НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
ТЕГЕРАНСКИЙ ПАСЬЯНС
Иран готов играть со всеми
Во время  недавнего официального визита в Баку  президент Ирана Ахмадинежад  назвал дату проведения  второго саммита прикаспийских государств. Он  должен состояться в Тегеране  16 октября. Президент Ирана  также заявил о том, что  в Тегеране  главами прикаспийских  государств будет  пописана  специальная декларация.
Документ, предполагаемое принятие которого анонсировала иранская сторона, вряд ли будет носить юридически обязывающий характер.  Скорее  всего, речь пойдет о  своеобразном  протоколе о намерениях, в котором прикаспийские страны  заявят об общих интересах как в  освоении природных ресурсов Каспия, так и в деле сохранения безопасности и стабильности в этом регионе.  В то же время можно смело предположить, что  на тегеранском саммите  вряд ли будет  найдено    согласованное  решение относительно  проблем правового статуса Каспия. Тогда в чем же особенность  предстоящего  форума?
Во-первых,  именно в Тегеран, который  как США, так  и  Запад в целом пытаются загнать в режим международной изоляции, съедутся главы  других прикаспийских государств, что  будет оцениваться  иранской стороной как  фактор  своего признания  в качестве  важного геополитического игрока в этом регионе мира. Объективно это так и есть, особенно если учесть существенные провалы политики США в Ираке и Афганистане. Последние, что следует особо отметить, действительно открывают  на Ближнем Востоке  окно новых геополитических возможностей.
Во-вторых, в Иран прибудет  президент РФ Владимир Путин. С одной стороны, это  поездка  не относится к разряду официального визита главы российского государства  в Иран, чего уже долгое время добивается Тегеран.  Но с другой -  в Тегеране, помимо участия в работе саммита,  Владимир Путин  обязательно проведет  встречи с иранским руководством по  проблемам как двусторонних отношений, так и региональной безопасности.
В-третьих,  время  работы тегеранского саммита  совпадает с  готовящимся обсуждением на 62-й сессии ГА ООН  вопроса о ядерной программе Ирана. Некоторые аналитики предполагают, что в данном случае речь идет о принятии  Генассамблеей очень жесткой резолюции против Ирана. Она, помимо запрета поставок  вооружений, товаров и технологии, относящихся  к разряду так называемого двойного назначения, предусматривает    чрезвычайно болезненные  для Ирана санкции  экономического характера.  Не случайно именно вокруг  этого документа сейчас  развертывается ожесточенная политико - дипломатическая война. На днях Германия, например, заявила, что будет выступать против санкций  в отношении Ирана. Однако Париж устами  своего министра иностранных дел  Кушнера предупредил, что «мы должны готовиться к худшему, а худшее – это война с Ираном».  Одновременно и Вашингтон путем организации «утечек» информации из различных эшелонов власти заявляет о подготовленном сценарии нанесения военного удара по Ирану.
Кстати,  международное давление  по  иранской проблематике, организованное совместно Вашингтоном и Парижем, дает основания для некоторых аналитиков ставить под сомнение даже сам факт проведения саммита прикаспийских государств  в Тегеране. Так что Москве предстоит делать непростой выбор.  К тому же нельзя исключать, что  резолюцию  СБ ООН по  Ирану наряду с США и рядом других западных стран могут на сей раз поддержать Россия и Китай.  Могут, если главе российского государства в случае  прибытия в Тегеран  не удастся добиться от иранского руководства принятия «прорывных решений» прежде всего  по ядерной программе.
Президент Ирана Ахмадинежад  давно стремится добиться более тесного взаимодействия с ШОС.  Недавно он побывал на саммите этой организации в Бишкеке. По некоторым сведениям,  глава Ирана  пытался  договориться о  вступление своей страны в состав ШОС, чтобы открыть над собой «широкий геополитический зонтик».  Однако ШОС отказалась от расширения  состава участников  и позиционирования себя в качестве  некоего антизападного  военно-политического блока, то есть от того, о чем мечтает Тегеран.
Одним словом, Иран предпринимает активные маневры на дипломатическом фронте.  Незадолго до саммита ШОС президент Ахмадинежад  побывал  с визитом в Кабуле и Ашхабаде.  Как сообщали некоторые западные агентства, глава Ирана  намекал на возможность предоставления им кредитов на самых выгодных условиях для осуществления экономических проектов.
Однако делать окончательные выводы относительно новых направлений во внешней политике Ирана рановато. Но при этом  нельзя исключать того, что Тегеран при осуществлении своих действий  учитывает и  фактор ведущихся  им как секретных, так и открытых переговоров  с США относительно  иракского и афганского  урегулирования.  Если  приплюсовать к этому заявления о намерениях Ирана  создать  с Анкарой  энергетический альянс  для  поставок своего, а в будущем, возможно,  и среднеазиатского газа через Турцию в Европу, то можно сделать вывод о том, что в иранской внешней политике начинает проявляться    в первую очередь многовекторность.  Вот почему вопрос «Кем сейчас является  Иран для России -  партнером  или потенциальным  соперником, и кем  является  для Ирана  Россия - партнером или  одним из  средств  для  разыгрывания  своей глобальной игры»,  не лишен  логики. Однако многое станет на свои места в случае, если в Тегеране состоится саммит прикаспийских государств и пройдут соответствующие переговоры.

Виктор КОЛЫВАНСКИЙ
18.09.2007

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©