НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
ИГОРЬ ЮРГЕНС: РОССИЯ ДОЛЖНА СТАТЬ ОДНИМ ИЗ МИРОВЫХ ЛИДЕРОВ В ОБЛАСТИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
интервью
Представляем нашим читателям беседу «РВ» с председателем правления недавно созданного Института современного развития, вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Игорем Юргенсом.

- Игорь Юрьевич, не могли бы вы рассказать о только что возглавленном вами Институте современного развития, о его задачах и перспективах развития.
- Институт современного развития возник на базе Центра развития информационного общества, который в свою очередь был создан после принятия Россией Декларации об информационном обществе, которую подписал Владимир Путин в 2000 году. В какой-то момент РИО-Центр перерос рамки центра, занимающегося исключительно информационно-коммуникационными технологиями. Постепенно он стал, как принято сейчас говорить, «фабрикой мысли» более широкого профиля. На базе РИО-Центра, учитывая тот высокий уровень экспертизы, который он демонстрировал, расположился экспертный совет по национальным проектам, который возглавил первый вице-премьер Дмитрий Медведев.
Видимо, работа, осуществлявшаяся в рамках общественной экспертизы (причем два раза подчеркну – общественной) национальных проектов, понравилась, и к нам поступило предложение преобразовать РИО-Центр в еще более широкого спектра мозговой центр, который в своих исследованиях охватывал бы проблематику как внутреннего развития страны, так и внешнеполитического позиционирования России.
Сам Дмитрий Анатольевич согласился стать председателем попечительского совета Института современного развития. После состоявшихся президентских выборов первой серьезной пробой пера была наша конференция, если хотите, «мозговой штурм» по проблемам финансового кризиса на мировых площадках и их последствий для России. Мероприятие удалось и было исключительно интересным. На нем выступили как ведущие отечественные, так и западные специалисты в области финансов. Практические выводы, к которым пришли участники, видимо, пригодятся представителям исполнительной власти в их работе.
Теперь перед нами стоят значительно более широкие задачи, сверстан план на первый год. В нем много вопросов, от позиции России в связи с предстоящим проведением «большой восьмерки» в Японии, осмысления проблем российского среднего класса и соответственно возможной корректировки социально-экономической политики до вопросов более философского, если хотите, значения. Таких как – какая демократия нужна нашему государству, в каких формах она будет развиваться, что для этого должны делать государство и гражданское общество.
Планы большие, наша экспертная «площадка» должна охватывать все элементы гражданского общества, вовлекать в обсуждение проблем максимальное количество политологов и специалистов. Напомню, что книга, которую выпустил Центр накануне выборов и которая, возможно, пригодилась избранному Президенту, называлась «Коалиция ради будущего». В этом шестидесятистраничном издании были охвачены различные сценарии экономического развития России. От модернизационного, на котором остановился Дмитрий Медведев, обозначив его как четыре «И», до мобилизационного, который, возможно, по вкусу некоторым слоям нашего общества, представители которых считают, что мы в кольце врагов.

- Можно ли сказать, что создание подобного института является частью некой тенденции превращения России «энергетической» в Россию «информационную», базирующуюся на современных достижениях в области информационных, научно-исследовательских и медиатехнологий?
- Если нам суждено оставаться Великой Державой, а таковой мы хотим быть как по историческому наследию, так и по архетипу, то у нас нет другого пути, как на те средства, которые мы получаем от наших природных ресурсов, развивать экономику знаний, экономику новых информационных и коммуникационных технологий. Нам необходимо попасть в ту категорию стран, которые являются законодателем мод в области технологий в этом глобальном мире.
Хотел бы подчеркнуть одну мысль, заключающуюся в том, что сама по себе высокая обеспеченность углеводородами и другими полезными ископаемыми – это наше счастье. Однако следует отметить, что новые технологии, экономику знаний необходимо применять и в сфере более глубокой переработки тех же углеводородов, тех же металлов, древесины. Нам необходимо отойти от зависимости от экспорта ресурсов в «сыром» виде, и мы, кстати, уже от этого отходим.
Когда иногда в СМИ или в поверхностных дискуссиях люди говорят: «Ах, голландская болезнь, ах, проклятье углеводородов», Это неправильно. Сырьевые ресурсы дали нам выжить, даже когда мы их поставляли, да и поставляем в «сыром» виде. Глубокая же их переработка – это экономика будущего.

- По вашему мнению, имеет ли Россия шанс и возможности сделать рывок по пути модернизации? И что для этого в первую очередь необходимо?
- С моей точки зрения, для этого нужно модернизировать само общество, его политическую и социальную систему. Необходимо строительство институтов развития, а не простых схем по созданию программ и их финансированию с выходом на конечный результат, обозначенный в миллионах тонн или кубометрах. Институты развития гражданского общества, институты развития в области экономики, политические институты – вот что надо создавать для того, чтобы мы зависели не от внешней коньюнктуры, а развивались поступательно в соответствии с чаяниями нашего населения. Под институтами экономического развития подразумевается свободная конкуренция, право собственности, демонополизация очень многих сверхмонополизированных областей и, в первую очередь, государственных монополий, расширение предпринимательской активности, снижение административных барьеров и многое другое, что делает экономику гибкой и инновационной.
В области строительства гражданского общества необходимы организация общественного диалога, выращивание в своеобразных «социальных инкубаторах» людей политически и социально активных, борющихся за свои права, развитие неправительственных организаций. В области политической, так же как и в области экономической, тупиковым вариантом является отсутствие конкуренции. Необходима борьба идей между рядом партий, которые, регулярно сменяя друг друга, представляют резерв государственности при разочаровании населения в той или иной стратегии. А это снижает риски развития всей системы.
Вот такие методы, заключающиеся в создании институтов развития, а не оцениваемых в физических величинах программ, на мой взгляд, являются основными при достижении целей модернизации. И именно ради этого возможно создание различного рода коалиций, «коалиций ради будущего».

- Как Владимир Путин, так и Дмитрий Медведев одним из непременных условий проведения модернизации обозначили необходимость улучшения работы и повышения эффективности государственного аппарата. Как вы думаете, что необходимо для этого предпринять?
- У нас бывали попытки административных реформ, более удачные или менее удачные. В советские времена регулярно проводились сокращения аппаратов, поскольку они имеют тенденцию к самовоспроизводству. Сейчас бюрократия существенна. Количественно, мне кажется, она превышает уровень Советского Союза. Это тяжелая ноша как для бюджета, так и для экономической эффективности.
Какой вариант мы изберем для совершенствования бюрократической системы, мне трудно сказать. Наиболее передовые страны идут как по пути создания электронных правительств, когда нажатием одной кнопки гражданин может через Интернет добиться ответа на любой вопрос по поводу деятельности государственной машины, так и по пути большей открытости, создания различного рода советов при ведущих министерствах и ведомствах, сокращения распорядительно-контрольных функций чиновников. Сказав это, я не могу не отметить и то, что хорошее чиновничество – это абсолютно необходимое условие защиты государства и обеспечение интересов общества, такое же, как наличие разделения властей, существование сильной судебной и правоохранительной системы, армии.

- Сейчас многие проводят не то что аналогии, но допускают сравнения нынешнего положения в России с ситуацией, сложившейся в нашей стране и вокруг нее сто лет назад. Тогда Россия рвалась по пути модернизации. Как тогда заявляли, России необходимо было несколько десятилетий «мира и спокойствия». Но их-то у нашей страны не оказалось. Внешние обстоятельства сложились так, что Россия вступила в войну, которая закончилась для нее катастрофой. В этой связи как бы вы охарактеризовали сложившуюся в настоящее время для России внешнеполитическую обстановку? И не повлияет ли она на внутриполитические процессы в России?
- Безусловно, повлияет. Да и уже влияет. Обстановка непростая. У России есть реальные озабоченности поведением соседей, которые, как мы считаем, ведут себя так не из-за того, что такая линия нужна народам, населяющим эти соседние страны, а из-за того, что это выгодно ряду более отдаленных держав. На наших глазах происходит и распад системы международного права.
Да, время трудное. Да, мы вступили в конкурентную борьбу на мировой арене, став седьмой экономикой мира. И конкуренция будет жесткой. Но при правильном объяснении наших позиций, с одной стороны, и при принятии правильных решений в отношении конфликтных ситуаций, с другой, мы многого можем избежать.
Аналогия столетней давности и сравнения с ситуацией перед началом Первой мировой войны хороши. Они дают нам ответ на многие вопросы нынешнего времени. Если бы тогда царь и властные структуры, а также окружавшие двор лоббисты, представители крупных финансово-промышленных групп не были бы заинтересованы в войне, она бы не состоялась. Или если бы царь принял решение усмирить гордыню насчет Константинополя или по поводу помощи братьям-сербам и занял бы более прагматичную позицию и не стал бы вступать «не в свою войну», то мы бы избежали крупнейшей катастрофы. В этой связи, кстати, напомню, что Первая мировая началась на чужой территории и абсолютно не за наши кровные интересы.
Вот и сейчас необходимо не поддаваться на провокации. Надо пытаться решить вопросы в треугольнике равноудаления или равноприближения к трем мировым центрам, находящимся у наших границ – США, ЕС и Китай. И возможность для маневра здесь всегда есть. Надо учиться маневрировать, отстаивая, таким образом, свои интересы. Думаю, что сложившаяся ситуация, которая внешне выглядит сложной и имеющей тенденцию к еще большему усложнению, тем не менее имеет варианты решения.

- В этой связи как вы оцениваете произошедшее одностороннее провозглашение независимости Косово? Какова должна быть, по вашему мнению, линия реагирования России на это событие?
- Начнем с того, что, безусловно, признание независимости Косово вне рамок ООН и попытка наведения там порядка вне контекста международного права, а в рамках модели, ассоциирующейся с правом силы, это шаг неправильный. Это шаг, который в долгосрочном плане нуждается в коррекции. Но рассчитывать на пересмотр этой ситуации, только исходя из соображений справедливости, так, как она видится нам, из России, из Китая, из ряда других стран, которые выступили против признания независимости Косово вне рамок международной системы права, тоже, наверное, сейчас достаточно сложно. В настоящий момент у нас нет ни сил, ни ресурсов, чтобы добиться устраивающего нас решения. Настаивание «любой ценой» на своей правоте как раз и было бы аналогией ситуации, сложившейся перед Первой мировой войной. Но еще раз вернусь к первой своей мысли – косовская проблема решена неправильно, а все, что решено неправильно – не решено. Сейчас же мы заняли, на мой взгляд, прагматичную и оправданную позицию.

Беседовал Дмитрий ЕРМОЛАЕВ
09.04.2008


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©