НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
МАСУД БАРЗАНИ В ПОГОНЕ ЗА СВОЕЙ МЕЧНОЙ
политпортрет
Де-юре курды, несмотря на многовековую борьбу и насыщенную богатыми событиями историю, не имеют своей государственности. Проблеск надежды на создание собственного государства у этого народа появился после окончания Первой мировой войны, когда по инициативе Англии и Севрскому договору планировалось создание независимого Курдистана. Но от этой идеи Лондон по разным причинам отказался.
После операции «Буря в пустыне» в 1990 году курды попытались воспользоваться военным поражением Саддама Хусейна и организовали широкое наступление на севере Ирака. Однако эта операция закончилась полным провалом. В результате в дело вмешался Совет Безопасности ООН, который запретил иракской армии находиться на территориях севернее 36 градусов северной широты, т.е. там, где проживает основная масса иракских курдов. Контроль за выполнением этого решения взяли на себя США, Великобритания и Франция.
В 1998 году, при посредничестве администрации Билла Клинтона, были заключены так называемые Вашингтонские соглашения. Суть их состояла в том, что две ведущие партии иракского Курдистана объявили о намерении создать на севере страны коалиционное правительство и парламент. Также предусматривалась организация совместной борьбы против Рабочей партии Курдистана (РПК), возглавляемой Абдуллой Оджаланом. Однако эти соглашения так и остались на бумаге. Барзани и Талабани так и не смогли договориться между собой. Правда, их организации все-таки начали борьбу с РПК.
Новый этап в истории Курдистана начался в 2003 году после свержения в Ираке Саддама Хусейна. А когда 30 января 2005 года состоялись выборы в иракский парламент, местные курды, которых в этой стране насчитывается от 4 до 6 миллионов, заявили, что начался еще один важнейший этап в их борьбе за становление иракского Курдистана. Тем более, что им удалось провести на пост президента Ирака своего кандидата Джаляля Талабани, а лидер Демократической партии Курдистана Масуд Барзани стал губернатором иракского Курдистана. Таким образом, фактом стало то, что иракские курды превратились во влиятельных игроков в иракской и региональной политике.

Призрак независимого Курдистана

Когда в мае 2006 года на севере Ирака было сформировано новое правительство, для аналитиков было очевидно, что речь идет о событии не только регионального значения. Курды решили объединиться. Представители двух основных курдских партий Ирака - «Патриотический союз Курдистана» (ПСК) во главе с Джалялем Талабани и Демократической партии Курдистана (ДПК) под руководством Масуда Барзани - поделили между собой портфели в правительстве, которое возглавил 40-летний Ничирван Барзани, племянник лидера ДПК Масуда Барзани.
Масуд Барзани - человек с интереснейшей биографией. Он родился в 1946 году в семье генерал-майора Мустафы Барзани, руководителя самопровозглашенной в 1946 году Мехабадской Курдской республики. После ее падения вместе с отцом находился в эмиграции на территории СССР; в 1958 году вместе с остальными членами семьи Барзани переселился в Ирак. В возрасте 16 лет вступил в Курдскую демократическую партию Ирака, принимал участие в курдском вооруженном восстании 1961 – 70 г.г. В 1970 году. участвовал в переговорном процессе по подписанию соглашения о прекращении огня с правительством Ирака. В 1978 году. пережил попытку покушения в Вене. В марте 1979 года. после смерти отца был избран председателем партии. По оценке аналитиков, считается не только одним из наиболее влиятельных военно-политических лидеров курдского региона Ирака, но и хорошо информированным политиком относительно практически всех нюансов ситуации на Ближнем Востоке. «Позвольте мне вам сказать, что политика намного более трудное дело, чем война, - рассказывал Масуд Барзани журналистам. - В политике намного больше фронтов».
Поэтому не удивительно, что Масуду Барзани удалось по максимуму «выжать» из ситуации, сложившейся в Ираке после его оккупации войсками США и их союзников. Именно благодаря его усилиям в новой иракской Конституции зафиксировано практически все, чего добивались курды, а именно, гарантировано наделение курдской автономии полномочиями, которые, по оценке специалистов, близки к статусу суверенного государства. Причем любопытно, что по утверждению близких к Масуду Барзани лиц, некоторые наиболее критически важные положения Конституции обсуждались под портретом Мустафы Барзани, отца Масуда Барзани, лидера партизан, который основал в 1946 году Демократическую партию Курдистана.
Новая Конституция Ирака признает полунезависимый статус Курдского региона, которым он обладает с 1991 года, когда жестокие карательные операции Саддама Хусейна заставили Соединенные Штаты установить зону безопасности на севере Ирака. Единственной уступкой, которую сделали курды в ходе переговоров по Конституции, был отказ от пункта, который бы разрешал Курдистану при определенных обстоятельствах отделиться от Ирака. Но курдские лидеры заявляют, что рассматривают это положение Конституции как чисто символическое. «В последние десятилетия произошло много перемен в мире, которые дали многим народам независимость, -заявил Масуд Барзани. – Не будет удивлением, что мы увидим такие перемены и в нашем регионе».
Следует отметить, что Барзани обычно старается без повода не делать громких заявлений. Как правило, он пытается осторожно выбирать слова, чтобы не задеть ни соседних турок и иранцев, в чьих странах есть многочисленные курдские меньшинства, ни американцев. Но это не исключает наличия у Барзани долговременных целей. Поэтому вопрос о том, куда в действительности движется иракский Курдистан, приобретает уже важное практическое значение.
Официально Масуд Барзини, точно так же, как и другие лидеры иракских курдов, заявляет, что главная линия в их политике состоит в том, чтобы Курдистан оставался частью Ирака в статусе региона будущей федеративной республики. Делается это, скорее, по тактическим соображениям, поскольку иракские курды понимают: Турция, на территории которой проживает многомиллионная курдская диаспора, не потерпит возникновения курдского государства, которое могло бы стать началом ее краха. Во-вторых, арабы тоже и думать не желают о возможности образования на Ближнем Востоке в любой форме курдского государства. В иракском Курдистане понимают, что при определенных условиях усилия турок и арабов могут быть объединены против курдов. Поэтому присутствие американских вооруженных сил в Курдистане рассматривается ими как щит, необходимый для защиты от реальных и потенциальных угроз.
Но это сейчас. Если американцам не удастся в Ираке удержать ситуацию, то эта страна достаточно бысторо, если не моментально, распадется на три территориальных части: шиитский юг, суннитский центр и курдский север. Вот тогда события не только в иракском Курдистане, но и на всем Ближнем Востоке станут развиваться по наиболее «захватывающему» и глобальному сценарию.

В центре «большой игры»

В свое время Советский Союз в борьбе с Западом стимулировал сепаратизм курдов в разных странах. Сначала в 20-е годы в Закавказье был создан Красный Курдистан (Курдский национальный уезд с центром в г. Лачин - Азербайджан). Правда, в 30-е годы Красный Курдистан был ликвидирован. В 46-м курды вновь получили свое государство - Мехабадскую Республику, но быстро его лишились.
Как писал в своих мемуарах известный разведчик Павел Судоплатов, Мустафа Барзани (отец Масуда Барзани) был достаточно умен, чтобы понять: будущее курдов зависит от того, как удастся сыграть на противоречиях между сверхдержавами, имеющими свои интересы на Ближнем Востоке. Судьбу Курдистана в Кремле, как, впрочем, и в Лондоне, и Вашингтоне, никогда не рассматривали с точки зрения национальных интересов курдов. «И Запад, и нас интересовало одно - доступ к месторождениям нефти в странах Ближнего Востока», - отмечал в этой связи Судоплатов.
Курдской проблемой занимался и главный идеолог ЦК КПСС Суслов. Он обещал Барзани всестороннюю поддержку в борьбе за автономию только ради того, чтобы с помощью курдов свергнуть шейха Нури Сайда в Ираке. Американцы, со своей стороны, также обещали Барзани поддержку, чтобы с его помощью свергнуть проанглийское руководство в Ираке и заменить его своими ставленниками, но в критический момент заняли выжидательную позицию, договорившись с англичанами. Так что опыт взаимодействия с «великими державами» у курдов есть. И он не вселяет в них оптимизм.
Сейчас же, если США покинут Ирак, то наступит качественно новая фаза борьбы курдов за создание своей государственности. По мнению известного азербайджанского политолога Зардушта Ализаде, в принципе США могут пойти на создание курдского государства на территории Ирака для того, чтобы в корне изменить ситуацию не только в регионе, но и в мире в целом. Поэтому не случайно курды внимательно следят за геополитическим эффектом, последовавшим в мире после одностороннего провозглашения независимости Косово. Они понимают, что Вашингтон пошел на пересмотр всей системы международного права, что может дать курдам определенный шанс.
Не случайно лидеры Турции мечутся в поисках «адекватной реакции» на случай «побега» США из Ирака. Анкара, оценивая подобные возможные действия США как «предательские», активизировала свои отношения с исламским миром, Россией, Ираном. Она осознает, что противостоять курдскому фактору, получившему неожиданную поддержку некогда турецких союзников в лице США и Израиля, можно только в сотрудничестве с Ираном и Сирией, которым также невыгодно появление независимого Курдистана. Правда, сами Иран и Сирия возможное достижение независимости иракского Курдистана и, как следствие, конфликт, который последует за этим между Турцией и США, могут расценивать и как важную тактическую победу над Вашингтоном. Одним словом, иракским курдам все же удалось оказаться в эпицентре новой глобальной интриги, с исходом которой они получают возможность реализовать некоторые свои исторические цели.
Курды, конечно, могут и на сей раз обмануться в своих ожиданиях. Но фактом является то, что сегодня они как никогда близки к достижению своей исторической цели. Поэтому их заклинания типа «Ирак должен остаться единым» мало кого вводят в заблуждение. Все ждут развязки, которая, возможно, последует в скором времени.

Виктор ГАДЖИЕВ
26.03.2008

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©