НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
НАТО ВРЕМЕН УПАДКА
последствия кризиса на Кавказе могут стать серьезным вызовом для альянса
Наверное, одно из самых главных парадоксальных последствий событий на Кавказе проявилось в том, что западные аналитики стали по-настоящему осознавать кризис в Североатлантическом альянсе. И дело тут вовсе не в том, как считает вице-президент вашингтонского Совета по американской международной политике (AFPC) Илан Берман, что поставлено под вопрос дальнейшее расширение НАТО.
Чтобы понять истинную суть идущего ныне на постсоветском пространстве сложного политического процесса, достаточно вспомнить всего один эпизод. Вскоре после развала СССР президент РФ Борис Ельцин заявил о желании вступить в Североатлантический альянс. «Если мы это сделаем, - ответил тогда главе российского государства министр иностранных дел Бельгии, - то придется делать это и для всех остальных республик. Мы не будем растворять НАТО».
Затем в марте 2000 года Президент РФ Владимир Путин в своем первом интервью иностранному журналисту Дэвиду Фросту из Би-Би-Си заявил, что, по его мнению, можно говорить о более глубокой интеграции России с НАТО, но лишь при условии, если Россию будут считать равноправным партнером. Но Брюссель не отреагировал. Североатлантический альянс осознал, что Москва поняла сценарий его действий и цели на постсоветском пространстве. После развала СССР, на первом этапе, вернуть проверенную схему взаимодействий между Москвой и бывшими советскими республиками в ситуацию, которая сложилась на территории бывшей Российской империи после прихода осенью 1917 года к власти большевиков: Москва (красная, авторитарная) и «окраинные правительства» (демократы, белые), за спиной которых стоял Верховный Совет Антанты. Поэтому выборы в России любого уровня заранее объявлялись «не демократическими», а «московский режим» (независимо от того, кто является президентом России) автоматически считался «авторитарным». Соответственно «российскому авторитарному режиму» должны быть противопоставлены «демократы окраинных правительств», которые получат поддержку со стороны Вашингтона и НАТО (вариант Верховного Совета Антанты). При необходимости – как это было в 1919 - 1920 годах во времена работы Версальской мирной конференции - поделить роли между Вашингтоном и Брюсселем, создать таким образом две главные «площадки», на которых можно было бы разыгрывать различные политические и геополитические спектакли. Применительно к сегодняшнему дню речь идет на первом этапе о попытках запутать в «общих натовских сетях» Москву, Киев и Тбилиси, а затем по-своему разводить их на лужайке Белого дома. На втором этапе необходимо было спровоцировать вооруженный конфликт на постсоветском пространстве, затем выступить в роли так называемого «мирного посредника». В случае неудачи можно было бы интерпретировать конфликт как «борьбу окраинных демократов против авторитарного центра», вынашивающего идеи «воссоздания бывшей империи».
Таков истинный политический генезис вооруженной агрессии Грузии против Южной Осетии. Не случайно Москва, почувствовав «двойной стандарт» со стороны Вашингтона и Брюсселя, быстро заявила о замораживании «до лучших времен» работы Совета Россия-НАТО. А премьер-министр Владимир Путин предложил, что в случае если европейские страны сочтут необходимым продолжать и дальше «обслуживать американские интересы», то лучше вести диалог только с США. Кстати, на это также открыто намекнул глава МИД РФ Сергей Лавров, разбирая тезисы своего британского коллеги Дэвида Милибанда, утверждавшего, что Североатлантический альянс - «это якорь стабильности, демократии и экономического развития». «Я не слышал, что НАТО занимается демократизаторством», - иронизировал в этой связи Сергей Лавров.
Если продолжать мыслить историческими категориями, то, как известно, в конечном счете, Верховный Совет Антанты (аналог современного НАТО) почувствовал усиление «красной Москвы», пошел на стратегический альянс с большевиками и в определенной степени способствовал даже воссозданию Российской империи в ее прежних географических границах – уже в виде СССР. Нельзя исключать, что на нечто подобное могут толкать новую демократическую Россию и сегодня для того, чтобы в будущем вылепить из нее «общего врага», как это было с СССР. Вот как многозначительно пишет в этой связи International Gerald Tribune: «США бросили Саакашвили и грузин на произвол судьбы после того, как обещали принять их в НАТО и содействовать продвижению свободы на Кавказе. Украине и странам Балтии был преподнесен урок, суть которого заключается в том, что великие державы не станут воевать с другими хорошо вооруженными великими державами только ради того, чтобы урегулировать древние сектантские раздоры и языковые склоки в подопечных им странах, даже если они и являются перспективными кандидатами на прием в НАТО». А чтобы воссоздать полную картину, характеризующую стиль и уровень мышления, в частности, американского современного политического истеблишмента, приведем цитату из статьи уже упомянутого аналитика Илана Бермана: «В случае, если бы Грузия уже была членом НАТО и если бы этот факт не остановил Россию, вооруженные действия втянули бы НАТО в его первый военный конфликт с Кремлем».
Говоря иначе, Саакашвили, выводя Североатлантический альянс на прямое военное противостояние с Россией, мог изначально рассчитывать на реальную поддержку Вашингтона и Брюсселя. Особенно, если бы ему удалось развязать длительный локальный вооруженный конфликт, предоставляя возможность Вашингтону и Брюсселю в нужный момент выступать «в роли мирного посредника».
Не получилось. Москва просчитала предлагаемую многоходовую комбинацию и соответственно отреагировала. Теперь, как пишет известный британский обозреватель Саймон Дженкинс в The Gardian, в Брюсселе «стали бить посуду», понимая, что альянс, как это было уже с Верховным Советом Антанты, превратился в «своего рода олимпиаду для дипломатов, в организацию, не имеющую практического применения».
Не случайно Президент РФ Дмитрий Медведев назвал НАТО «архаическим институтом». Он предложил создать » новую архитектуру общеевропейской безопасности», которая способствовала бы консолидации демократической системы континента и была способна оборонять ее от опасных вызовов, которые бросают такие политики, как Саакашвили или Ющенко. Если даже премьер-министр Англии Гарольд Браун стал теперь призывать к переустройству системы международных отношений, поскольку «меняющийся глобальный порядок не может уже управляться институтами, созданными в середине прошлого столетия», то действительно НАТО, видимо, предстоит как минимум серьезная трансформация.

Сергей ГОРНОСТАЕВ
03.09.2008


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©