НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Евгений Рапопорт: горы вне политических границ
интервью
Евгений Рапопорт, учёный, тренер по альпинизму, инструктор по горнолыжному спорту, инструктор по верховой езде, рассказал «РВ» о переменах в горнолыжном спорте со времён СССР

- Как вышло, что в вашей жизни столько увлечений, и одно из них горные лыжи?

  - В горные лыжи я пришёл через горы. Я  начал заниматься альпинизмом в 1965-ом году на первом курсе Университета. Прозанимавшись альпинизмом и поучаствовав  в спасательных работах, а также в чемпионатах Советского Союза среди спасательных отрядов, я увлёкся горными лыжами, так как у нас была дисциплина «транспортировка пострадавшего на горных лыжах».

У моего брата в Латвии уже были свои горные лыжи, а я же достал лыжи отца, трофейные, финские и прикрутил к ним пятку ремнём, так как в горных лыжах важна неподвижная пятка. Так я начал кататься.

Изначально я занимался борьбой, но в те годы я уже утратил интерес к борьбе. При университете была секция по горнолыжному спорту, куда я отправился, однако университет содержал только сборную. В первый раз тренер отвёз меня в Сигулду. Ноябрь, 1965-го года, снега в тот год  выпало порядочно. Одним словом тренер предложил мне спуститься с горы по прямой, а я с таких высот тогда ещё ни разу не спускался. И получилось.  Меня записали в команду, и я начал тренироваться.

Но по настоящему,  к занятиям горными лыжами я пришёл через альпинизм. Тогда я закончил школу инструкторов,  так как тогда нужны были горнолыжные инструктора со знанием основ альпинизма. Ведь надо было самим оказывать первую помощь, да и в те времена ещё не было мобильных телефонов, а в горах найти пострадавшего и оказать помощь - изадача для человека с навыками и знаниями.

Свои увлечения я совмещал с работой.  Летом  - сборы по альпинизму. Мама, помнится, шутила, что все дети, как дети, а ты ищешь, где бы похуже перезимовать лето. Приезжал обмороженным в августе. Зимой  были и остаются лыжи.

- То есть в советские времена Вы были, что называется, спортсмен -любитель, что более распространено ныне и даже есть соответствующая категория?

- Тогда как раз формально профессионального спорта не существовало. Все мы были «приписаны»  к каким-то организациям. «Динамо» к внутренним войскам, ЦСКА давали им воинские звания, чтобы оплачивать спорт. Сам же я работал в науке и спорт не приносил мне прямого дохода. Я был тренером по альпинизму «Локомотива», но платили как младшему научному сотруднику, 130-150 рублей. Но зато нас содержали. Тогда за профсоюзные деньги я объездил все союзные горы – Памир, Тянь-Шань, Кавказ… Заграницу нас, конечно, не пускали.

Горные лыжи в СССР развивались колоссально! И как раз в те времена, когда тренировался и я. Советские горнолыжники блистали. Ни до, ни после такого успеха не было. Но что интересно. В слаломе неоднократно побеждали латвийцы, хотя в Латвии гор нет. В горах на Кавказе встречались москвичи, ленинградцы и латвийцы. Из других республик были единицы. Поэтому не удивительно, что именно сейчас горные лыжи стали национальным видом спорта, когда все ворота открыты, и ехать можно, куда угодно.

- Какие из перечисленных Вами гор произвели наибольшее впечатление? Ведь только их легендарные названия вызывают желание их увидеть.

-  Каждый год приносит свои впечатления. Многое зависит и того, что ты сделал в этих горах. Многое зависит и от погоды, ведь нет ничего лучше, чем горы при хорошей погоде и ничего хуже гор при плохой погоде. А вот привыкнуть к потрясающим пейзажам нельзя. Дыхание перехватывает всегда.

Но, пожалуй, сильнее Альп меня впечатляли горы центрального Тянь-Шаня, где не бывал уже давно. Они более суровые, мощные и снежные. И даже более интересные с  точки зрения восхождения.

- Для Латвии открылись врата Европы, а принесло ли это пользу горнолыжному спорту, сравнивая с временами СССР?

- Конечно, можно легко выбрать страну, заплатить деньги и ехать кататься, причём, есть дешёвые и дорогие варианты. Собственно, на Кавказе я давно не был из-за обстановки, которую я называю не иначе, как «ситуация падения стабилизировалась». Новые подъемники не построены, а старые ветшают. Горы тянут, но ситуация останавливает. Меня многие просят, и даже почти уговорили, но после того, как там расстреляли туристов, уже и народ остыл в желании поехать на Кавказ. Потому скорее отправимся в Австрию или Италию.

- Как с ощущением самоидентификации, ведь после поездок по СССР и по ЕС вы должны ощущать себя космополитом, гражданином мира?

- Скорее я гражданин гор, а горы вне границ. Во времена СССР в горах можно было пообщаться с иностранцами. Горы влекли очень интеллигентных людей, среди них были академики, профессора, преподаватели… Возможно, это было формой скрытого протеста, сейчас уже сложно сказать.

- В наши времена коммерции и падения нравов, исчез ли дух горных лыж?

- Да, раньше только получить инвентарь было праздником! Ботинки едва ли не в постель клал, а новые лыжи рисовал в тетрадках. Сейчас легко купить за деньги. И исчезла та самая недостижимая мечта. Всё стало слишком доступно.

Но, горнолыжники люди ненормальные. Они зациклены на инвентаре, ищут, меняют… Сейчас во времена кризиса стало тяжелее, а до кризиса в Латвии, где гор нет, специализированные магазины продавали до 800 пар лыж в  год!

Однако, горные лыжи как в те времена, так и сейчас требуют определённого самоотречения, ведь в чём-то надо себе отказывать.

А вот контингент изменился. Тогда это были студенты, инженеры, учёные врачи… Сейчас подключились и бизнесмены. Компания стали более разношёрстной, но все объедены общей идеей.

- Насколько важно сочетание интеллектуального труда и спорта для достижения успехов в спорте?

- Я всю жизнь работал в науке, и я всё же больше тренер, чем спортсмен. Я был тренером по альпинизму и инструктором по горным лыжам. Сейчас в России изобрели уникальный горнолыжный тренажёр без аналогов, который приобрели и мы, и сейчас у нас готовится и наша сборная, и любители.

Как тренер, могу сказать, что спортсмену нужны и физические данные и работоспособность и интеллект, чтобы разумно использовать всё, что у него есть.

Горные лыжи не знают возраста, и сам я сейчас учусь, и обязательно беру уроки. Катаюсь со спортсменами более высокого класса, чтобы не деградировать. Горнолыжник может совершенствоваться до 80-ти лет.

Горные лыжи достаточно силовой вид спорта, для этого достаточно посмотреть на лыжников на старте, на развитые бедра, а вот просто катание в горах не требует таких усилий. Можно скользить в своё удовольствие, ведь тебя несёт гора. Лыжи – это просто, скольжение и равновесие, как сказал известный французский тренер Жорж Жубер.

- Вы также занимаетесь лошадьми, проводили ли параллели, ведь и в конном спорте многое зависит от равновесия. Помогает?

- Безусловно.

- Нужно ли спортсмену сочетать несколько видов спорта для развития основного?

- Да и это уже научно доказано. Нельзя узко специализироваться только в одной дисциплине. Горнолыжники летом ездят на велосипеде, играют в футбол, бегают по пересечённой местности, плавают.

- Возможно, ли избежать травм в горнолыжном спорте?

- Скажу так: спортсмена - любителя может уберечь только правильная техника и никакой инвентарь не спасёт. Сейчас, конечно, появились короткие карвинговые лыжи, на которых и не высокие профессионалы могут позволить себе повороты на высокой скорости, что только увеличивает травматизм.

Сам я перенёс две серьёзны травмы: перелом большой берцовой в юности, и через сорок лет перелом рёбер во время тестирования лыж.

- Скажите, а что заставляет спортсмена возвращаться вновь и вновь после пережитых травм?

- Вопрос философский. Почти что рассуждать о смысле жизни, что может привести только  шизофрении, как шутил один психиатр. Видимо что-то тянет..

-  Если рассматривать с научной точки зрения, ведь говорят о выработке гормона удовольствия, эндорфине, как бы вы прокомментировали?

  - Пожалуй, да. Эндорфин вызывает желание получать ещё и ещё, вызывая своего рода лёгкую зависимость.

- Можете назвать кого-то из своих учеников, кем гордитесь?

- Я, как инструктор, горжусь всеми, с кем я езжу. Когда у человека заблестели глаза, когда получился поворот, а потом добавилась скорость, то я испытываю радость. Лыжи – это стремление к совершенству через борьбу с самим собой и я рад, что катаюсь рядом с такими  людьми.

Беседовала Александра ТУРЧАНИНОВА
31.05.2011

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©