НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Кредо Демурина
Почти тридцатилетнее участие в осуществлении внешней политики СССР и России в качестве журналиста, дипломата и оппозиционного политика дают право Михаилу Демурину на свои собственные широкие политические и философские обобщения. Пройденная им дистанция - от борьбы с «остатками» влияния бывших колониальных империй в Африке до работы по сохранению достойных позиций России на пространстве бывшего СССР - таков диапазон действий нашего собеседника.

- Многие говорят о вас как о человеке, отличающемся не только своими неординарными суждениями, но и способностью к поступкам. В апреле прошлого года вы подали рапорт о своей отставке в связи с несогласием с линией МИДа на балтийском направлении. Почему?

-Дипломатией я занимался 23 года, а внешней политикой в широком смысле - 27 лет. Начинал, еще будучи студентом, в политическом еженедельнике «Новое время». Потом работал по некоторым проектам, в том числе по линии международного отдела ЦК, с португальским языком в португалоговорящей Африке. В частности, выезжал в 1980 году с группой специалистов Госплана в Мозамбик. С 1982 года - в МИДе.

То есть в моей жизни было немало разных сюжетов, связанных с политикой и дипломатией. Поэтому я отдаю себе отчет в том, что дипломатия - это не всегда правда и это не та сфера деятельности, в которой, в большинстве случаев, можно действовать по принципу «жить не по лжи». Другими словами, дипломатия - это искусство многогранное и делается она разными способами. Иногда возможны скрытые ходы, ухищрения, откаты назад и т.д. В то же время жизнь и политическая практика - это всегда диалектика, и бывают исключения, которые, однако, подтверждают правило. То, что произошло со мной в прошлом году, - именно такое исключение. В марте прошлого года сошлись несколько векторов, и что-то мне подсказало, что в целях положительной перспективы нашей политики на балтийском направлении нужно было принять именно такое решение. А именно: уйти в знак несогласия с конкретными шагами, которые тогда готовились, и получить новую площадку для того, чтобы свободно критиковать то, что считаю вредным для страны.

- Насколько я понимаю, речь шла о несогласии с конкретными личностями, а не о согласии с концептуальной позицией изменения нашей внешней политики на балтийском направлении.

- Нет, персонификации здесь не было. Было другое. Недавно в одной из своих статей я подчеркнул важный момент: мы должны отказываться от частных интересов, которые присутствуют во внешней политике нашей страны, и должны действовать на общенациональной платформе, на основе общенационального консенсуса. Такой общенациональный консенсус по прибалтийским делам в нашем обществе на рубеже 2004 года имелся, но отдельные российские политики, включая и некоторых высокопоставленных лиц в Администрации Президента России, стали вести дело к тому, что этому консенсусу полностью противоречило. Именно с этой линией и было связано назначение в Ригу нового посла России В.И.Калюжного.

А тому, что произошло в марте 2005 года, у меня объяснение такое. Прорабатывались параметры политического торга с американцами на Братиславском саммите, решался вопрос, что и за что мы должны отдать. И в тот момент люди, которые хотели создать политически благоприятную среду для своих проектов в Прибалтике, как мне представляется, сказали: «Владимир Владимирович, а в общем-то, этот балтийский сюжет - права соотечественников, историческая правда и т.п. - он не такой уж серьезный, не так все это и важно. В конце концов, может быть, даже и хорошо, если там будет такой вот позитив. Давайте мы пойдем навстречу американцам, протянем по их просьбе руку дружбы прибалтам, подпишем эти пограничные договоры, откажемся от двусторонних политических деклараций, и проблем для страны не будет». И Президент им поверил.

Но на самом деле проблемы для страны выявились огромные. Это стало очевидно потом. Прежде всего, была показана непоследовательность в действиях и шарахания власти. Помните, как все закончилось? С Латвией - их односторонней политической декларацией с выдвижением нам территориальных претензий. С Эстонией - нашим отказом от уже подписанного договора, так как эстонцы обманули и выдвинули территориальные претензии уже на стадии ратификации подписанного документа. А ведь изначально было ясно, что прибалты обманут.

Я почувствовал, что надо сделать что-то резкое, чтобы остановить эту порочную логику, не дать нам вкатиться в 9 мая с подорванной и недостойной позицией на прибалтийском фронте. Думаю, все-таки кое-что в этом плане сделать удалось.

В контексте различного рода инициатив, которые начали появляться еще осенью 2004 года, относительно проведения каких-то российско-балтийских встреч, на которых возможно достижение договоренностей по всем или большей части вопросов, составляющих конфликтную основу наших отношений, присутствовала еще одна порочная логика. Суть ее - мы вот выступим с каким-то предложением, прибалты откажутся, а мы тогда западникам скажем: видите, мы же им протягиваем руку дружбы, а они отказываются. То есть мелкий политический блеф. Всегда считал и считаю, что для такой солидной страны, как Россия, это несерьезно. Это маленькая страна может кому-то демонстрировать себя в выгодном свете с помощью блефа. России не перед кем себя показывать ни в выгодном, ни в невыгодном свете. Нам просто надо действовать, исходя из своих национальных интересов.

Вот этот комплекс причин и побудил меня тогда принять такое решение. При этом, не буду скрывать, я преследовал еще одну цель. Она заключается в том, что в нашем обществе в наших сегодняшних обстоятельствах нужно восстанавливать элементарные принципы политической морали, да и обычной морали, и просто чести государственных служащих.

- Можно ли таким личным примером что-то изменить в нашем обществе? Как вы оцениваете перспективы развития нашего общества, страны?

- В моей жизни большую роль сыграл известный литературный критик В.Я. Лакшин. Еще молодым человеком я читал взахлеб его критические статьи о Солженицыне и Булгакове. А на закате перестройки и в преддверии того, что у нас произошло в 1990-м и последующих годах, был, не помню уже, какой, юбилей Альбера Камю. И Лакшин написал замечательную статью, которая для меня послужила прологом всей моей жизни и работы, начиная с 1991 года. Это было критическое эссе о романе «Чума». Помните его сюжет? Чума охватила город. Перспектив выжить нет. У молодого человека-журналиста остается последняя возможность из этого города уехать. Но он остается со своим другом, врачом, и борется до конца. Не потому, что это приведет к победе, и не потому, что он что-то умеет делать лучше других, а потому, что бороться, облегчать чужие страдания - это по-человечески. А бросить друга - нет. Он не может иначе существовать в этом мире. И чума, как вы помните отступила. Вот такой экзистенциализм мне по душе. Да и нашему обществу он пошел бы во благо.

Будем жить по-человечески, ощущая в себе искру Божию и познавая Его замысел о нас, и все со страной будет в порядке.

- Давайте поговорим о наших соотечественниках за рубежом. Есть два определения. Первое - так называемые русскоязычные. И второе - это бывшие граждане Советского Союза. Какого из этих определений вы придерживаетесь?

- Я стою на позиции, что мы в первую очередь защищаем интересы страны. Поддержка соотечественников по большому счету - в интересах страны. Но она вторична.

Сейчас я переосмысливаю то, что и как мы должны делать для соотечественников. Что я имею в виду? Я всегда боролся за то, чтобы соотечественникам были созданы максимально благоприятные условия для закрепления там, где они сейчас живут. Нам в этом удалось достичь определенных результатов, в том числе в Латвии. В середине 1990-х годов в этой стране мы имели разброд и шатания среди русских. И толком защитить своих прав они не могли. А сейчас мы имеем там сильную русскую общину.

- Единственную в этом смысле русскую общину за рубежом России.

- Да. И сформировалась она, в том числе, на фоне и в результате жесткого давления России на латвийские власти в 1997 - 2003 годах.

Но надо сказать, что сейчас, с точки зрения российского политика, я думаю: а может быть, нужно было наоборот тогда большие силы приложить к тому, чтобы стимулировать приток соотечественников в Российскую Федерацию? Потому что сейчас необходим максимальный приток соотечественников в нашу страну.

Важно сделать как можно более благоприятным законодательство для переселения (я категорически против термина «репатриация»), именно переселения наших соотечественников из всех стран постсоветского пространства, в том числе из Латвии, Эстонии, из Литвы. Приток тех, кто хочет переехать в Российскую Федерацию, открыть здесь новые для себя возможности, надо стимулировать. Причем надо очень четко определить эти стимулы, не только финансовые, обеспечить, чтобы люди, которые будут готовы поехать и поселиться в России, были информированы о возможностях на местах.

Теперь о том, кто такие соотечественники. Это в первую очередь оказавшиеся и проживающие сегодня за рубежом представители коренных народов Российской Федерации. Глубоко убежден, однако, что не следует забывать и о представителях других народов, с которыми мы жили бок о бок в бывшем СССР. За исключением тех, кто сами не хотят считать себя нашими соотечественниками. Например, в Латвии среди латышей или в смешанных семьях есть большая прослойка людей, которые любят Россию, русскую культуру и ценят те возможности, которые она предоставляла для их личного развития и профессионального роста. С другой стороны, среди русских в Латвии существует прослойка людей, так сказать, ассимилированных, которые просто не хотят себя считать нашими соотечественниками. Ну и - Бог им судья.

- Государственная Дума приняла решение о выделении достаточно больших средств, до миллиарда рублей, на помощь соотечественникам. Что нужно сделать, чтобы эффективно использовать эти средства?

- Думаю, лучший вариант - выдача субсидий конкретным переселяющимся людям. Размер - в зависимости от того, куда они переселяются на территории России. Помнится, в какой-то момент, в 1999 - 2000 году, при активном вкладе представителя Федеральной миграционной службы в Риге Т.В.Шлычковой заработала более или менее разумная схема: появились первые запросы из России на определенные профессии с предоставлением жилья, с гарантиями зарплаты. Поэтому первое, что нужно сделать, - это разработать программу четкого мониторинга ситуации с рабочей силой в регионах, стимулирования переезда людей, оплаты покупки ими жилья.

Создание общегосударственной структуры, которая будет заниматься вопросами переселения, - хороший сигнал. Хорошо, что это дело поручено помощнику Президента РФ В.П. Иванову. Все, что я знаю о действиях Виктора Петровича по прибалтийским сюжетам, показывает, что этот человек понимает суть ситуации, корни проблем и готов последовательно действовать.

Гораздо более сложная ситуация, чем в Прибалтике, у соотечественников в других странах на пространстве бывшего Советского Союза. Кого можно вывезти из Туркмении, из Киргизии, из Узбекистана, из Казахстана и кто сам хочет переселяться, надо переселять в Россию. Категорически не согласен с тезисом, что пусть лучше эти люди остаются там, где живут, пусть остаются охранять наши форпосты. Не в этом сейчас задача. Задача, как говорил А.С. Пушкин, чтобы «русское море» не иссякло.

Автор - Беседовал Дмитрий ЕРМОЛАЕВ. 

19.05.2006               

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©