НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
Монетарная политика на постсоветском пространстве убивает производство
Высокий курс канувшего в лету лата уничтожил латвийскую промышленность. Трансформация национальной валюты в европейскую ситуацию не изменила. Любое производство в Латвии неэффективно.

Сосед Латвии, Россия, долгие годы также придерживалась политики сильного рубля. Сейчас Москва от неё отказалась. Но у РФ другая напасть, убивающая производство, а именно высокая ключевая ставка Центрального банка. И её небольшое снижение несколько дней назад не меняет картину. Ставка составляет 10 процентов, что делает нерентабельным вложения в производство.

Думаем, нашим латвийским читателям будут интересны размышления российских экспертов на этот счёт:

"При сложившейся финансовой политике Центрального Банка РФ наша банковская система обречена. И основные причины здесь не только во влиянии пресловутых международных санкций, а скорее наоборот — кризис вызван собственным управлением экономикой. Ставки на кредиты и депозиты не снижаются, и это означает, что государство защищает вклады владельцев крупных капиталов в рублях, а мелкий и средний бизнес, мелкие и средние банки разоряются.

На российском фондовом рынке процветают спекулятивные валютные операции, доверие к рублю утрачивается, а может уже и потеряно окончательно. Все ведет к обрушению банковского сектора. Потребительский спрос явно не интересует ни наше правительство, ни Банк России, и потребление, естественно, снижается.

Претензии предпринимательского сообщества к правительству и ЦБ РФ за последнее время сильно возросли, и бизнес требует, в самой категорической форме, немедленных изменений, в прямом смысле, не стесняясь в выражениях.

Так на форуме «Малый бизнес — национальная идея» 20 января 2016 года уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов призвал правительство отказаться от жесткой монетарной политики в пользу методов «количественного смягчения», как это делают в США и Евросоюзе. На этом же форуме Президент России Владимир Путин высказался за увеличение кредитования реального сектора экономики и за поиск эффективных методов финансирования предпринимателей, «чтобы эти средства действительно направлялись в реальную экономику, в том числе на малый и средний бизнес».

Ситуация в Банковском секторе

Публичные теоретические споры о банковском секторе в России очень далеки от реальности и больше похожи на обсуждение возможных теоретических моделей развития современной мировой банковской системы, которая решает совсем другие проблемы и совсем на другом экономическом уровне. Мы же находимся в стадии формирования нормального банковского института и задачи у нас совсем другие.

В России банковский кредит для предприятий реального сектора постоянно падает и составляет менее 40 процентов ВВП. Для сравнения это значение ниже, чем в Европе — в 3 раза, а по сравнению Сингапуром и Южной Кореей — в 4 раза.

«Если мы будем делать упор на частную собственность и рыночные отношения, то есть на предпринимателей, экономических субъектов, они должны иметь возможность заимствовать», — заявил в свое время глава «Русала» Олега Дерипаска. Позиция ведущих банкиров страны по кредитованию понятна, но совершенно не отвечает основной функции банков в государстве. Все должно быть наоборот: не государство для банков, а банки должны финансировать бизнес и развивать промышленность. При этом прогноз руководителя одного из крупнейших банков в России таков: через 5 лет в стране останется около 300 банков, и заниматься кредитованием малого и среднего бизнеса они не должны. Как говорится: спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Как в такой ситуации будет жить страна, правительство, видимо, не волнует. И здесь явно что-то нужно менять. И менять срочно, в пожарном режиме. Ни от кого не секрет, что наше банковское сообщество выживает с трудом. По мнению банковских экспертов, практически все банки имеют плохую структуру кредитного портфеля, что делает банковский кризис практически неизбежным. Мелкие и средние банки будут разоряться, а системообразующие будут поддерживаться за счет бюджета. И тут уж точно всем будет не до финансирования реального сектора экономики.

Президент и Председатель правления Сбербанка России Герман Греф считает, что на российском банковском рынке происходит «масштабнейший банковский кризис» за последние 20 лет. «Фактически на сегодняшний день мы видим нулевую прибыль банковского сектора», — констатировал Греф. Понятно, что за исключением только структуры Сбербанка... Банки, не имеющие государственной поддержки, последние два года методично гибнут и лишаются лицензии. Получается, что современная «денежно — кредитная» политика в стране ведет к уничтожению банковской системы. Этот процесс мы уже видим воочию. По сообщениям Банка России, многие банки уже лишились лицензии за последний год.

Сегодня ситуация такова. Действующие кредитные организации (кредитные организации, имеющие право на осуществление банковских операций по данным Банка России):

— на 1 января 2014 работали 923 банка,

— на 1 января 2015 — 834 организации,

— на 1 января 2016 — 733.

Агентство по страхованию (АСВ) вкладов перестало публиковать данные об объемах фонда и берет кредиты у ЦБ РФ. Так, на начало 2015 года фонд страхования вкладов составлял более 83 млрд. руб., а на начало июля 2016 года в нем оставалось менее 31 млрд. руб. Сумма требований кредиторов к банкам лишенным лицензии, превышает более 1 трлн. рублей. АСВ к концу 2015 года уже потратило, как сообщается в СМИ, дополнительного кредита от Банка России в 110 млрд. рублей на деятельность по проблемным банкам и собирается обратиться в ЦБ РФ с просьбой о новом кредитном лимите на 140 млрд. рублей.

Получается, что государство, вместо развития промышленного и сельскохозяйственного производителя, тратит большие государственные деньги из бюджета на спасение банковского сектора. Это, конечно, важно для экономики страны, но все же не является главным. Так в 2015 году объем государственной поддержки банкам составил более 1 трлн. рублей (15,8 млрд. долларов), которые правительство в виде облигаций федерального займа передало АСВ — это 1,37% от ВВП России в 73 трлн. Рублей.

Что должна делать Банковская система?

Это не праздный и не абстрактно-теоретический вопрос для России. В РФ происходит революционное, по сути, переустройство всей экономической системы и здесь очень важно ясно представлять себе конечную цель «процесса», и четко определить эффективные пути её достижения.

В законе «О банках и банковской деятельности» основными банковскими операциями являются: привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещение банком привлеченных средств от своего имени и за свой счет. Пока специально не затрагиваем расчетные, кассовые и другие операции, чтобы выделить главное. Выделяем лишь функцию обслуживания денежного оборота, аккумуляции ресурсов (депозитные операции), их перераспределения с учетом срока и объема в виде кредитов (ссудные операции).

Точно такую же главную функцию выделяет «Первая Директива» Совета EC от 12 декабря 1977 года «О координации законов и иных нормативных и административных актов, относящихся к занятию бизнесом кредитных организаций» и «Вторая Директива» Совета ЕС от 15 декабря 1989 года. «О координации законодательства, правил и административных положений, регулирующих порядок организации и деятельности кредитных организаций и внесении изменений в Директиву 77/780/ЕЕС». В этих директивах Банк определяется как предприятие, бизнес которого связан с получением депозитов и других средств, подлежащих возврату, и предоставлением кредитов. При этом подчеркивается, что банковский капитал активно обслуживает процесс производства и обращения.

Еще английские экономисты Адам Смит (1723–1790) и Давид Риккардо (1772–1823) определили, что накопление ссудного капитала есть проявление накопления действительного капитала, а движение ссудного капитала полностью совпадает с движением производительного капитала. Банки же выполняют при этом важную функцию посредников для развития производственного капитала.

В начале ХХ-ого века стала развиваться «капиталотворческая» теория кредита. Её развивали немецкий банкир Ган (1889–1968), английские экономисты Кейнс и Хоутри, американский экономист Хансен и другие. Важнейшей задачей для банков, по их мнению, является достижение постоянного экономического роста. Основными источниками кредита, при этом, являются денежные капиталы, высвобождаемые в процессе кругооборота промышленного капитала, а также денежные накопления государства и населения. Как следствие, необходимо стимулировать производство и потребительский рынок, способствовать расширению инвестиций путем снижения кредитного процента, что в итоге увеличит производственный и потребительский спрос.

Развитию нужно помогать вливанием и перераспределением денежных средств, где банки играют центральную роль. Теоретики монетаризма именно для целей развития рекомендуют использовать инструменты регулирования экономики, что должно оказывать влияние на процессы производства и ценообразования. Еще раз подчеркнем главное не методы, а цель — развитие.

Российская банковская система на практике работает по-другому и не выполняет свою основную функцию — кредитование реального сектора экономики. И уж точно не занимается развитием промышленности.

Чем в реальности занимаются банки

Банки в последнее время берут депозиты под ставки 10 процентов и выше, а некоторые и выше 15 процентов. В этой ситуации вложить банкам деньги с тем, чтобы заработать больше практически невозможно. Им просто некуда вкладывать деньги, так как массовой доходности выше 20 процентов в экономике не существует. За исключением, конечно, спекулятивных или противозаконных операций. Грубо говоря: «отбить» такие проценты в реальном секторе нельзя. Единственный кредит по ставке выше 20 процентов — это ломбардный кредит на разрыв кассовой ликвидности. Но он не может быть массовым и долгосрочным и составляет не более 7 процентов от общего кредитного портфеля. А реальный сектор экономики и реальная торговля не дают массовой рентабельности выше 10–15 процентов. Понятно, что в такой ситуации банковский сектор не может нарастить активы. По данным АСВ о банках с отозванной лицензией сообщается о том, что у них ликвидных активов не более 20 процентов от «нарисованных» в балансе.

Банк России, сохранив ключевую ставку на уровне 11 процентов годовых, продолжает неумолимо разрушать банковскую систему страны. При таких ставках выдаваемые кредиты выше, чем ключевая ставка на 4–7% и они в основной массе являются невозвратными (очень сложно обеспечить рентабельность выше 20% годовых). Обычный заемщик не может взять кредит под такой процент. Сможет только «необычный», но такой клиент, вероятнее всего, не вернет кредит с процентами. Все это мы наблюдаем при банкротствах банков в виде огромных дыр в их активах. И эту печальную картину уже не первый год с тревогой наблюдает отечественное бизнес сообщество. На глазах у «изумленной публики» продолжается стремительное разрушение банковской системы.

И понятно, почему Герман Греф и Борис Титов говорят о серьезном банковском кризисе. Но в Банке России этого, похоже, не понимают или не хотят понимать. Кризис там не признают или не хотят признать. Там как будто не понимают, что кредит, выданный по ставке 18 процентов, не может быть возвращен. Хотя это ясно любому предпринимателю, который видит, как происходит поступательное разрушение банковской системы, реального сектора и всей экономики. Этим и вызвана столь острая реакция российского бизнес сообщества.

Очень сложно брать долгосрочные кредиты нормальным предпринимателям в условиях полной неопределенности в области налогообложения, законодательства, курса рубля и процентной ставки.

«Как свидетельствует статистика Банка России, по итогам 2015 года 13,8% задолженности малого и среднего бизнеса считается просроченной, тогда как проблемных долгов у бизнеса в целом всего 8%. Хуже среднего по кредитам платят предприниматели в наиболее развитых регионах — Москве (14,1%) и Московской области (16,4%), Санкт-Петербурге (17,3%) и Краснодарском крае (17,4%)», — приводит данные РБК:

По словам руководителя блока «Средний и малый бизнес» Промсвязьбанка Владимира Шаталова: «Из-за роста ключевой ставки ЦБ и ужесточения требований к заемщикам со стороны банков число новых кредитов снизилось, и, несмотря на некоторое смягчение условий кредитования, в третьем квартале 2015 года, рынок продолжает стагнировать… Потребность в кредитовании снизилась у клиентов — бизнес живет в условиях падения продаж и прибыли, не все готовы «переварить» высокие ставки по кредитам».

Банк России со своей стороны приводит следующие данные: «4,82 трлн. руб. — общая задолженность малого и среднего бизнеса (МСБ) перед банками на 1 января 2016 года».

Член президиума «Опоры России» Юрий Савелов так же считает, что можно «организовать производство товаров, которые они еще недавно ввозили в Россию из-за рубежа, но из-за высоких ставок по кредитам сделать это крайне проблематично».

Действия Банка России

О серьезности положения банковского сектора говорят и регулярные «пожарные» вливания дешевых кредитов Банка России в системно-значимые банки. Они получат кредитные линии на 600 миллиардов рублей, чтобы соблюсти норматив краткосрочной ликвидности (LCR). 20 февраля 2016 года заявила председатель Банка России Эльвира Набиуллина: «Несколько системно значимых банков обратились за безотзывными кредитными линиями, мы удовлетворили ходатайства на общую сумму около 600 миллиардов рублей. И мы готовы будем рассмотреть вопрос о предоставлении кредитных линий и другим банкам, если они к нам обратятся…Резкие колебания курса валюты, которые мы наблюдали, выявили, что валютные риски очень существенны и для наших банков, и для заемщиков банков…. В банковском секторе также при изменении курса валюты нарастает нагрузка на капитал. В связи с резким изменением валютного курса мы на год предоставили банкам регулятивные возможности для адаптации к новым реалиям».

Огромные средства из бюджета страны тратятся не на создание новых видов конкурентоспособной продукции, а на сохранение сферы финансовых услуг, которая, к сожалению, сегодня демонстрирует неспособность развивать экономику страны, а просто проедает бюджетные средства. По данным Центробанка, за 2015 год общая задолженность россиян по кредитам достигла 1,1 трлн. рублей, что на 48 процентов больше, чем в 2014 году, а объемы «плохих» долгов с просрочкой платежей более 90 дней за прошедший год выросли на 51% — с 736 млн. до 1 трлн. 11 млрд. рублей. В 2016 году эта негативная тенденция продолжается.

Как сообщает «Объединенное кредитное бюро», количество просроченных займов в общем объеме кредитов выросло в 2015 году до 16,81%, доля так называемых невозвратных кредитов (с просрочкой более 90 дней) составила на конец прошлого года 12,5%, то есть большая часть плохих долгов просрочена больше чем на 90 дней.

Специалисты бюро считают: «Экономика продолжает снижаться, кредиты дорогие, прибыль постоянно падает и имеющихся средств не хватает на обслуживание текущего долга. Таких компаний в 2016 году станет больше, а значит, и уровень просрочки вырастет».

В 2014 году ЦБ РФ повышал ключевую ставку 6 раз. Так, на начало 2014 года ставка составляла 5,5%, с 1 марта она была повышена до 7%, с 25 апреля — до 7,5%, с 25 июля — до 8%, с 5 ноября — до 9,5%, с 12 декабря — до 10,5%, а с 16 декабря 2014 года — до 17,0%. Совет директоров Банка России 29 января 2016 года принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 11,00% годовых, а 10 июня 2016 года понизил ее до10,5%. С учетом принятого решения ЦБ РФ прогнозирует снижение годовой инфляции до менее 7% в январе 2017 года и до целевого уровня 4% к концу 2017 года. В случае усиления инфляционных рисков Банк России не исключает ужесточения денежно-кредитной политики. Для сравнения: ключевые ставки в других странах начало 2016 в США — 0,5% (на 27.01.2016), в ЕС — 0,05% (на 21.01.2016), в Великобритании — 0,5% (на 04.02.2016 Bank Rate), в Японии — 0,1% (на 29.01.2016), в Канаде — 0,5% (на 20.01.2016) в Швейцарии — 0.75% (на 10.12.2015 3-month LIBOR), в Австралии — 2,0% (на 02.02.2016), по данным Национального банка Китая — ставка по годовым кредитам 4,35%, по годовым депозитам — до 1,5% (на конец 2015 года).

И здесь видим принципиальную разницу между позицией Банка России и политикой центральных банков промышленно-развитых стран. Весьма показательным является сам текст пресс-релиза ЦБ РФ о ключевой ставке, на примере пресс-релиза от 11 декабря 2015 года: «Снижение депозитных и кредитных ставок, происходящее под влиянием ранее принятых Банком России решений о снижении ключевой ставки, замедлилось. Депозитные и кредитные ставки остаются на уровне, который, с одной стороны, способствует сохранению привлекательности сбережений в рублях, с другой, наряду с сохранением высокой долговой нагрузки и повышенных требований к качеству заемщиков и обеспечению, является фактором низких годовых темпов роста кредитования».

Стоит разъяснить, что это значит на практике для клиентов банка. Депозитные ставки, находящиеся на уровне 10 процентов, намного привлекательней любых вложений в реальную экономику, так как реальная экономика дает сегодня гораздо меньше (средняя рентабельность в реальном секторе экономике находится на уровне 5–7 процентов) и подобных процентов чистой прибыли не обеспечивает. Это означает, что обязательства по выплате процентов по сбережению в рублях Банк России возлагает на бюджет Российской Федерации. Поскольку в условиях высокой долговой нагрузки и повышенных требований к качеству заемщиков выдать деньги в хороший возвратный кредит невозможно. На сегодняшний день источником привлекательных процентных ставок в ЦБ является Агентство страхования вкладов с деньгами разоряющихся банков и средства бюджета через капитализацию и кредитование крупных государственных банков. В том же пресс-релизе читаем: «Инвестиционная активность останется слабой на фоне сохранения экономической неопределенности и относительно жестких условий кредитования». Как говорится, открытым текстом сообщается, что денег на инвестиционную деятельность не выделяют, и даже не планируют это делать. Вся инвестиционная деятельность предприятий осуществляется только за счет собственных средств, а кредитование используется только для краткосрочного поддержания оборотных средств и кассовых разрывов. Продолжаем изучать цитируемый документ Банка России: «Сдерживать инвестиционный спрос будут также ограниченные возможности замещения внешних источников финансирования внутренними вследствие узости российского финансового рынка и высокой долговой нагрузки компаний». Слова об «узости российского финансового рынка» еще раз свидетельствуют, что Банк России не собирается давать денег банкам для кредитования реального сектора экономики. А высокая долговая нагрузка компаний связана в первую очередь с высокими ставками, которые позволяют им с трудом рассчитываться по процентам, но не позволяют возвращать кредиты, взятые по таким высоким ставкам.

Следуем далее по тексту: «По прогнозу Банка России, постепенное смягчение внутренних финансовых условий, снижение долговой нагрузки и улучшение деловых настроений во второй половине 2016 года создадут предпосылки для восстановления инвестиционной и производственной активности в 2017 году». Благие пожелания, но непонятно только к кому они обращены. Видно лишь, что Банк России делать для этого ничего не собирается и считает, что внутренние финансовые условия будут смягчаться под влиянием некой «тайной» силы. Конечно, можно предположить, что вместо Банка России работать над проблемой будет какой-то другой «орган». Но об этом также ничего не говориться.

Снижения долговой нагрузки пока не происходит. Похоже, массовые банкротства будут происходить и дальше. Деловые настроения в 2016 году это точно не улучшит. Все выглядит так, как будто ЦБ РФ снимает с себя ответственность за то, что ничего хорошего ждать не приходится. «По мере замедления инфляции в соответствии с прогнозом и при условии ослабления инфляционных рисков Банк России возобновит снижение ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров», — можно прочитать все в том же пресс-релизе.

Все это ясно говорит бизнес — сообществу: существующая ситуация полностью устраивает Банк России, и он считает своей основной целью — снижение инфляции. Соответственно, снижение инфляции сопровождается усилением рецессии и сокращением потребительского и инвестиционного спроса. Подобная «политика» ЦБ РФ четко показывает, какие финансовые и экономические «радости» ожидают нас в ближайшем будущем.

Реальное положение банков

Уже очевидно, что банки вынуждены использовать «пирамидные» технологии. Банковские балансы мертвы. В такой ситуации банки могут существовать только при непрерывном росте стоимости активов. «Отбивать» кредиты выше 20 процентов годовых из денежного потока невозможно, а закрывать их можно только ростом активов. И как только денежная масса стала сжиматься, все эти проблемы вылезли на поверхность. Подобная ситуация неизбежно ведет к гибели банков. При таких ставках по кредитам реальный сектор не будет брать долгосрочных кредитов в банках и кое-как, конечно, выживет, но развиваться точно не сможет. И вполне естественно, что инвестиционные проекты в стране остановились. Пока успешно выживают Сбербанк, зарубежные банки и банки из списка т.н. системообразующих. Но и в них проблемы нарастают. И картина получается тревожная: на микроуровне нормальной экономики у нас нет.

Источником покрытия высокой депозитной ставки является бюджет, и государство выплачивает из него процентные ставки. Из него же идут дотации кредитов и процентных ставок и выплаты АСВ. Более того, планируется, как отмечалось выше, выделить АСВ из бюджета еще 1 трлн. рублей на докапитализацию банков. По данным Банка России за 12 месяцев 2015 года кредиты банков в инвестициях организаций всех форм собственности в основной капитал (без субъектов малого предпринимательства) составляют на 1.01.13 — 806,3 млрд. руб.,

на 1.01.14 — 1 003,6 млрд. руб., на 1.01.15 — 1 098,7 млрд. руб., а ценные бумаги, приобретенные кредитными организациями: на 1.01.13 — 7 034,9 млрд. руб., на 1.01.14 — 7 822,3 млрд. руб., на 1.01.15 — 9 724,0 млрд. руб., на 1.01.16 — 11 777,4 млрд. руб. Невооруженным глазом видно, что инвестиции в основной капитал мизерны, по сравнению со спекулятивным рынком ценных бумаг.

Из таблицы 1 и 2 видно, что результаты деятельности банковской системы падают, а количество убыточных банков выросло более чем в два раза по сравнению с началом 2014 года. При этом отметим, что по итогам 2015 года чистая прибыль Сбербанка составила 236,3 млрд. рублей (за 2014 год прибыль была — 311,2 млрд. рублей, сообщает пресс-центр банка). По мнению президента Сбербанка, причиной снижения прибыли стал валютный кризис, отток денежных средств граждан и снижение общего числа кредитов. Получается, что без Сбербанка вся банковская система сработала в 2015 году с убытком. При вычитании прибыли Сбербанка итоговая цифра будет отрицательной. По итогам 2013 года банки заработали около триллиона рублей прибыли, без прибыли от скачков курса рубля.

Доходы, полученные от операций с иностранной валютой (млрд. руб.% к доходам всего) составили: на 1.01.14 — 17 853,0 млрд. руб., что в% к доходам всего 57,5 процента, а

на 1.01.16 — 169 003,8 млрд. руб., что в% к доходам всего 88,1 процента. Получается, что за 2015 год прибыль получена от операций на бирже. Отчетливо видно, что основные доходы банков за 2015 год формируются за счет операций с валютой и понятно, что там вращаются основные денежные потоки. Тут уж точно не до кредитования реального сектора экономики. А поддержка банковской системы в 2015 году в виде дешевых кредитов системообразующим банкам была огромна. Результат же оказался негативным. А ведь надо было развивать кредитование реального сектора, например, предприятий химической промышленности. Они то, точно кредиты вернут.

И как тут не обратить внимание на то, что валютное регулирование, в котором рынок держат 10 банков у нас объявлено, как стихийное, рыночное. Курс рубля находится в режиме свободного плавающего курса, но при этом строго следует за биржевой ценой нефти. А десятки тысяч предприятий реального сектора кредитуются государством по остаточному принципу, в небольшом объеме — так называемыми мерами поддержки вручную, т.е. реально кредитуется с десяток предприятий.

Химическая промышленность, обладая объемом экспортной выручки 20 млрд. долларов, имеет кредитов всего на 700 млрд. рублей, что очень мало. Получается, что добросовестный заемщик уходит из банков, и остаются только те, кто не собирается отдавать кредиты.

Надо признать, что сотрудники Банка России иногда правильно формулируют сложившиеся проблемы в банковском регулировании. Например, заместитель председателя Центробанка Василий Поздышев обозначил основные проблемы в 2016 году, которые намерен решать надзорный блок ЦБ РФ. Первая проблема, которая стоит перед ЦБ РФ — это девалютизация банковских активов и пассивов. Вторая по значимости проблема — это пресечение кредитования компаний с признаками нереальной деятельности. «Мы в рамках проверок посетили большое количество «потемкинских деревень», некоторые из них были очень красивыми, мы делали самые разные опыты, эксперименты», — сказал зампред ЦБ РФ. Остается поинтересоваться у Центрального банка, а не вздутые ли процентные ставки порождают потребность в кредитовании мошеннических компаний? Третья проблема, тоже из очевидных — это фиктивные капиталы банков. Более четко кризисную ситуацию описал финансовый омбудсмен и один из инициаторов создания «Агентства по страхованию вкладов» Павел Медведев: «Банки же не существуют сами по себе, они кого-то кредитуют, у кого-то берут деньги сами по себе, свободные деньги принимают на депозиты. Но кредитовать особенно некого. Сейчас опасно кредитовать. В прошлом году лишились бизнеса 200 тысяч мелких и средних предприятий. Это значит, если бы их прокредитовали, то деньги бы не вернулись в банки. Количество кредитов и объем кредитов очень сильно упали в последнее время.

Граждан можно кредитовать, в принципе, но только это очень опасно, потому что уменьшение доходов очень существенно. В среднем процентов на 10. А среди бедных, кому нужны кредиты, такой процент существенно больше. Дашь кредит — а он не вернется. Ситуация очень напряженная».

Чтобы спасти экономику следует развивать и спасать реальный сектор — промышленность и сельское хозяйство, и увеличивать поддержку реального сектора через расширение и субсидирование платежеспособного спроса. Спад производства и падение платежеспособности населения приведет к падению производства и потребления, к неизбежному продолжению в виде цепочки банкротств предприятий и действительно будет увеличивать кризисные тенденции в экономике и углублять банковский кризис.

Для выхода из кризиса всегда есть не столь сложные решения: кредитование химической промышленности с ее низкой просроченной задолженностью и высоким уровнем возвратности на каждый вложенный рубль позволило бы в короткие сроки внести существенный вклад в рост всей экономики и способствовало повышению покупательского спроса. И хотя химический комплекс страны справляется с текущими трудностями за счет самофинансирования и оптимального ведения бизнеса предприятия, он объективно испытывает нехватку собственных средств для осуществления долгосрочных инвестиций и текущей модернизации основной деятельности.

Химическая промышленность и реальный сектор экономики при проведении правильной экономической политики Правительства России обязательно будут основой для формирования рынка банковского кредитования.

При внимательном отношении Банка России к условиям кредитования, и уделяя повышенное внимание формированию развивающегося современного банковского бизнеса, именно реальный сектор экономики должен стать основной клиентской базой нормальных заемщиков, которая поможет выйти банкам из кризиса".

Латвии стоит подумать над этими аргументами российских экспертов. Да, в ЛР ситуация с процентной ставкой иная. Но монетарная политика продолжает убивать и латвийское производство.

Валерий Ковалёв, Дмитрий Ермолаев

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©