НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Александр Дюков: Фронт литовских активистов был фашистской организацией
интервью
О ситуации в Прибалтике перед Великой Отечественной войной, отношениях литовских националистов с Германией, причинах предвоенных депортаций июня 1941 года корреспондент «Российских вестей» побеседовал с директором фонда «Историческая память» Александром Дюковым, составителем вышедшего этой осенью сборника документов «Накануне Холокоста: Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940–1941 гг.».

— Недавно Вы выпустили сборник документов «Накануне Холокоста: Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940—1941 гг.», касающихся ситуации в Литовской ССР в 1940-1941 годах.

— Когда в 2007 году была опубликована моя книга о советских репрессиях в Эстонии в 1940 — 1953 гг., один из главных вопросов, который мне задавался, был таков: «Использовались ли источники по этой теме, хранящиеся в архивах Прибалтики?». Этот вопрос действительно был вполне обоснован, поскольку книга была построена большей частью на уже известных опубликованных документах, а также документах из российских архивов. Так что определённый зазор с источниковедческой базой, надо признать, был.

В новой книге я исправил этот недочёт. В ней проблема советских репрессий первого года в Литве, а также деятельности Фронта литовских активистов, рассматриваются как на основе документов из российских архивов, так и на основе документов из архивов Литвы, Украины и США. Отмечу, что публикуемые в сборнике документы из Особого архива Литвы в большинстве своем публикуется впервые.

В сборнике рассматривается целый ряд важных проблем. Во-первых, деятельность советских репрессивных органов в Литве в 1940-1941 годах. Действительно ли, как нам рассказывает официальная литовская историография и литовские политики, эти органы осуществляли заранее спланированную политику по ликвидации «враждебных элементов»? Или их деятельность была во многом реактивной и не спланированной заранее, а вызванной реальной оперативной обстановкой? Второй момент — это деятельность Фронта литовских активистов. В отличие от Латвии или Эстонии, в Литве существовала единая националистическая организация, которая осуществляла подпольную деятельность на территории Литвы. К сожалению, об этой организации в России известно очень мало. Подавляющее большинство документов этой организации до сих пор публиковалось только на литовском языке, а литовский язык, мягко говоря, не самый распространенный в мире, и поэтому даже опубликованные документы оставались недоступными для многих российских и западных исследователей.

В нашем сборнике мы впервые переводим на русский язык достаточно большой комплекс документов Фронта литовских активистов, комплекс документов, который показывает, что это была за организация. И картина весьма неприглядная. Это организация откровенно фашистская, организация, которая ориентировалась на Берлин и поддерживала достаточно тесные отношения с представителями, как германской разведки, так и других органов, отвечающих за политику на Востоке, в частности, из министерства Розенберга. И, наконец, это организация, которая была пропитана антисемитским духом, организация, которая планировала и впоследствии осуществляла истребительные мероприятия, направленные против как лояльных советской власти жителей Литвы, так и евреев. Из публикуемых документов видно, что Фронт литовских активистов заблаговременно спланировал проведение акций по «изгнанию» евреев, которые осуществлялись весьма брутальными методами.

Благодаря сборнику «Накануне Холокоста» историки могут увидеть стереоскопическую картину событий 1940 — 1941 гг. в Литве. И тогда обнаруживаются весьма интересные моменты, которые свидетельствуют о том, что представления, которые до сих пор существовали о ситуации в Литве в 1940-1941 году, очень далеки от действительности.

Обнаруживается, что к 1940 году у органов НКВД Литвы не было никаких планов по проведению массовых репрессивных операций. Репрессии осуществлялись, однако, они носили, если можно так выразиться, «штатный характер». Они не носили характер кампании, не носили характер массовых операций. Единственное исключение: в самом начале, еще до, собственно, создания НКВД Литвы силами Департамента госбезопасности тогда еще независимой Литовской республики была осуществлена операция по аресту представителей, так называемых «антигосударственных партий», то есть тех, кто рассматривался, как враждебный новой власти. Однако, подобные формы репрессии отнюдь не были исключительными, не были специфически советскими. Точно также репрессии осуществлялись при всех государственных переворотах, которые имели место в Прибалтике в 20-30-е годы. Даже по масштабам это примерно соответствует. После этого вплоть до мая 1941 г. массовых операций не было.

— То есть вы хотите сказать, что репрессии июня 1941 года были обусловлены только надвигающейся войной и желанием, стремлением советских органов безопасности зачистить будущий театр военных действий, прифронтовую полосу?

— В значительной степени они были обусловлены именно этим. Мы приводим в нашем сборнике много документов, которые по какой-то причине до сих пор не публиковались и не вводились в научный оборот литовскими историками. Они свидетельствуют о том, что к маю 1941 года НКВД и НКГБ Литвы представляли собой, в общем-то, достаточно малоэффективный орган, где не было как следует налажено оперативного учета на региональном уровне, где региональные представительства просто не отвечали на запросы из центрального аппарата НГКБ республики из Каунаса. Собственно, это была структура, которая хорошо подготовленной и хорошо эшелонированной системе подполья, организованной Фронтом литовских активистов, просто не могла противодействовать.

Вместе с тем, в руки органов НКВД попал целый ряд руководящих документов Фронта литовских активистов, из которых было ясно, что в преддверии нацистского нападения на СССР готовится восстание, что в республике существует разветвленная сеть подпольных националистических организаций, ориентирующихся на Берлин, готовящихся к вооруженным выступлениям. К началу мая стало очевидно, что в штатном режиме противодействовать этой угрозе органы НКГБ республики были не в состоянии. Тогда был послан запрос о проведении массовой депортации в Москву. В Москве решили, что те масштабы репрессий, которые запрашивает Каунас, слишком завышены. Но с другой стороны, Москва распространили этот план депортации не только на Литву, но и на Латвию и Эстонию.

Собственно, предыстория депортаций июня 1941 года именно такова. Вне всякого сомнения, от этой акции, похожей на то, как если бы хирург вместо скальпеля пользовался бы топором, пострадали невинные люди. Вместе с тем, судя по документам Фронта литовских активистов, среди изъятых тогда и депортированных были и сотни тех, кто действительно принадлежал к подполью, тех, кто готовил вооруженные восстания, и тех, кто готовился, в частности, к уничтожению просоветски настроенных жителей и евреев.

— Литовская пресса сразу же после издания сборника стала упрекать Вас в том, что Вы специально подчеркиваете прогерманскую направленность Фронта литовских активистов. Не могли бы рассказать побольше о связях Фронта литовских активистов с Германией, и о планах Фронта литовских активистов во время войны?

— Мы в сборнике не занимаемся какой-либо селекцией. Документы Фронта литовских активистов, переводы которых публикуются в сборнике, мы приводим полностью без каких-либо изъятий. В частности, среди этих документов развернутые планы действий, развернутое политико-идеологическое обоснование деятельности Фронта, проект программы Фронта и многие другие документы, которые в совокупности действительно показывают цели и задачи, а также средства выполнения этих целей и задач. И из этих документов, в частности, из известной «Инструкции об освобождении Литвы», датируемой мартом 1941 года, хорошо видны крепкие связи с нацистскими спецслужбами. Эти связи были крепки настолько, что уже к марту 1941 года руководство Фронта литовских активистов твердо знало о готовящемся нападении Германии на Советский Союз. Не знали точную дату, но что это нападение готовится и что оно произойдет в первой половине 1941 года, руководство Фронта литовских активистов знало, а это свидетельство о весьма высоком уровне взаимодействии с нацистскими спецслужбами.

Из документов видно, что нацистские спецслужбы задействовали боевиков «Фронта литовских активистов» для решения конкретных задач, в частности, для предотвращения взрыва советскими войсками мостов через реки для более быстрого продвижения немецких войск. Вместе с тем, я лично не считаю, что Фронт литовских активистов был полностью контролируемой нацистами организацией. Наоборот, документы, которые мы публикуем, показывают как раз несколько другую картину. А именно свидетельствуют, что у руководства Фронта литовских активистов была весьма значительная доля самостоятельности. Немецкие спецслужбы использовали боевиков для конкретных операций, однако о контурах и конкретных планах вооруженного восстания они не были осведомлены. Фронт литовских активистов был действительно самостоятельной организацией, организацией, которая самостоятельно планировала преступления, в частности, преступные действия по решению еврейского вопроса. И неудивительно в этой связи, что именно созданное Фронтом литовских активистов Временное правительство Литвы уже в июне 1941 года — еще до вмешательства в это дело немецких властей — своим распоряжением создало специальный концлагерь в Каунасе для евреев. Это был первый концлагерь, который был создан на оккупированной нацистами советской территории в 1941 году, и создан он был, что удивительно, совсем не нацистами, хотя нацисты впоследствии, естественно, его активно использовали. Это был знаменитый лагерь в седьмом форту Каунаса.

Еще один достаточно интересный аспект, который достаточно много говорит о Фронте литовских активистов, — это распространение пропагандистских материалов на территории Литвы. В сборнике мы публикуем большую подборку листовок Фронта литовских активистов, и можно увидеть, как они распространялись, и как они оказывали влияние на местное население. А влияние они действительно оказывали. Пропаганда против евреев велась Фронтом литовских активистов как минимум с начала 1941 года. Ответственность за жестокие убийства, которые имели место уже через несколько дней после начала войны, в Каунасе и в других городах Литвы, — несет Фронт литовских активистов. Эмоциональная почва для этих убийств была подготовлена именно Фронтом, а не нацистами. Нацисты осуществляли свои человеконенавистнические планы уже позднее.

— Вернемся к прогерманской ориентации. А почему именно Германия? Почему Фронт литовских активистов не связался с той же английской разведкой? Ведь мы помним, как уже после Великой Отечественной войны литовцы поддерживали связи именно с Великобританией. Почему Германия, а не Англия?

— По достаточно простой причине. Это также видно из документов, которые мы публикуем. Руководители Фронта литовских активистов были представителями праворадикальных взглядов, они были фашистами по своей сути. И поэтому нацистская Германия, Германия тоталитарная, импонировала им гораздо больше, чем буржуазные демократии. И об этом они четко писали в своих документах. Они критиковали даже сметоновский режим, который был в Литве до 1940 года, и критиковали его за то, что он был «недостаточно» авторитарным. Так что, на самом деле, к Великобритании, к США обращаться за помощью они стали только потом, после того как главная их надежда — нацистская Германия — была разгромлена, когда они поняли, что та сторона, на которую они встали, проигрывает войну.

Есть очень интересная листовка, в которой описываются достаточно хорошо планы Фронта литовских активистов. Её советские органы госбезопасности перехватили в марте 1941 года. И чуть уже значительно позже в 1945 году, летом 1945 года, была захвачена листовка, точно такая же. Она совпадает с листовкой марта 1941 года практически дословно за некоторыми исключениями. Там всюду Берлин заменен на Лондон, германские войска на британские, и исключен пассаж о необходимости преследования евреев. То есть первично все-таки была ориентация на Германию. Ориентация на Великобританию и США пришла гораздо позднее и по конъюнктурным соображениям.

— То есть можно ли рассматривать «Фронт литовских активистов» как естественного союзника держав оси, и как естественного противника в той большой, великой войне антигитлеровской коалиции?

— Именно так и получилось. Понимаете, я достаточно много занимался вопросом о позиции националистических подпольных движений в 1940-1941 году. Так же, как на нацистов ориентировался Фронт литовских активистов, точно также на них ориентировалась Организация украинских националистов на Западной Украине. А действовавшие и в Литве, и на Западной Украине подпольные польские организации на нацистов не ориентировались, несмотря на то, что они были антисоветскими. И в достаточно большом количестве опубликованных документов о польском подполье в Литве мы не найдем тех человеконенавистнических и антисемитских призывов, которые имеют место в документации Фронта литовских активистов. То есть это разница, которую нужно понимать. Далеко не все антисоветские движения, которые действовали в 1939-1941 годах на западных, недавно присоединенных территориях, были фашистскими, были и не фашистские. Но Фронт литовских активистов, в отличие от польского Союза вооруженной борьбы, был именно фашистской организацией.

Автор - Беседовал Дмитрий Ермолаев

28.11.2012
     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©