НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Гундарс Берзиньш: Затлерс в политике – кучка несчастий
Neatkarīgā Rīta Avīze (перевод)
Бывший министр финансов и здравоохранения, а ныне крестьянин Гундар Берзиньш в интервью «Neatkarīgā» анализирует сильные и слабые стороны так называемой «Коалиции правомерности» и прогнозирует расклад будущего политического спектра.

-- Нынешняя правящая коалиция назвала себя «Коалицией реформ и правомерности». Какие реформы и какую правомерность от них можно ожидать?

– Глядя на историю Латвии за последние 20 лет, мы видим, что реформы проводились только тогда, когда их начинали сразу же после их объявления. Первые полгода на то, чтобы их начать, вторые чтобы уточнить, а остальное время на реализацию. Так как обещанные в этот раз реформы не были начаты, думаю, что обещания реформ были лишь болтовней. Что качается правомерности: да этот термин применяется и ради него был даже распущен Сейм. Но я бы эту правомерность охарактеризовал бы как сепаратную правомерность.

-- Как это понимать?

-Например, сообщается, что произошла утечка содержащей государственную тайну информации. За это Дзаинтарс Яунджейкарс сидит в тюрьме. Но из БПБК информация постоянно утекает целыми потоками! И все делают вид, что ничего об этом не знают. Из опубликованной на Wikileaks информации о заседаниях Совета по национальной безопасности видно, как и кто из Президентского замка сливает информацию. В этом случае речь идет не только об утечке информации, это уже вопрос шпионажа. Но об этом случае компетентные органы притворяются, что они не в курсе. Это означает, что информацию можно сливать, главное делать это правильным людям. То есть у нас правомерность измеряют разными аршинами. Одна правомерность для себя, другая -- для других. Это и есть сепаратная правомерность.

-- Разве исторически не сложилось, что кто яму копает, тот сам в нее попадет: одних судей потом судят другие судьи?

-Применяя различные принципы правомерности, разрушаются основы правомерности. Это дорога к росту преступности. В БПБК работают чуть более 100 человек. Таким образом, это учреждение с самой высоким уровнем внутренней преступности. Пример БПБК показывает, как сепаратная правомерность приводит к более тяжелым преступлениям. В деле о пропаже денег БПБК фигурирует человек, который до этого был пойман пьяным за рулем, однако избежал наказания, что затем привело к более тяжелому нарушению. Переломным моментом были знаменитые попытки внести изменения в законы о службах государственной безопасности. Там речь шла о следующем: чтобы в структурах безопасности избежать создания корпоративных связей и  возникновения преступности, планировалось ввести ротацию первых должностных лиц учреждений безопасности.

Речь не шла об увольнении этих людей. В ходе долгой работы в одном учреждении формируются крепкие корпоративные связи, в результате чего возникает риск преступления. Упомянутые поправки к законам были попыткой укрепить демократические основы государства. Одной из самых опасных вещей в демократической государстве является нахождение учреждений безопасности  вне какого-либо контроля. В Латвии это уже давно одна из самых больших угроз. Нравится нам это или нет, но есть только один механизм контроля учреждений безопасности. Контроль может обеспечить делегированная народом, избираемая власть. Сейчас политическая власть не контролирует учреждения безопасности. Органы безопасности контролируют политическую власть.

-- Почему Генпрокурор и директор БЗК по сути молча поддерживают действия фактического руководителя БПБК Юты Стрике?

-- БЗК уже долгое время не выполняет свои основные функции -- защиту Конституции. Название учреждения преувеличено -- Конституцию они защитить не в состоянии. Возможно, БЗК - сателлит большей структуры, который выполняет какие-то отделенные задания. Если говорить о Генеральном прокуроре, то его роль не проста. Обязанность прокуратуры констатировать недостатки. Она может отменить незаконные решения. Возможно, что прокуратура не видит происходящие безобразия, может просто с ними не борется. Нельзя требовать от прокуратуры надзора за учреждениями безопасности. Эта модель не работает. Нельзя требовать от людей того, что они не могут сделать.

-- Несколько лет назад в одном из интервью Вы сказали: «настанет момент, когда спецслужбы попробуют захватить власть и если этому никто этому не воспротивится, им это удастся. В Латвии это уже произошло?

-- Более или менее да. В последние годы влияние служб безопасности на политику безусловно выросло. Например, только что народ избрал политическую власть, но два члена Комиссии по национальной безопасности до си пор не получили допуска к государственной тайне. Если присвоение или не присвоение более простых допусков еще можно обжаловать в Генпрокуратуре, то в случае с допуском к тайнам НАТО решение директора БЗК является единоличным, немотивированным и обжалованию не подлежит. В начале прошлого столетия политических оппонентов убивали. Мы становимся все более цивилизованными, мы не убиваем, но пытаемся сломить дух, разрушить репутацию конкурента. Это то же самое, что убийство раньше. Отказ в допуске, это фактическое уничтожение политика.

-- У «Партии реформ Затлерса» ПРЗ в Сейме 16 мест и 5 министерских портфелей. У Национального объединия в Сейме 14 мест и всего два маловажных министерских поста. У так называемой партии Олштейнса вообще нет и одного министра. В правительстве многие министры беспартийные. Как вы оцениваете такое правительство?

-- Внеочередные выборы выбили страну из ритма. Мы потеряли время и деньги. Надежды авторов идеи о внеочередных выборах не оправдались. ПРЗ выборы не выиграла. Однако позитивное в этой цепи событий то, что достаточно быстро удалось сформировать правительство и в нем чувствуется преемственность. Мы плыли против бурной реки. Возможно, мы плыли по преградам, но мы их преодолели. С этой точки зря, преемственность очередного правительства Домбровскису в бюджетных и финансовых вопросах -- это позитивный исход. Формирование правительства привело к расколу в обществе.

Если сравнивать ситуацию до и после выборов, то ситуация стала хуже, общество более расколото и в нем больше противостояния. Что посеешь, то и пожнешь. Беспокоит и то, что формируется принцип разорванности власти. Есть центральная власть и власть самоуправлений. Физически с избирателями ежедневно имеет дело муниципальная власть. Центральная власть с избирателями сталкивается только когда кто-то протестует. Каждая уважающая себя партия должна быть представлена и в самоуправлениях. В соответствии с принципами сепаратной правомерном СЗК -- плохой, потому что там Лембергс -- плохой мальчик -- значит и СЗК плохая партия. Однако СЗК, это партия, которая очень широко представлена в самоуправлениях. Представительство у остальных партий примерно в семь раз меньшее. В то же самое время из-за одного человека СЗК держат за какую-то недемократическую структуру.

Лембергс сильная и зрелая личность, он влиял на политику всегда. То, что СЗК нет в правительстве, а остальные партии в самоуправлениях представлены ничтожно, создает перекос власти -- гиганта на глиняных ногах.  Работу беспартийных министров я оцениваю положительно. В целом партии очень непопулярны. Интеллектуальный потенциал партий условно ограничен количеством ее членов. Этот недостаточно для госуправления. Если есть люди, которые прекрасно разбираются в конкретных вещах, и готовы участвовать в процессе госуправления, я в этом вижу только положительные моменты. Правда, отдельных беспартийных, таких как Эдгара Ринкевича или Даниэля Павлюту называть беспартийными сильное преувеличение.  Они связаны крепкими связями с конкретной партией.  Проблема в том, что власть слаба и вопрос в том, стала ли она после внеочередных выборов сильнее. Ответ -- нет, она стала еще слабее. Ее треплют службы безопасности, указывая, кого назначать или не назначать на должности. Наша проблема -- слабая центральная власть. Но таков политический спрос.

-- Мы уже говорили о слабости этой власти. Коалиция состоит из 50+6 депутатов. Из них 14, из Национального объединения и 6 депутатов так называемой партии Олштейнса, практически отстранены от пирога власти. Это нормально?

-- Затлерс четыре года был президентом государства и к концу его президентского срока неожиданно заговорил о влиянии олигархов. Это означает то, что он публично признал, что был очень слаб, что власть принадлежала не ему, а другим. Сейчас власть стала еще слабее, благодаря конфронтации и сепарированной правомерности. Не следует забывать и о представленном в Сейме «Центре согласия». Демократия или есть, или ее нет. В успешном преодолении кризиса следует оценить и роль оппозиции, которая заняла конструктивную позицию. Но этого не было сделано. Сейчас, хочешь - не хочешь, но происходят попытки унизить оппозицию. Умеренный избиратель «Центра согласия», который был лояльным и в вопросах государственного языка, был отстранен и унижен. Поэтому в дальнейшем ситуация станет другой.

-Еще одна вещь, которую в связи новым правительство нельзя было не заметить: прошли студенческие протесты, звучали угрозы протестов со стороны культурных сотрудников, медиков, самоуправлений. Разве это не говорит о том, что в ближайшее время можно ждать еще больших протестов?

– Люди устали от трудностей. Когда режут по кусочку, больно от каждого пореза. Посмотрим на результаты переписи населения. Людей стало на 20% меньше, нежели 20 лет назад. Тогда нас было 2 365 000, теперь примерно 2 000 000. В то же самое время посмотрим, насколько уменьшилось государственное управление и его ведомства. Пройдитесь по Риге и почитайте дощечки на фасадах зданий. Агентств и другие госучреждений меньше не стало. Когда-то шла речь о введении в бюджет принципа солидарности поколений, когда-то была даже речь о неприкосновенности пенсий. Чтобы не трогать пенсии, большой удар был нанесен по молодым семьям с детьми и образованию. Кто в будущем будет работать и приумножать наши ценности? Кто-то должен поддерживать социальную сеть. Ее следует скреплять прочными нитками. Если нет этих ниток, все развалится. Происходит решение проблем за счет будущего.  Ежегодно долг страны растет на один миллиард латов. Это столько же, сколько за первые 18 лет независимости мы были совокупно должны. Мы за один год спустили, например «Latvenergo», со всеми его ГЭС или четыре «Латвийских леса».

-- Значит ли это, что таким образом Латвия как государство кончится?

-- Надеюсь, что нет. В тот момент, когда опасность будет осознана, к власти придут другие люди.

-- Какие олигархи и серые кардиналы стоят за партиями Затлерса и Олштейнса?

-Не могу сказать. Если все время говорить о политическом влиянии, то у людей появляется интерес, и те, у кого есть деньги, решают попробовать получить это влияние. Игроков в этой области становится больше. Если говорить об уменьшении роли денег в политике, то она наоборот, возросла. Появилось гораздо больше новых участников игры.

-- Вы видите нишу для новой политической силы?

-- Надо понимать, каков нынешний политический спектр. «Центр согласия» находится перед сложной дилеммой. В ожидании референдума по языку им надо определиться со своей позицией. Есть два варианта: остаться в умеренной нише и позволить место радикальных ЗаПЧЕЛ занять партии Линдермана, или удержать весь нынешний электорат. Их избиратель самый большой и самый привязанный. Они решили удержать существующий электорат, что логично. У них есть сильный лидер Нил Ушаков.

Если лидер в сложных ситуациях способен выйти к людям, говорить и прояснять свою позицию, это сильный лидер. В нынешней дискуссии по государственному языку «Все для Латвии!» очень стабильно держится. Им не надо рассказывать, что будет с финансами и экономикой. Они молоды, у них молодой лидер, интересный, сильный, хороший коммуникатор с четкой идеологией – Райвис Дзинтарс. В будущем они в парламенте могут получить вплоть до двадцати мест.

«Единству» эти выборы принесли неожиданно хорошие результаты. Были убраны неэффективные, деструктивные лидеры, например, Кристовскис. Он не ведущий. О думает только о себе. Он перелетная птица. Думаю, что на следующих выборах он будет во фланге «Все для Латвии!». В «Единстве» у него нет будущего. Скорее всего, он уже сейчас наращивает крылья для перелета во «Все для Латвии!» В прошлом правительстве лидерские позиции Домбровскиса начали ослабевать. Внеочередные выборы остановили скатывание по наклонной его популярности. В интеллектуальном плане «Единство» и СЗК на данный момент -- самые лучшие партии. Когда выборы выиграли «Центр согласия» и ПРЗ, «Единство» осталось в тени. Однако в конце они показали, что они лучшие.

Они переиграли Затлерса. Затлерс в политике это кучка несчастий, который накликает и для Латвии различные несчастья. Как-то читал прогноз астролога, где говорилось, что Затлерсу следует как можно скорее покинуть политику, потому что он притягивает к стране несчастья. Многие уже сейчас разочаровались в Затлерсе. Мои ранние прогнозы о нем полностью оправдались. Он не прогнозируемый и слабый политик. Это все сейчас стало очевидно. У его партии нет будущего, потому что нет идеологии. Самая большая сила, которая в ближайшем будущем может добиться успеха, это СЗК. Это широко структурированная партия. У нее довольно эффективные лидеры. Например, Вейонис, Дуклавс, Аугулис были хорошими министрами. И в обществе оценка деятельности СЗК довольно высока. Лембергс безусловный лидер, но и его расценивают по-разному. Если СЗК сумеет привлечь дополнительный интеллектуальный потенциал, то в будущем он станет партий власти. В ближайшем будущем за статус партии власти будут бороться СЗК и «Единство». У других нет шансов. Ниши для новых партий тоже нет.

-- А что с нишей правой консервативной, которую покинула «Народная партия»?

-- У покинувших «Народную партию» людей влияние в самоуправлениях в пять раз больше, нежели в правительстве. К сожалению, они не могут уйти к своему естественному партнеру СЗК, потому что в регионах они конкуренты. Скорее всего, бывшие люди «Народной партии» продолжат бороться за власть в самоуправлениях. Не вижу возможностей, как из бывшей «Народной партии» могла бы сформироваться сила для борьбы за центральную власть.

-- Были разговоры о приватизации «Hipotēku banka» и других находящихся в государственном имуществе предприятий. Как вы оцениваете этот шаг?

-Продажа «Hipotēku banka» -- это ошибка. Вопрос, не исказит ли продажа принадлежащего государству банка конкуренцию. Банки оказывают большое влияние на выход из кризиса. Иностранные банки больше заинтересованы с сохранении своих денег и получении сверхприбылей. Сейчас нет механизма, который бы позволил государству сохранить производственные структуры. Плохо и то, что продажу «Hipotēku banka» организуют представители конкурирующего банка.

Говоря о других стратегических предприятиях, государству было бы важно принимать участие в процессах и сохранять свое влияние в предпринимательской деятельности. Как минимум в период кризиса. Причина продажи -- высокие государственные долги. До кризиса внешний долг Латвии составлял один миллиард, сейчас 5,3 миллиарда латов. С 2012 до 2015 года нам на рынке надо будет занять в среднем по одному миллиарду латов в год. Вопрос, сможем ли мы продать государственные облигации. В октябре этого года надо было продать вторую эмиссию на 500 миллионов долларов. Мы этого не смогли этого сделать, как из-за внешних рынков, так и из-за своей политической нестабильности. Риски, что мы не сможем управлять своими долгами, хотя бы из-за внешней ситуации, очень высоки.

-- Это означает, что проблема с долгами вынудит государство продавать предприятия?

-- Ничего нового не придумано. Греции приказали продавать принадлежащие ей острова.

-- Крестьянин Гундарс Берзиньш выиграет или проиграет от присоединения Латвии к еврозоне?

-Вопрос, сможем ли вы выполнит критерии по присоединению. Их выполнение означает, что мы самодостаточны, что мы сами управляем своими финансами. Если Латвия в 2014 году будет отвечать этим критериям, то мы все будем в выигрыше. Другой вопрос, надо ли присоединяться и будет ли к чему присоединяться. Если не будем готовы присоединиться из-за того, что не в состоянии контролировать свои финансы, будет очень неприятно. Мы можем рвать на себе рубашку «за» или «против» присоединения, от этого ничего не изменится. Тем временем проблемы еврозоны только растут. Надо будет смотреть на ситуацию на тот момент. И на то, что для нас будет выгоднее.

Ритумс Розенбергс, Улдис Дрейблатс
23.11.2011

Перевод Riga.Rosvesty с печатной версии издания


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©