница? В Москве – 9-го, в Европе – 8-го, давайте праздновать оба дня.

Проблема в другом. Это политический нарост. В России 9-е мая заменило 7- ноября. Этот день стал  государствообразующим праздником. Об этом сейчас пишут многие российские эксперты. У нас же 9-е мая – это самоманифестация русскоязычной части общества и раз такое происходит, то это упрёк для наших политиков.

Ведь, Латвия, по сути,  не принимала участие в этой войне. Жители Латвии были вынуждены воевать друг против друга. И потому должны смениться поколения, прежде чем мы к чему-то придём. Сейчас никакой стол переговоров не поможет, пока живы свидетели тех лет. В России же не говорят о враждебных французах наполеоновских войск? О них отзываются скорее даже положительно, ведь потом эти самые французы работали гувернёрами.

Когда говорят об оккупации, которая началась, предположим 13 октября 1944-го года или 9-го мая 1945-го, то почему-то никто не спрашивает, а где же были наши могучие партнеры или патроны? США? Великобритания? Черчилль, Рузвельт? Они нас разве не предали? Реальная политика  - вещь циничная и с этим ничего не поделаешь. Так или иначе для Латвии война кончилась в 1991-ом году. Также и с Россией. Были хорошие периоды, когда Россия была противовесом немецким баронам, но был и сталинский период.

Потому Латвии нужно перестать жить с ощущением своего непонятного величия. Латышские стрелки. Почему они поехали в Петербург и встали на позицию большевиков? Они и сами не могли объяснить, когда я расспрашивал в юности участников тех событий. Им вроде бы обещали землю. А эти 60 тысяч человек во многом изменили ход истории. И это было вне масштабов Латвии.

А трагедия тех, кто пошёл воевать под знамёна Гитлера? Может быть, в первую неделю формирования легиона  СС они полагали, что будут воевать за свободу отчизны, но потом же было ясно, на какой земле и под какими знамёнами они будут сражаться, так что время стёрло воспоминания?

Беседовала Александра ТУРЧАНИНОВА
19.05.2011



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©