НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
ДМИТРИЙ ЛИНТЕР: В АРСЕНАЛЕ ЭСТОНСКИХ ВЛАСТЕЙ – ДАВЛЕНИЕ И ПРОПАГАНДА
интервью с одним из лидеров «Ночного дозора»
- Вы более полугода находились в заключении и были оторваны от информации, каков ваш «свежий» взгляд на ситуацию в Эстонии?
- Действительно, после выхода из тюрьмы было ощущение, что мир стал другим, целые слои событий приходилось изучать, как учат историю. Честно говоря, меня удивило то, какой международный резонанс получили апрельские события в Эстонии и то, насколько близко к сердцу приняли их россияне, как активно отреагировала на них официальная Россия. Конечно, реакция получилась несколько запоздалой, мы не смогли защитить наши общие интересы. Вопрос в том, сможем ли мы вместе извлечь уроки из негативного опыта.
- А если говорить именно о ситуации в Эстонии?
- Через несколько дней после освобождения я сделал для себя вывод, что ситуацию можно обозначить одним словом - «пат». Не победил никто. Да, правительство Эстонии смогло разрушить мемориал советским воинам на площади Тынисмяги в Таллине, но реакция людей, особенно цветочный протест 9 мая, показал, что сломить русский дух в Эстонии не удалось. Русские продолжают свой протест и сегодня - они просто перестали общаться с эстонцами, вернее с национально озабоченной властью. Усилия властей по возобновлению общения поддерживают только отдельные малочисленные организации, раньше прикормленные властью и не имеющие поддержки в массах. К тому же модель «диалога», предложенная эстонскими властями, подразумевает усиление эстонификации. Отчужденность, отсутствие диалога между национальными общинами создает в Эстонии вакуум, который может превратиться в своего рода «вакуумную бомбу». Впрочем, еще раз подчеркну, что протест тихий, русская община как бы замерла. И, возможно, активизируется после того, когда эстонский суд вынесет решение по делу «Ночного дозора». По обвинению нас в организации массовых беспорядков в апреле.
- Почему после решения суда?
- Сегодня еще не очень понятно, насколько далеко готовы зайти власти и эстонское общество в дальнейших действиях, сохраняется надежда на возможность отстаивания своих прав легальными методами, поэтому решение суда определит дальнейшую стратегию поведения русских в Эстонии. Если нас осудят по политической указке властей, то это будет одна стратегия, если нас оправдают, то будет продолжение борьбы с теми политическими силами, которые находятся у власти в Эстонии, в рамках права и закона. Причем выбор стратегии каждый русский Эстонии будет принимать для себя сам, как прошлой весной он сам принимал решение приходить к Бронзовому солдату или нет. После решения суда из массы таких решений сформируется общий вектор взаимоотношения 30% жителей с эстонским государством, что и определит судьбу Эстонии.
- Каким может быть этот вектор?
- Материалы следствия, представленные в суд, внушают уверенный оптимизм. Осудить по тому, что там написано, могут только при абсолютно тоталитарном режиме, а внимание к процессу, как со стороны жителей Эстонии, так и в России и странах Евросоюза усиливается. Мне искренне жалко судью, которая находится под мощным давлением со стороны агрессивного националистического большинства, но вынуждена выносить решения согласно закону, так как процесс широко освещается.
- Значит, ход судебного разбирательства вас устраивает?
- Процесс приостановлен на допросе Марка Сирыка и будет продолжен в мае. Были допрошены Дмитрий Кленский и Максим Рева. Я заявил об отказе в даче показаний. Данное заявление было обусловлено тем, что не были приняты и приобщены к материалам судебного следствия 13 ходатайств, посланных мною из Таллинской тюрьмы в Государственную прокуратуру во время предварительного заключения. В данных ходатайствах я просил приобщить к материалам суда факты давления на меня со стороны следствия и нарушения моих прав. Данные ходатайства были заявлены в первый день в начале судебного заседания еще в январе. Судья, не рассмотрев их по существу, не приобщила их к делу. Позиция суда очевидна. Суд хочет дистанцироваться от любых рассмотрений ошибок, нарушений и каких либо элементов давления, оказанных следствием. При этом выполнение политического заказа на осуждение нас не может быть осуществлено в связи с очевидной слабостью позиции обвинения. Стоит отметить и то, что прокуратура заявила о смене обвинителя, и с мая месяца обвинение будет поддерживать другой прокурор (и с нашей точки зрения, и с точки зрения защиты гораздо более компетентный и подготовленный).
- Какова ваша позиция и позиция защиты?
- Мы настаиваем на нашем полном оправдании. Позиция моего адвоката - Леонида Оловянишникова, который стал как бы старшиной адвокатов: обвинение не соответствует статье, дела нет, его не нужно было доводить до суда. Он выступает против политизации судебного процесса, но за как можно более широкое его освещение в СМИ. Владимир Садеков, адвокат Максима Ревы и Марка Сирыка, ведет абсолютно согласованную позицию с Леонидом Оловянишниковым.
Александр Кустов, адвокат Дмитрия Кленского, придерживается другой стратегии - он считает, что нужно использовать все возможности для демонстрации различных трактовок и комментариев в ходе судебного следствия.
- Как вы оцениваете стратегию обвинения?
- Позиции обвинения слабые. Обвинение пытается использовать наличие у нас определенной гражданской позиции для дальнейшей трактовки как умышленно антиправительственных действий: интервью прессе, раздачу листовок и нашу переписку. Обвинительный акт составлен как пропагандистский материал. Поэтому, чем больше прокуратура проигрывает позиции в суде, тем сильнее оказывает давление на наше окружение Полиция безопасности (КАПО). Скорее всего для поддержания необходимого имиджа СМИ, поддерживающие эстонское государство, будут приглашаться на самые неприятные моменты и высказывания, которые будут озвучиваться в суде. В остальном эстонские СМИ стараются не вникать в суть процесса, а придерживаться правительственной линии на дискредитацию и маргинализацию «Ночного дозора» и обвиняемых.
- То есть давление на вас и ваше окружение со стороны эстонских спецслужб происходило во время следствия и продолжается во время суда?
- В течение первых месяцев заключения меня под стражей КАПО оказывало косвенное давление через сокамерников и условия содержания. Целью давления было желание установить мою «связь» с российским посольством, «приписать» мне провоцирование на обострение ситуации 9 мая, дальнейшие планы сопротивления властям. Во время моего нахождения под стражей были проведены различные оперативные мероприятия в отношении меня. Сейчас происходит активная травля членов «Ночного дозора», которым не предъявлено обвинение.
- Есть ли у вас надежда на победу в судебном процессе в таких условиях?
- Смотря что считать победой. Снятие обвинения - наиболее целесообразный выход из ситуации для обвинения. Это может произойти уже в сентябре- октябре. Мы же будем настаивать на рассмотрении дела по существу, на допросе свидетелей защиты. Не исключено, что процесс может продолжаться и далее, примерно еще полтора-два года. И мы готовы к этому.

Беседовал Виктор КОЛЫВАНСКИЙ
19.03.2008


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©