НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
БАЛТИЙСКАЯ МОЗАИКА
В последние несколько лет в регионе Балтийского моря произошли кардинальные изменения. В состав Европейского Союза вступили Польша и бывшие советские прибалтийские республики, Россия вышла из состояния экономической депрессии и демонстрирует стабильно высокий рост ВВП, что заметно сказывается на положении северо-западного региона РФ и Калининградской области. Перечисленные обстоятельства делают Балтийский регион одним из наиболее динамично развивающихся в Европе.
Средний темп роста валового внутреннего продукта в странах, расположенных на берегах Восточной Балтики, превышает семь процентов в год. Опережающими увеличение ВВП темпами растет внешнеторговый оборот России, что приводит к резкой интенсификации грузопотоков, проходящих транзитом по Балтийскому морю.
Важным дополнительным фактором, положительно влияющим на регион, может стать и реализация проектов развития российского Заполярья, в частности планируемая разработка штокманского газоконденсатного месторождения шельфа Баренцева моря с одновременным строительством под Мурманском комплекса по сжижению газа  с целью его последующей поставки на североамериканский рынок. Безусловно, интересным было бы и расширение российско-норвежского сотрудничества на Севере с постепенной интеграцией западного Заполярья и при арктической части Скандинавского полуострова в мега балтийский регион. Подобная  конструкция обеспечила бы еще большую бы динамику развития в общем балтийско-скандинаво-заполярном пространстве.
Следует отметить, что, несмотря на планы развития мурманского порта, и других направлений перевалки грузов, Балтийское море в долгосрочной перспективе останется ключевым звеном транзита российского экспорта. При этом, по прогнозам экспертов, в ближайшие пять лет тоннаж российских грузов, переваливаемых через балтийские порты, возрастет вдвое. Поэтому наши балтийские коллеги могут не опасаться остаться без работы. Хотя здесь же следует отметить, что видимо и далее продолжится специализация балтийских портов в области транзита. Так, по прогнозам экспертов, порты Латвии, Литвы и Эстонии в большей степени будут заниматься перевалкой нефти и нефтепродуктов, доставляемых по железной дороге, а также сыпучих и генеральных грузов. Транзит же «трубопроводной» нефти будет  идти через Приморск.
Новым фактором экономики балтийского региона в скором времени станет уже осуществляющийся проект Североевропейского газопровода (СЕГ). При этом следует отметить, что Россия и Германия не «оставляют за бортом» СЕГ другие страны региона. Так, в рамках Энергодиалога Россия-ЕС в проект СЕГ может быть включено дополнительное ответвление на Латвию с целью использования при работе газопровода возможностей Инчукалнского  подземного газового хранилища, а также таких же резервуаров, которых можно было бы создать в районе Добеле.
Достаточно хорошие перспективы сотрудничества открываются и в сфере электроэнергетики. Так синхронизацию работы энергосистем России и Евросоюза целесообразно начинать именно в балтийском регионе. Ведь здесь с 2002 года между Литвой, Латвией, Эстонией и Россией уже действует система управляемого перетока электроэнергии в период повышенных и кризисных нагрузок. Особенно актуально данное обстоятельство станет после планируемого закрытия Игналинской АЭС в Литве.
Но, к сожалению, следует констатировать, что балтийский регион, как пограничный между Россией и Евросоюзом, достаточно подвержен изменениям геополитической коньюктуры. В этой связи уже сейчас можно выделить ряд ключевых вопросов.
Проблемным фактором для развития региона является возрастающая напряженность вокруг Белоруссии. Мы понимаем «озабоченности» западных стран по данному вопросу, но вместе с тем не считаем правильной реализуемую Европейским Союзом стратегию изоляции Минска от происходящих, в том числе в балтийском регионе процессов. Нам кажется, что более правильным решением было бы наоборот всемерное вовлечение Белоруссии в деятельность региональных структур.
Также достаточно болезненным вопросом для Москвы являются муссирующиеся даже в СМИ планы США по размещению в Польше и прибалтийских республиках своих военных баз. В условиях продолжающегося нахождения Латвии, Литвы и Эстонии вне рамочных ограничений ДОВСЕ это обстоятельство уже заставляет Россию прорабатывать адекватный ответ. При этом озабоченность Москвы можно понять. Если организацию военно-воздушными силами НАТО патрулирования прибалтийских государств еще можно обосновать необходимостью защиты их воздушного пространства, то, как объяснить, например, ту же планируемую Латвией реконструкцию на деньги альянса военного аэродрома в Лиелварде, рассчитанного на прием стратегических бомбардировщиков.
Сложившаяся вокруг калининградской области ситуация также не может не тревожить Россию. У многих создается даже впечатление, что руководство Евросоюза намеренно потакает действиям Литвы по усложнению условий сообщения калининградской области с основной территорией России. Хотя ведь именно развитие Калининграда могло бы стать  достаточно эффективным проектом в рамках взаимодействия между Россией и ЕС. Тем более что область имеет гигантский экономический потенциал.
Достаточно сложной остается ситуация и в псковской области, экономика которой после вхождения Латвии и Эстонии в Евросоюз и соответственно ограничения импорта в эти страны широкой номенклатуры российских товаров, оказалась практически «отрезанной» от балтийского региона. К сожалению, действующие в настоящий момент механизмы приграничного сотрудничества малоэффективны, носят крайне локальный характер и не могут изменить сложившегося «положения вещей».
Как видится, архитектура пространства Балтийского региона должно гармонично учитывать интересы Европейского Союза и России, а также Норвегии и Белоруссии. Только в таком случае мы можем рассчитывать на сохранение существующей динамики экономического развития региона. При этом особое внимание следует все же обратить на сохранении на Балтике и прилегающих территориях «спокойной» военно-политической обстановки.
После рассмотрения вопросов регионального уровня, пожалуй, будет уместным перейти к теме двухсторонних российско-латвийских отношений.
Двадцатый век был наиболее трагичным в истории наших стран. Предвоенная внешняя политика СССР, получившая с легкой руки Генри Киссинджера название «сталинский базар» решила важный в преддверии военного столкновения с нацистской Германией вопрос переноса границы Советского Союза на Запад, но вместе с тем оставила слишком глубокие раны на прибалтийской земле. В этой связи вопросы истории, и это надо объективно признать, еще долгое время будут доминировать в наших отношениях.
К сожалению, прошлое столетие, а именно последствия развала СССР, породили и вторую ключевую проблему российско-латвийских отношений – массовое ущемление в Латвии прав национальных меньшинств.  Горько, но ситуация в этой области не только не «выравнивается», но и наоборот с каждым годом ухудшается. В последнее время осуществлена дискриминационная реформа системы школьного образования на русском языке, появилась тенденция применения категории «лояльность» в процессе натурализации.
Что же делать? Как мы помним, концепция российской внешней политики в отношении Латвии пережила на своем веку достаточно большие зигзаги – от «пакетного» принципа, увязывающего развитие экономических отношений с решением правозащитных вопросов, до идей «начать отношения с чистого листа». Нам кажется, что более эффективным мог бы быть иной вариант – так называемая концепция «двухплоскостных отношений». То есть жесткое противостояние по ряду ключевых вопросов, где наши позиции расходятся вполне допустимо сочетать с продуктивным сотрудничеством в тех сферах, где оно возможно и главное – выгодно обеим странам. Перечень совпадающих интересов не очень широк, но он есть. Разумеется, мы могли бы постепенно начать решать и «кризисные» вопросы наших отношений. Думается, что шаги Латвии по смягчению условий реформы системы образования на русском языке имели бы однозначно положительные последствия. Так латвийское правительство могло бы вернуться к рассмотрению уже подготовленного в августе 2004 года законопроекта «О школах нацменьшинств», принятие которого существенно  снивелировало бы обстановку.
Нам кажется, что Латвия могла бы использовать и эстонский опыт предоставления негражданам права участия в муниципальных выборах, а также принятую там процедуру предоставления негражданам Эстонии статуса «неграждан Евросоюза». Конечно же, эти меры не решают проблему полностью, но все-таки достаточно существенно могут изменить ситуацию в лучшую сторону.
Хотелось бы еще раз обратить внимание латвийских коллег на идеи, высказанные в недавнем интервью «Латвияс Авизе» Президентом Финляндии Тарью Халлонен. Она, проводя параллели между положением Финляндии и Латвии, поделилась финским опытом взаимоотношений с Россией, на основе которого можно было бы выработать стратегию «финляндизации» латвийской внешней политики. Госпожа Халлонен особо подчеркнула,  что для финских политиков уверенный взгляд в будущее гораздо важнее постоянного муссирования трагических событий времен Зимней войны. Также она обратила внимание на то, что в Финляндии хорошо понимают, что российская внешняя политика всегда будет связана с вопросом обеспечения безопасности РФ, и поэтому финны учитывают «озабоченности» России в военно-политической сфере. Тарья Халлонен особо подчеркнула те положительные изменения, которые произошли в России за последние шесть-семь лет.
И, конечно же, нам надо понять, что мы живем в новом информационном обществе, где любой «ляп» политика немедленно получает широкий общественный резонанс. Так, вскользь оброненная фраза одного известного латвийского депутата (я не называю его имени, чтобы не делать ему дополнительной рекламы), что в отношении России есть только две крайности – «либо «русским в морду», либо «лизать сапоги», была моментально «растиражирована» и нанесла гигантский ущерб нашим двухсторонним отношениям. Наверное, излишни были и знаменитые пассажи «о вобле и частушках» с одной стороны и об «ослиных ушах» - с другой стороны.
Хочется нам того или нет, но мы прекрасно осознаем, что мы живем в современном обществе, где действуют жесткие законы политической жизни. Поэтому российская сторона хорошо понимает, что до осенних выборов в Сейм каких-либо подвижек в латвийской политике на российском направлении ждать наивно. Хотелось бы одного – чтобы после выборов и формирования Правительства Латвии мы не упустили еще один шанс на потепление наших отношений.
Дорога к дружеским отношениям между Россией и Латвией будет долгой и сложной. Возможно, она займет не одно десятилетие. Но начинать ее надо сегодня. И дай Бог, чтобы в будущем мы ее прошли.
Игорь ЮРГЕНС

02.06.2006   

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©