В украинской армии волна самоубийств
Командование украинских вооруженных сил предпочитает скрывать точное количество не только погибших от пуль противника, но и т. н. "небоевые потери" - иными словами самоубийства солдат или их смерть по неосторожности. Происходит это по разным причинам: пьянство на фронте, сломленная за четыре года бессмысленной бойни психика. Министерство обороны Украины крайне неохотно раскрывает статистику, ссылаясь на ограниченный доступ к информации. Однако, под давлением СМИ и общественности, правда понемногу всплывает наружу.


Рост самоубийств в ВСУ составил 47%

Согласно "отчету", а точнее данным для служебного пользования Министерства обороны Украины, попавшее в руки журналистов, только в январе 2018 года в ВСУ по небоевым причинам погибли 22 военнослужащих. 5 случаев - самоубийство, 2 случая - небрежное обращение с оружием, 1 случай - гибель в ДТП и еще 7 случаев обозначены, как гибель от "несчастного случая". Под эту категорию могут попадать, к примеру, смерть из-за алкоголя.

Особое беспокойство в министерстве вызывает рост количества суицидов в армии. По сравнению с январем 2017 года рост составил 47%. Так,покончили с жизнью 3 офицера и 8 контрактников, а 6 человек совершили суицид, находясь на службе. Сразу 6 смертей и 2 незаконченные попытки были зафиксированы в последнюю неделю января 2018 года.

В целом, с начала т. н. АТО на Донбассе, потери Вооруженных сил Украины составили около 11 тысяч солдат, из которых 2,5 тысяч солдат погибли. По словам главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, число погибших не в боях оказалось даже больше, чем смертей от огня противника - около 3 тысяч военнослужащих.

Пик самоубийст среди военных ВСУ пришелся на 2015 году. Тогда счеты с жизнью свело около 150 человек из которых около 80 - застрелилось. В 2017 году было зафиксировано около 100 самоубийств.

"У нас около 10 тысяч санитарных и бесповоротных небоевых потерь. ДТП, пьянство, неосторожное обращение с оружием и так далее. Кричащий случай - выпил, и почему-то ему стукнуло в голову в палатке, где спали 13 человек, кинуть гранату в буржуйку. 13 человек – одни убиты, другие бесповоротно искалечены. Больше 10 тысяч, это открытые данные, это Минобороны подтвердило. 3 тысячи с чем-то - это погибшие, остальные - ранены. Это три полноценные бригады", - заявил Анатолий Матиос.

В распоряжение журналистов также попали данные о "не боевых потерях" и за предыдущие годы. Как утверждают в Минобороны, в 2017 году потери сократились на 36%, а в зоне АТО и вовсе в два раза. В количественном показателе эта цифра составила 98 погибших. В Генштабе также сообщают, что 2016 году, вследствие боевых действий, погибли 212 военнослужащих ВСУ, а санитарные потери составили 1 тысячу 277 военнослужащих. При этом небоевых потерь было зафиксировано на 65% меньше, чем боевых. Таким образом можно просчитать, что в 2016 году в зоне т. н. АТО погибло не мене 130-140 украинских солдат. Что фактически опровергает ложь высшего военного руководства о "двукратном уменьшении потерь". Если же говорить о публичных отчетах, то Минобороны предоставляет тенденцию не в реальных цифрах, а в процентах.

Анатолий Матиос: "Губит солдат не пули, а алкоголь"

По словам начальника Управления морально-психологического обеспечения Генштаба Вооруженных сил Украины Олега Грунтковского, количество самоубийств среди украинских военнослужащих с 2015 года несколько сократилось, но почти треть из них по-прежнему происходит на Донбассе:

"Я хочу подчеркнуть, что из всех печальных случаев, около 30% суицидов в армии происходит в АТО, все остальные - в тылу. И еще есть такая психологическая практика в армии, и не только в нашей, но и за рубежом: если много рассказывать о самоубийствах и делать акцент на этом, их количество не уменьшается, а возрастает", - рассказал он в интервью "РБК-Украина".

Проанализировав ситуацию в Минобороны пришли к выводу, что украинские военнослужащие перед смертью подавали весьма однозначные "тревожные сигналы", которые свидетельствовали о намерениях совершить суицид. Но никто из военного руководства внимания на это не обращал.

"Данные коммуникативные сигналы командованием военных частей и подразделений не были приняты во внимание, а военнослужащие остались наедине со своими проблемами", - сообщает пресс-служба Минобороны.

В ведомстве признают, что речь идет о недоработке командования на местах, которое не уделяет внимания своим бойцам. Но при этом Минобороны фактически расписывается в "невозможности достижения позитивных результатов в этом направлении":

"Я знаю все проблемы, от которых страдает наша армия. Но армия страдает не от командования, а от расхлябанности…", - заявлял неоднократно Анатолий Матиос, указывая на пьянство военнослужащих и несоблюдение устава.

Самое страшное, что в зоне риска психологического надлома оказываются молодые ребята 25-35 лет, а главное - репродуктивного возраста:

"Если говорить конкретно о самоубийствах, то в группу риска у нас входят молодые бойцы до 25 лет и люди среднего возраста после 35 лет. В основном это контрактники, которые пришли в армию в последние три-четыре года. В погоне за выполнением плана военкоматы не проводят должной психологической проверки новобранцев. В результате мы получаем негодные к службе кадры", - говорят в Минобороны.

В головах этих ребят война не закончится даже в мирной жизни

Тех, кто все же не сломался и вернулся на "гражданку", испытания ждут не меньшие. Многие из них понимают, что прожив лучшие годы под обстрелами в окопах, они ничего не добились в жизни. Возьмем, к примеру, зарплату солдат. Сегодня основная сумма за службу в зоне т. н. АТО составляет 7-9 тысяч гривен в месяц, (14-18 тысяч рублей). К этому полагается надбавка в 10 тысяч гривен (20 тысяч рублей) за бои на "нулевых" позициях и 4,5 тысячи гривен, (9 тысяч рублей) - за "вторую" линию.

Возвращаясь к мирной жизни, куда может пойти здоровый взрослый мужчина? В грузчики или охранники... Но даже в более-менее благополучном Киеве им предложат зарплату в 7-8 тысяч гривен, (14-16 тысяч рублей), а в регионах - в разы меньше.

Психологи в один голос твердят - чаще всего бойцы сводят счеты с жизнью потому, что чувствуют, что никому не нужны: ни армии, ни государству, а иногда и собственным родственникам. Усугубляет ситуацию и крайне тяжелая политическая и социально-экономическая ситуация на Украине.

"Служить в армии, когда идет война, постоянно находясь в полевых условиях, и ежедневно рисковать своей жизнью невероятно тяжело. Рано или поздно каждый боец ощущает моральное выгорание, нервное истощение и невероятную физическую усталость. Если в этот момент он понимает, что все его усилия были потрачены даром - он может решить, что лучше закончить жизнь самоубийством, чем так мучиться дальше", - полагает кризисный психолог, травмотерапевт Украинской ассоциации специалистов преодоления последствий психотравмирующих событий Татьяна Назаренко.

P. S.

По закону в военных частях и в зоне АТО с бойцами должны работать психологи. Кроме того, за психологическим состоянием рядовых армейцев обязаны следить командиры. Но первых катастрофически не хватает: идти служить в армию за копеечные зарплаты психологи не хотят. А вторые – не имеют необходимых знаний. Между тем, по словам специалистов, если бы профилактика самоубийств проводилась на должном уровне, их стало бы намного меньше.

Согласно тому же закону, прохождение участниками т. н. АТО психологической реабилитации после службы также является обязательным. Однако, по словам Анатолия Матиоса, в 2017 году уровень их обеспечения со стороны государства составил лишь 0,1%. В 2018 году на эти цели в государственном бюджете Украины заложили 109 миллионов гривен или $4,2 миллиона. Но учитывая объемы воровства в армии ив самом Министерстве обороны, (что в стране уже давно ни для кого не секрет), эти средства до "адресатов" - простых солдат снова не дойдут.

12.04.2018

Автор - Олег Пономарев, Киев, Украина


.