НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Юрий Алексеев: Смерть репортёра, конец бесплатного интернета, и Латвия, как депрессивная провинция ЕС
интервью
Юрий Алексеев, окончил Рижский политехнический институт по специальности радиоинженер, с 1992 по 1998  генеральный директор газеты «Бизнес&Балтия», с 2006-го года главный редактор  газеты «Бизнес&Балтия», с 2005 по 2009 — депутат Рижской Думы. На данный момент идейный вдохновитель и председатель портала www.imhoclub.lv 

-  Вы по образованию радиоинженер. Как так выходит, что талантливые журналисты и редактора проходят мимо журфака?

  - Для журналистов моего поколения журфак или литинститут означали два исхода: врать или пить. Возьмите подшивку, почитайте, посмотрите на фотографии… Враньё. Потому в советское время я бы не выбрал журналистику, как профессию. Но в 1991-ом закончился не только Советский Союз, но и радиотехника. Надо было снова искать себя.

В газету «Бизнес&Балтия» я пришёл в 1992-ом году, в год перемен, и осенью этого года исполнится 20-ть лет газете. Знаменательный был год – независимость, неграждане, рэкет… И журналистика, которую начинали с нуля.

Лично для меня главным в профессии была и остаётся постоянная новизна. Ведь и по первой специальности я занимался тем же, только в роли конструктора. Я помню, как в свои 27 лет шёл по заводу и смотрел, как по конвейеру движется мною разработанное изделие. Это и впрямь было круто! А 1991-ом году я оказался в роли конструктора газеты, ведь никто из старожил не знал и не понимал, как теперь работать? Тогда нашим светочем стала российская газета «КоммерсантЪ», которую мы взяли за образец, но дополнили своими идеями и разработками.

Спустя три года наш тираж был просто фантастический, учитывая то, что газета была рассчитана на деловых людей  - почти двадцать тысяч экземпляров, а по рекламным оборотам мы занимали второе почётное место. Первое взяла латышская «Diena».  Газету читали в Литве, Эстонии и Белоруссии. Так мы стали второй деловой газетой после «твёрдого знака» на постсоветском пространстве.

- Вам невероятно повезло. Вы пришли во времена перемен, но сейчас также происходят перемены, хотя возможно, не такие революционные, а больше эволюционные. Постепенно журналистика уходит во всемирную сеть.

- Сейчас весьма интересные перемены. Умирает такая вещь, как репортёрство. События Фукусимы чётко отразили это. Ведь, в наши времена репортёру опередить всех обладателей i-phone, и прочих гаджетов, практически невозможно. Таким образом, фото и информация с места событий обеспечивается любым случайным человеком. И притом сразу попадает в социальные сети. Журналист только услышал о событии, а ролики уже лежат в youtube.

Ежедневные газеты, как источник информации, себя изживают. Интернет опережает газеты, радио, телевиденье…

Потому журналистика волей-неволей меняется в сторону компетентного анализа. Для примера возьмем Фукусиму. Я хорошо знаю, что такое атомная энергетика, объездил немало атомных станций и имею связи в этом направлении. Причём знания по этой теме у меня скопились за 35-ть лет… Зная о том, что я компетентен в данной теме, мои знакомые со slon.ru попросили что-то написать. Но как поступить? Гнаться за блоггерами, которые опередят всех в realtime? Глупо.

А у меня в записной книжки есть ребята из МАГАТЭ, инженеры с нескольких атомных станций, похожих на Фукусиму, связи в  «Росатом», «Росэнергоатом»... Я взялся за скайп,  и за ночь собрал авторитетные мнения. К утру был готов обзор событий и вместе с ним хороший аналитический материал. Это статья – предмет моей гордости. Она была сделана на третий день после аварии, а через неделю мой сценарий последующих событий  подтвердился. Приятно было видеть впоследствии и цитирование этой статьи по всем порталам, связанным с атомной  энергетикой.

Потому сейчас журналисту надо стать компетентным. Времена изменились и одними фактами жить не будешь. Возможно, будет специализация журналистов по темам. И соответственно понятие медиа-биржа приобретёт популярность, ведь содержать штат из специалистов по каждой теме будет невыгодно, а вот покупать информацию у производителя станет задачей редактора. Или скорее референта. Ведь в интернете есть серьёзные недостатки: не референтность информации  и перегрузка ею же. В первом случае, люди по-прежнему больше верят печатному слову, так как за ним есть редактор, который в случае чего ответит перед судом. А во втором случае  - перенасыщение, как если начать есть красную икру килограммами. Потому задача редактора интернет-издания - изготовить качественную нарезку. Да так чтобы читатель, закрыв новостную страничку, чётко знал: всё, что здесь написано, знать обязательно и всё то, чего здесь нет  - знать не обязательно. Процветания ресурса будет зависеть именно от этого умения референта или редактора отбирать нужное количество качественных материалов.

А далее я полагаю, что будет чёткая специализация порталов по темам. Ведь даже бизнес можно поделить на темы: кто-то занимается экспортом пыльцы, а кто-то строит заводы… И тогда интернет начнёт делиться на определённые кластеры, собирающие вокруг себя своих потребителей. И всемирная сеть станет платным удовольствием. Ведь уже сейчас в iPad есть платная подписка.

Иллюстрирую  примером. Помните, как вроде было здорово, платишь 2 рубля 14 копеек за телефон и звони куда угодно, только не дозвониться. А как начали оплачивать каждую минуту и секунду разговора, так и владельцы сетей стали вкладывать деньги в развитие связи. Теперь я могу со своего телефона позвонить, как соседу по подъезду, так и другу на яхте в Атлантике… Но я знаю, сколько я заплачу за это. Также и с интернетом. Просто общество ещё не созрело, но как только начнутся денежные вливания, появиться и  соответственно высокое качество.

В Латвии 8 ежедневных газет на 2 миллиона населения..  И всё плохие. Провинциальные, слабые, дешёвые, с информацией, переписанной из агентств…  А, вспомните позапрошлый век, ведь исходя из  произведений классиков,  в каждом уездном городке было по театрику, такому же, как эти латвийские газеты. И стоило появиться синематографу, как позакрывались театрики, зато театральное искусство вознеслось  и билеты на просмотр того или иного спектакля стоят немалых денег. Также будет и с газетой. Возможно, останутся Financial times на дорогой красивой бумаге с подпиской в несколько тысяч евро и для  круга своих читателей. То есть, когда-нибудь кто-то сможет позволить себе не читать в интернете, а листать дорогую газету. Как В.В. Путин, который может себе позволить не иметь мобильного телефона…

Некоторые думают, что в интернете можно жить рекламой, однако, это не работает. Ведь приятно платить за ТВ-канал без пятнадцатиминутной перебивки на прокладки и сковородки. Также и с сетью. Если будет возможность платить  за отсутствие рекламы,  вы скорее заплатите.

- Вы когда-то состояли в рядах «ЗаПЧЕЛ», и даже были депутатом Рижской Думы.  Политтехнолог Петропавловский утверждает, что ушли из политики ради профессии редактора. Расскажите, как было на самом деле?

- Я и в политику пошёл из чистого любопытства. А тот самый Петропавловский помнится, сказал: «А слабо  сходить в  депутаты?» Это было в 2004-ом году, году во времена школьной реформы. У них тогда было много трибун и маргинальных агитаторов и таких же главарей, а солидных людей не доставало. Мне или моей фамилии пообещали место в середине списка.

Я собственно пошёл поддержать  список «ЗаПЧЕЛ», но  даже не думал, что со своим 14-ым номером в их списках куда-то попаду. Но неожиданно я проскочил на четвёртое место! И таким образом оказался в глухой оппозиции, где мой депутатский вектор совершенно не расходился с журналистским. Я мог подкапывать, писать всё, что вздумается. Оппозиция  - это не коалиция, где есть табу на такого рода проделки.

Но и из профессии я не уходил. 5-6 часов в неделю утренних заседаний, а газету мы делали в послеобеденное время, так что я продолжал свою работу.

Когда я шёл в Думу, я думал, что быть депутатом -  это сложно. А оказалось, что это уровень простейших, амёб, даже не инфузорий-туфелек! Кроме того я посмотрел на Думу взглядом инженера. И сразу понял: конструкция работать не будет. На это у меня ушло месяца полтора-два. Мне, как инженеру достаточно взглянуть на чертеж, чтобы понять: это устройство работать не будет.

Через полгода работы в Думе моё любопытство иссякло.

  -Ваш коллега, Сергей Малаховский как-то сказал, что политиков можно рассматривать под лупой, но быть одним из них не хотелось бы.

- Совершенно согласен, только зачем здесь лупа? Там и без лупы рассматривать нечего...

Когда я работал в комитете развития города Рижской Думы, при мне арестовали  троих руководителей  департамента развития. Уводили красиво, сзади несли коробки с документами… Пятилетка трёх арестов.

Вопросы решались на уровне амёб. Приносят проект, не соответствующий нормативам. Заворачивают. Проходит три недели. Тот же проект с теми же запятыми. Разрешают, улыбки хитрые. Значит, занесли…

- Глядя сейчас на политическую арену, куда склонился вектор? Ведь, кажется,  ничего нового –опять национальная риторика…

- Да, собственно, ничего даже не обострилось. С одной стороны выступил Райвис Дзинтарс энд Ко, с другой креативный Владимир Линдерман. 

А в целом, я считаю, что мы слишком маленькая страна, чтобы голосовать раз в четыре года! Это в Британии демократия длиною в пятьсот лет, могут себе позволить. Да, нам вече надо, как в Новгороде было.

Мы же из коммунизма прыгнули на высокий уровень парламентской демократии. Но мы к этому не готовы, потому нам надо голосовать каждую неделю. Авторизовались через кредитную карточку, одобрили решение об установке светофора в вашем районе  вместо зебры, и таким образом все довольны.

- А если затронуть вопросы внешней политики…

- Простите какой? У нас такой нет. Разве есть российско-монакские отношения? А мы всё прыгаем со своими российско-латвийскими отношениями, когда нас в России уже давно не замечают. В 2004-ом году В.В. Путин заявил, что прибалтийские страны не рассматривает как субъект политики. Есть Брюссель, с ним отношения будут.
Нам и МИД не очень нужен. Можно же сделать пакет посольских договоров с Голландией, пусть Голландия нас представляет везде по миру.

Экономические интересы? Сейчас все ездят в Китай, где в Пекинском метро народу одновременно едет больше, чем во всей Латвии живет.

- Может быть, стоило бы выйти из ЕС?

- Входить не надо было. Если теперь выйти, то молодёжь, которая тут ещё жила, запакует чемоданы и поуезжает, ведь границы закроют. К тому же всё уже отдано, что могли отдать.

А думать о своих национальных  интересах тоже поздно  - их больше  нет. Есть сухой остаток – пара буйных голов в парламенте и 700 тысяч пенсионеров.

Чем мы станем? Депрессивной провинцией ЕС. Даже развитый туризм, о котором мы пока мечтаем,  по моим подсчётам может прокормить всего 30-50 тысяч населения. Латвия  - нечто вроде Нормандии. Вроде Европа, более того час на электричке до Парижа, но весь год дожди и холодный Ла-Манш. Депрессивная провинция ЕС.

Беседовала Александра ТУРЧАНИНОВА
12.06.2011
     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©