НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
КОНФЛИКТНОЕ ПРОСТРАНСТВО
Косово: через призму международного права
Конфликтное пространство, образованное в международных отношениях последних лет под влиянием откровенно неконструктивной и эгоистичной политики Соединенных Штатов, их союзников по НАТО и Евросоюзу, поставило в Повестку дня 2008 года важные проблемы стабилизации и устойчивого развития мирового сообщества на базе уважения и безусловного соблюдения основных принципов международного права и Устава Организации Объединенных Наций.
Наглядный тому пример – ситуация, которая складывается вокруг перспектив урегулирования проблемы Косово. Вне всякого сомнения, она имеет геополитическое значение, отражает глубинные сложности и противоречия в организации и функционировании современного миропорядка, проверяя его на прочность и эффективность. Вот почему закономерно вопросы решения Косово – в центре внимания и практических действий как двусторонней, так и многосторонней дипломатии государств, а также международных организаций, включая Совет Безопасности ООН. На сегодня, как известно, общая точка зрения, общий голос легитимации в этом балканском регионе отсутствуют. Может ли быть найден консенсус в позициях различных политических акторов? Такая уверенность у российской стороны присутствует, и она базируется на соответствующих резолюциях СБ, которые ориентируют Белград и Приштину на поиск взаимоприемлемого решения, формирование атмосферы понимания, на совместную работу в правовом пространстве, а не вне его. Эти же документы предполагают и ответственное поведение тех стран, прежде всего постоянных членов Совета Безопасности, которые призваны в силу своего политического статуса, авторитета, наличия реальных ресурсов миростроительства оказывать не виртуальное, а предметное влияние на достижение позитивных результатов вокруг Косово. К большому сожалению, поведение отдельных государств, прежде всего США, идет путем, далеким от требований жизни и критериев международного права. Перед нами разворачивается сценарий, написанный в Вашингтоне, призванный узаконить интересы и постулаты однополярного мира, обеспечить господство, в том числе и военное, на Балканах американского присутствия. Имея в виду очевидные факты – строительство на территории Косовского края военной базы США, планы размещения соответствующей инфраструктуры Made in US в Болгарии и Румынии – смысл действий западной дипломатии в этом европейском регионе становится ясным. Дело осложняется демонстративно-негативным отношением к международному праву и его полноценному субъекту – Сербии, законные интересы которой игнорируются, а она сама подвергается психологическим и политическим манипуляциям. Фундаментальные принципы Устава ООН – уважение государственного суверенитета, территориальная целостность, нерушимость границ, мирное разрешение споров, добросовестное соблюдение международных обязательств, которые должны применяться системно и во взаимосвязи, - подрываются, ослабляется их императивность, обязательность соблюдения. Налицо то, что называется жестко и справедливо актами юридического нигилизма.
Конечно, этот балканский вопрос должен быть решен через переговоры, пусть длительные, многоступенчатые, но цивилизованно. Это должен быть прецедент государства мира и права. Сможем ли мы добиться такого результата, если Косово, как говорят его политические лидеры, при поддержке западных спонсоров получит в ближайшее время независимость? Нет и еще раз нет. Обещанное Косово признание, конечно, можно организовать (оказав одновременно психологическое и экономическое давление на Белград). Но будет ли этот шаг отвечать требованиям международного права? Ответ очевиден, он отрицательный. Его полюс не изменится, если даже самые квалифицированные юристы и политологи аргументируют резоны доктрины «предоставленного», «наделенного» суверенитета, выдвинутого США и их союзниками. Государственность рождается естественно-историческим путем. И международно-правовое признание в состоянии не конституировать суверенное образование, а декларировать его появление и содействовать вхождению в мировую систему посредством установления дипломатических, торговых, культурных и иных связей.
Современный правопорядок не имеет сегодня общепризнанных критериев признания, кодифицированных в каком-либо договорном источнике. Наверное, с учетом косовской проблемы, других аналогичных ситуаций в Европе (Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Корсика, Северная Италия, Балканы, Баски и др.) подготовка такого акта представляется актуальной. И в решение этой задачи серьезный вклад могла бы внести и парламентская дипломатия. Однако прецеденты существуют, и история внешней политики ХХ века дает немало примеров для анализа. Один из самых полных и четких – официальная позиция Европейских сообществ в отношении признания новых государств в Восточной Европе и на территории Советского Союза. В заявлении ЕС от 23 декабря 1991 г., посвященном будущему статусу России и других бывших республик, названы следующие критерии признания:
- соблюдение положений Устава ООН и обязательств, принятых по Хельсинкскому заключительному акту и Парижской хартии, особенно в том, что касается верховенства закона, демократии и прав человека;
- гарантии прав этнических и национальных групп и меньшинств в соответствии с обязательствами, принятыми в рамках СБСЕ;
- уважение нерушимости всех границ, которые не могут быть изменены иначе, как мирными средствами и с общего согласия;
- принятие всех соответствующих обязательств, касающихся разоружения и нераспространения ядерного оружия, а также безопасности и региональной стабильности;
- обязательство разрешать по соглашению, в том числе предусматривая в случае необходимости обращение в арбитраж, все вопросы, касающиеся правопреемства государства и региональных споров.
В данном заявлении изложены еще несколько важных политических и юридических критериев. Так, в нем зафиксировано, что «не будут признаваться государства, возникающие в результате агрессии. Сообщества и их страны – члены будут также учитывать влияние факта признания на соседние государства». Другой серьезный посыл. Как говорится в позиции Евросоюза, «уважение перечисленных принципов открывает возможности (подчеркнуто нами – В.Л.) для установления дипломатических отношений как от имени Сообществ, так и отдельными государствами – членами с оформлением этого факта соответствующими соглашениями».
Как мы видим, уровень требований к дестинатору признания очень высокий. Можно ли, опираясь на такие стандарты, говорить о полном соответствии Косово статусу суверенного образования? Такой возможности не существует. И с точки зрения демократии, верховенства права, обеспечения общепризнанных прав человека, эффективности властных структур, отсутствия споров с соседями у Косово есть проблемы, которые нельзя за короткое время решить, и Запад об этом должен знать. Это, наконец, не государство, а часть территории Сербии (по крайней мере de jure) со всеми вытекающими последствиями. Отрицать данный факт – идти против истории, Конституции Сербского государства, против, естественно, основных принципов международного права. Хочет ли Запад в лице ЕС, НАТО при поддержке США проводить антиправовую и несправедливую политику, придать ей квазизаконный характер и, тем самым, подорвать основы правопорядка? Если такое стремление есть, то ООН в целом, Совет Безопасности, прогрессивное общественное мнение должны четко сказать об их ответственности, назвать такие действия тем, чем они являются – международно-правовым нигилизмом. В XXI веке в условиях глобализации и неделимости безопасности мы обязаны найти только такие средства урегулирования, которые относятся к числу легитимных, а значит демократических, цивилизованных. Следовательно, нужны решительные усилия в поиске оптимальной модели взаимоотношений Сербии и Косово. Существует и должный инструментарий – переговоры при поддержке и помощи международного Сообщества, Организации Объединенных Наций, прежде всего. Россия выступает только за данный вариант решения, основанный на уважении международного права и Устава ООН, а также принятых ею юридических обязательств. В политическом плане важно, что мы действуем не одиноко. Близкие позиции занимает Китай, Греция, Кипр, сомнения в перспективности «западного» подхода существуют у Болгарии, Румынии. Много вопросов на эту тему и в других европейских столицах. Пространство в поддержку международно-правового решения Косово на основе Устава ООН – это важная политическая реальность.

Василий ЛИХАЧЕВ,
заместитель председателя Комитета Совета федерации по международным делам, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук.
23.01.2008



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©