НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРИБАЛТИЙСКИЙ УЗЕЛ
круглый стол
По инициативе «РВ» и при поддержке ИА «REGNUM» состоялся заочный «круглый стол» «Экономический фактор в отношениях между Россией и Прибалтийскими странами», призванный проанализировать различные аспекты влияния экономической составляющей на «повестку дня» межгосударственных контактов и политических противоречий - на развитие торгово-экономических связей. Модератором проекта выступил специалист по Прибалтике Михаил Демурин. На первом этапе семь экспертов из России, Латвии и Эстонии рассмотрели предложенный круг вопросов, высказав свои аргументы и суждения. Для повышения продуктивности дискуссии каждому из ее участников были предоставлены подготовленные ими ответы для перекрестных комментариев. «РВ» публикует в сокращении часть начального этапа дискуссии, касающуюся подходов к написанию сценариев и рекомендаций по развитию экономических взаимоотношений со странами Прибалтики. Полный текст дискуссии, включая интерактивную часть заочного «круглого стола», будет представлен на суд читателей в электронном приложении  riga.rosvesty.ru

Участники:
ВАРЕ Райво, эксперт в области транзита (Эстония)
ГАПОНЕНКО Александр, доктор экономических наук, директор Института европейских исследований (Латвия)
ДЕЛЯГИН Михаил Геннадьевич, доктор экономических наук, президент Института проблем глобализации (Россия, г. Москва)
ДЕМУРИН Михаил Васильевич, чрезвычайный и полномочный посланник; в 2000-2005 годах - заместитель директора (по Прибалтике) Второго Европейского департамента МИД России (Россия, г. Москва)
ЕРМОЛАЕВ Дмитрий Юрьевич, шеф-редактор электронной версии федерального еженедельника «Российские вести», эксперт в области транзита (Россия, г. Москва)
СУЗДАЛЬЦЕВ Андрей Иванович, кандидат политических наук, зам. заведующего кафедрой мировой политики факультета мировой экономики и политики Государственного университета – Высшая школа экономики (Россия, г. Москва)
ЧЕРЕМНЫХ Константин Анатольевич, политический аналитик, публицист (Россия, г. Санкт-Петербург)

1. Построение сценариев развития экономических взаимоотношений России со странами Балтии на 15 ближайших лет. Оценка влияния внешних политических сил на развитие этих взаимоотношений и последствий для российских интересов.

Райво ВАРЕ:
В отношении сценариев развития экономических взаимоотношений представляется, что в ближайшие несколько лет процесс их свертывания продолжится. Причиной является инертность политических установок и процессов. В случае нормального развития событий можно ожидать изменения этой парадигмы, в первую очередь после программного изменения российской внешнеполитической позиции и перехода к поощрению прямых российских инвестиций в экономику стран Балтии. Это не противоречит также позиции Евросоюза, заинтересованного в экономическом сотрудничестве с Россией, но на основе единых правил и содействия конкурентности на рынке. Если же события станут развиваться по негативному сценарию, то будет происходить далнейшее свертывание экономических орношений, а соответствующее отчуждение будет углубляться и во всех других сферах взаимоотношений, ибо без повседневного общения на корневом уровне это неизбежно.
Можно с натяжкой предположить, что в российских интересах попытаться «загнать» Балтию в тупиковый экономический угол Европы, в стороне от главных магистралей экономическиго сотрудничества с ЕС, ради каких-то сверхцелей. Но не думаю, что от этого укрепятся российские интересы в регионе. Скорее наоборот, негативная эмоциональность взаимоотношений только усилится, и в этот раз со стороны уже самих балтов. «Насильно мил не будешь», - гласит мудрая русская пословица, а вот в добрых соседях люди обычно сердца не чают...

Александр ГАПОНЕНКО:
Россия ставит перед собой цель ускоренными темпами развивать собственное производство, избавляться от сырьевой направленности экспорта. При реализации намеченной цели физические объемы экспорта сырья из России в Европу сократятся, так как сырье потребуется для обеспечения роста собственной промышленности. Уменьшится и физический объем импорта промышленных и сельскохозяйственных товаров из Европы в Россию, так как он будет заменяться товарами собственного производства. Развиваться будет, главным образом, транзитная торговля товарами с высокой добавленной стоимостью и относительно небольшим физическим объемом. В силу этого экономическое значение транзита через страны Балтии для России упадет, воздействие их естественной монополии ослабнет. Вместе с этим сократятся и доходы стран Балтии от транзита, прекратятся европейские капиталовложения.
Все это создаст более благоприятные экономические условия для проникновения российских товаров и услуг в Балтию, расширения российских капиталовложений в торговую и транзитную инфраструктуру. Откроются возможности для привлечения из Балтии в Россию квалифицированной рабочей силы, как собственно русских, так и представителей титульных наций, знакомых с русской культурой и владеющих русским языком.
В связи с этим потребуется создание благоприятных политических условий для экономического возвращения России в Балтию. Столь же значительных экономических средств, как Евросоюз, Россия на решение этой задачи выделить не сможет. Поэтому ей придется использовать более дешевые средства политического влияния.
Российская дипломатия должна научиться выторговывать уступки при ведении переговоров с иностранными партнерами, четко разграничивать общегосударственные интересы и интересы олигархов. Ей предстоит также овладеть методами «мягкого» политического воздействия на партнеров.
Для этого должны быть созданы неправительственные организации и фонды, способные легально поддерживать лояльную местную элиту и блокировать действия антирусских и антироссийских группировок. Грамотное дезавуирование политических радикалов, артикуляция и доведение до широких масс населения содержания их реальных интересов, помощь в формировании ответственной элиты позволят коренным образом изменить внутреннюю и внешнюю политику стран Балтии. В итоге они станут уже не барьером, а мостом на пути развития экономических взаимоотношений России и Европы.

Михаил ДЕЛЯГИН:
Нужно учитывать объективные рамки экономического сотрудничества: Прибалтика не представляет для России хозяйственного интереса. Ее значение для нас ограничивается следующими факторами:
1) обеспечение калининградского транзита;
2) обеспечение прав русскоязычного населения этих территорий (так как продолжение предательства этого населения продолжает разлагать и разрушать само российское общество);
3) недопущение антироссийского переписывания истории;
4) обеспечение транзита по Балтийскому морю;
5) обеспечение транзита через их порты в той степени, в которой с соответствующим грузопотоком не будут справляться порты России (в идеале - сведение этого транзита к нулю);
6) обеспечение приграничного сотрудничества в той степени, в которой это необходимо для соответствующих территорий России (в идеале – полное замещение этого сотрудничества развитием этих регионов России на собственных ресурсах);
7) обеспечение военной безопасности России (так как эти страны – члены НАТО).
При этом строить 15-летние прогнозы представляется невозможным из-за предстоящих качественных изменений как в мире (где начинающийся финансовый кризис может привести к фрагментации единого финансового пространства с восстановлением различных валютных зон), так и в России (в которой системный кризис может привести либо к оздоровлению государства, либо безвозвратному уничтожению государственности).
С точки зрения поведения России можно выделить три основных сценария: инерционный, изоляционнный и интеграционный, который, в свою очередь, делится на истерически-агрессивный и конструктивный.
Изоляционный сценарий предполагает резкое сворачивание контактов и представляется невероятным, так как потребность в калининградском транзите неустранима, в балтийском, хотя и снижена, но сохраняется (кроме того, конкуренция со стороны прибалтов сдерживает аппетиты российских портовых монополий), Псковскую область никто развивать всерьез не собирается, а продолжение предательства интересов русских в Прибалтике недопустимо с точки зрения восстановления нравственного здоровья российского общества. Кроме того, резкое падение доходов от сотрудничества с Россией подтолкнет прибалтов на получение новых доходов от Запада, а это может привести к интенсификации развития военной инфраструктуры НАТО.
Инерционный сценарий означает продолжение существующих отношений: медленного и неравномерного потепления Прибалтики к России, восстановления экономических и бытовых возможностей для россиян (вроде вступления Прибалтики в «Шенген»), интеграции в Прибалтику малого и среднего российского бизнеса, продолжения бегства туда богатых и обеспеченных людей (помимо Юрмалы – филиала Рублевки, появятся аналогичные районы – филиалы бюджетных российских коттеджных зон). Это будет перемежаться периодическими межгосударственными истериками и усилениями подавления неинтегрирующейся части русскоязычных в Прибалтике с их постепенным размыванием.
Для России этот путь плох, так как Прибалтика, как и остальное постсоветское пространство, не способна к самостоятельному развитию и потому будет представлять собой постоянный генератор хаоса на границах России. Это будет менее сильный генератор, чем Закавказье или Средняя Азия, но принадлежность к Западу и возможность вовлечения его ресурсов и его слепой разрушительной силы в антироссийские эскапады делает прибалтийский источник хаоса потенциально не менее опасным, чем менее цивилизованные источники на других границах России.
Интеграционный сценарий предусматривает попытку возвращения Прибалтики под контроль России и превращение ее в инструмент российского влияния на Евросоюз. Это наиболее затратный, но и потенциально наиболее рентабельный сценарий.
Понятно, что попытки давления по худшим образцам недавнего прошлого вызовут лишь отторжение и активизацию как реальной, так и (в особенности) фантомной исторической памяти. Впрочем, они возможны лишь для решения внутрироссийских политических проблем и потому будут краткосрочными, не успевающими оказать на двусторонние отношения глубокого ухудшающего влияния.
Лучшей политикой в отношении Прибалтики будет конструктивная интеграция – поддержка русских общин, стимулирование их к интеграции в прибалтийские общества с получением соответствующего политического влияния и сохранением своей специфики, формирования элит прибалтийских национальностей, лояльно относящихся к России, организация взаимодействия этих элит с русскоязычными общинами.

Михаил ДЕМУРИН:
Наиболее вероятный сценарий с учетом того, как ситуация складывается сегодня, следующий: используя неготовность России должным образом выстроить линию защиты своих интересов в Балтийском регионе, прибалты с опорой на поддержку США и ЕС продолжат линию на сохранение за собой ведущих позиций в регулировании транзитных потоков на Балтике. Ими будут активно, в том числе с привлечением инвестиций из России, создаваться альтернативы строящимся новым российским портам в Финском заливе. Одновременно они будут усиливать свое присутствие в более глобальных планах Запада, нацеленных на недопущение энерготранзитной независимости России (соответствующее лоббирование на Украине, в Казахстане, Азербайджане, других имеющих отношение к этому странах, сооружение маршрута «Одесса – Броды», препятствование строительству Североевропейского газопровода, попытки дестабилизации ситуации в Белоруссии и т.п.). Еще одним направлением активности прибалтов по дополнительной «привязке» России к их портам и «перехвату» потоков импорта в РФ станут попытки развивать экономическое сотрудничество с Пекином, привлекать китайские транзитные грузы. Перед лицом сокращения возможностей выхода со своими товарами на европейский рынок (скачок последних лет в этом плане объясняется, на мой взгляд, в значительной мере собственным расширением ЕС, включением рынков стран-новичков) латвийские, литовские и эстонские фирмы возобновят активные усилия с целью завоевания российского рынка. Делаться это будет за счет товаров, которые могут производиться в самой России. Впрочем, будут встречаться и отдельные примеры размещения на нашей территории производств пищевой и лесоперерабатывающей промышленности при участии прибалтийского капитала.
Увлечение «экспортом демократии» на постсоветском пространстве и готовностью поделиться «опытом присоединения к ЕС и НАТО», наблюдаемое в Вильнюсе, Риге и Таллине, не имеет под собой собственных экономических основ, полностью определяется стратегическими потребностями США и прибалтийскими историческими комплексами. Однако в обозримом будущем в прибалтийской элите, вероятно, будут нарастать иные настроения. В частности, будут усиливаться просьбы и даже требования к Вашингтону «отплатить за службу», предоставив возможности посреднического участия в специализированных тендерах по поставкам военной и иной продукции для подвергнутых «оранжевой» экспансии стран СНГ, а также долю в приватизации там «за бутерброд» потенциально высокодоходных предприятий.
Представляется, что в ближайшие годы по политико-психологическим причинам дефицит кадров в Прибалтике не будет в достаточной мере покрываться миграционным притоком рабочей силы из-за рубежа, что наряду с макроэкономичесими трудностями будет тормозить развитие народного хозяйства. Таким образом, можно уверенно прогнозировать рост привлекательности транзита над производством: перевозка грузов требует внешнеполитического лоббирования, логистических усилий и капиталовложений, но быстро окупается для владельцев и не предполагает большой массы работников, обученных новым технологиям.

Константин ЧЕРЕМНЫХ:
Сценарии развития экономических связей со странами Балтии целесообразно выстраивать отдельно для каждой из этих стран с учетом политики правительств - 1) в отношении России, 2) в отношении собственного социального большинства; 3) в отношении русскоязычного меньшинства, а также с учетом конкретных экономических интересов России. Разработка сценариев на срок 15, 10 и даже 5 лет не представляется разумной, поскольку:
а) Развитие экономических связей должно выстраиваться в соответствии с избранной стратегией, которая может меняться в связи с внутренними и внешними обстоятельствами. При этом итог экономических отношений, выраженный в цифрах, может быть целесообразно значительным или, наоборот, целесообразно скромным.
б) Гарантии стабильного партнерства могут быть предоставлены правительствам стран Балтии лишь при их официальном согласии на выполнение целого ряда условий России, что в текущей конъюнктуре недостижимо.
в) Уровень развития экономических связей России и стран Балтии в значительной степени зависит от развития отношений России с более крупными и значимыми европейскими странами, в особенности с Германией и Польшей. До реализации проекта СЕГ и заключения долгосрочных договоренностей в энергетической сфере с Польшей принятие Россией каких-либо долговременных обязательств по отношению к странам Балтии не представляется целесообразным.

2. Формулирование рекомендаций по развитию экономического взаимодействия для России, прибалтийских стран, для ЕС. Определение способов, механизмов, институтов, необходимых для реализации наиболее выгодных для России вариантов развития ее экономических отношений со странами Прибалтики.

Райво ВАРЕ:
Следовало бы отказаться от непрактичной и недальновидной установки на желательность свертывания экономических взаимоотношений. Это касается как типичной практики связывания каждого всплеска политпикирования с какими-то экономическими, гласными и негласными, «санкциями» со стороны России (только не надо говорить, что официально их нет, все практики знают прекрасно, как это на самом деле осуществляется), так и полуоткрыто используемой в странах Балтии доктрины типа «чем меньше России, тем лучше». Тут много институтов не требуется, ибо все знают, где формируется политическая линия в России, а где - в Балтии. Еврокомиссия здесь может действовать только на подсобных ролях. В первом случае просто надо на центральной вершине российской властной пирамиды принять соответствующее решение, а в другом - это предполагает, после определенного периода возникновения позитивных практических примеров взаимовыгодного экономического сотрудничества, участие в правящих коалициях экономически подкованных, прагматично настроенных и уравновешенных сил, смотрящих в будущее, а не только в прошлое.
Негативный политический фон всегда по определению не способствует развитию экономических связей. Значит, и начинать нужно с него. Это не означает отказа от каких-то внешнеполитических инициатив, но, в то же время это означает «отвязывание» политической повестки дня от экономической, что уже не препятствует продвижению взаимовыгодных экономических проектов.

Михаил ДЕЛЯГИН:
Я не вижу смысла в развитии каких-то особых экономических отношений с Прибалтикой и вообще - в углублении сотрудничества с ней в связи с отсутствием у нее собственного экономического потенциала и общей неадекватностью ее бюрократии. Кроме того, любое обращение на нее внимания вызывает у ее представителей обострение мании величия и попытки осуществлять в отношении России самый наглый и смешной диктат.
Содержательные же вопросы, поскольку они делегировали свой суверенитет Евросоюзу, надо решать на его уровне, доступно разъясняя евробюрократии, что за маленькие шалости Прибалтики Россия будет взимать плату с развитых стран Европы, полагая хозяевами Евросоюза, ответственными за поведение его членов, именно их. Этим мы, в частности, повысим адекватность самого европейского управления и ускорим его эволюцию к положению, при котором Евросоюз сможет вырабатывать единую политику и принуждать своих отдельных маловменяемых членов к следованию этой политике.
Собственно, непосредственно с руководителями прибалтийских стран нужно всерьез обсуждать лишь два вопроса: транзит в Калининград и положение русских, причем оба вопроса должны выноситься на европейский уровень по простому принципу «если Вы не поможете нам с калининградским транзитом, мы будем вынуждены направить на его обустройство деньги, которые снимем с освоения газовых месторождений, работающих на вас». В отношении же прибалтов будут достаточны демонстративные меры, свидетельствующие о нашем негодовании или одобрении.

Михаил ДЕМУРИН:
Главной задачей для России должно стать дальнейшее изменение транзитной конъюнктуры на Балтике в свою пользу. Это не означает, что мы должны переориентировать те объёмы транзита, которые сегодня идут через Латвию, Литву и Эстонию, на российские порты. Да это и невозможно. Но необходимо обеспечить возрастающую конкуренцию прибалтийских фирм, занимающихся транзитом, за наши грузы. Для этого, естественно, мало нарастить пропускную способность старых и новых российских портов на Балтике. Должно быть принципиально улучшено качество предоставляемых ими услуг.
Тем не менее уже сегодня (а лучше сказать, вчера) мы имеем возможность использовать фактор заинтересованности прибалтов в нашем транзите в качестве стимула для продвижения своих политических интересов. Мне могут возразить, что, будучи сама транзитной страной, Россия должна быть заинтересована в максимальном сокращении присутствия политического фактора в транзитной политике. В идеале, возможно, это и так. Но идеал этот недостижим. А в реальной жизни мы наблюдаем весьма плотное сращивание экономического и политического факторов в мировых делах – будь-то Персидский залив, Средняя Азия или Украина.
Следующий момент – торговля. Необходимо предпринять дополнительные усилия с тем, чтобы увеличить часть обработанной продукции в нашем экспорте. Можно, конечно, в двустороннем диалоге продолжать обсуждать политкорректную задачу сокращения дефицита торгового баланса, но надо понимать, что, ставя на одну доску ценовое выражение сырьевого экспорта и производственного импорта, мы препятствуем необходимому для оздоровления российской экономики становлению импортозамещающих производств. Наши партнеры в Латвии, Литве и Эстонии, естественно, будут прикрываться протекционистскими нормами ЕС. Вот вам и серьезнейшая тема для обсуждения при подготовке нового соглашения между Россией и Евросоюзом.
Об инвестициях. Российские инвестиции в Прибалтику растут. Причем, значительная их часть идет через третьи страны. Эти инвестиции обслуживают не общенациональные, а корпоративные интересы. Во всяком случае, в усиление российского политического влияния они не конвертируются. И при существующих обстоятельствах конвертироваться не станут. А вот вести к усилению прибалтийского лобби в России они будут. Допускать это наше государство просто не имеет права.

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ:
Представляется необходимым:
а) усилить роль российского бизнеса в управлении портовыми и транзитными мощностями прибалтийских стран, что может быть достигнуто путем легальной покупки пакетов акций компаний, в чьей собственности находится данная инфраструктура;
б) создать механизм согласования на прибалтийском направлении интересов российской внешней политики и интересов «транзитчиков»;
в) повысить эффективность противодействия нелегальному переводу российских капиталов в прибалтийские банки;
г) укрепить взаимодействие в области энергетики, в том числе путем строительства генерирующих мощностей в странах Прибалтики;
д) усилить кооперацию со странами Прибалтики в промышленной сфере, в частности, путем создания «сборочных» производств;
е) рассмотреть возможности создания на территории прибалтийских стран при участии российских инвестиций высокотехнологичных производств.

Андрей СУЗДАЛЬЦЕВ:
Процесс должен идти с нескольких сторон:
1) Нельзя исключать, что в ближайшие несколько лет России удастся сформировать реалистичный ландшафт отношений с ЕС, что позволит получить согласованную с Брюсселем «платформу» для выработки общей стратегии и ряд тактик в отношении как Прибалтики в целом, так и к отдельным странам данного региона;
2) Требуется вывести знание экономических и политических проблем Латвии, Литвы и Эстонии на новый уровень, позволяющий не только сформировать комплекс целей и задач России в Прибалтике, но и дать реальный краткосрочный и долгосрочный прогноз развития политической ситуации в данном регионе;
3) Требуется внедрить в сознание российского политического класса понимание, что проводить в прибалтийских странах чисто экономическую политику невозможно – в любом случае российские деловые интересы в данном регионе связаны с критически важными для этих стран сферами экономики, что требует мощного внешнеполитического и внтуриполитического (внутри самих Латвии, Литвы и Эстонии) обеспечения.
4) Безусловно, выход России на среднегодовые темпы роста ВВП в 7 -7,5% объективно решит многие проблемы с развитием экономических отношений с прибалтийскими странами. С выходом ВВП России к 2 трлн. долларов США (2014 г.) в экономическую орбиту России будет ощутимо втянута большая часть Украины, Белоруссия, западная и северная часть Казахстана с развитием жесткой конкурентной борьбы с Китаем. Прибалтике не удастся уйти от данных центробежных экономических процессов в Восточной Европе.

Подготовил Владимир СИМИНДЕЙ
05.03.2008


           

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©