НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
МЭТЬЮ БРАЙЗА: ПОЧТИ «ХРОМАЯ УТКА»
политпортрет
Заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Мэтью Брайза все последние годы был активно вовлечен в события на Кавказе и в этой связи занимает дополнительно к своей ряд важных должностей. С одной стороны, он является сопредседателем Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, а с другой, по его словам, оказывает непосредственную помощь госсекретарю США по проблематике в сфере энергетики. Такое причудливое совмещение обязанностей позволяет Мэтью Брайзе высказать свое мнение по разным широким проблемам, волнующим страны Закавказья.

Губернатор Грузии
Действительно, одно время специалисты тщательно анализировали «стиль действий» и направленность суждений достаточно популярного американского дипломата. Он воспринимался как «барометр», по которому можно было оценивать вектор развития американской политики в Закавказье. В Тбилиси же злые языки называли его вообще «губернатором Грузии». А это свидетельствует о многом.
Но Закавказье – это не одна Грузия. Так что посмотрим на его взгляды несколько шире. У Брайзы было много тезисов по карабахскому урегулированию, которые были достаточно противоречивы и вызывали массу комментариев как среди журналистов, так и аналитиков. Вот типичный образчик культивируемых США принципов дипломатии «двойных стандартов». В интервью одной из российских газет Мэтью Брайза, говоря о Карабахе, выразился буквально так: «Мы не говорим, что нельзя, мы говорим, что не надо. Это не должно быть, но не запрещается. Если кто-то хочет, чтобы Косово стал прецедентом, то оно и будет прецедентом». Но когда речь заходила о Южной Осетии и Абхазии, то Мэтью Брайза уходил от сравнений, аналогий, шуток и не вспоминал о принципе самоопределения народов. Вот цитата из одного из его выступлений: «Что касается Грузии, то там ситуация уникальная, как и вообще уникальна каждая такая ситуация. И мы надеемся, что стороны там шаг за шагом приближаются к ситуации, когда Южная Осетия получит автономию в составе Грузии. Это наше желание, наша политика».
В целом же складывалось впечатление, что Карабах для Мэтью Брайзы на Кавказе – не главное. Однажды МИД Азербайджана сделал даже по этому поводу заявление: «Принципы Мэтью Брайзы по Карабаху не содержат ничего нового».
Но такого не скажешь, если проанализировать «досье», собранное из всех сделанных им заявлений и высказываний об американской «кавказской доктрине». Она, по Мэтью Брайзе, еще недавно выглядела следующим образом.
На Кавказ был направлен один из главных стратегических векторов американской внешней политики, с долгосрочной перспективой. Эти расчеты были сопряжены с выдвижением на первый план не проблемы урегулирования карабахского конфликта, а с определением модели военно-технической, экономической, а впоследствии и политической интеграции в регионе. В этом контексте Азербайджан, Грузия и, возможно, Армения рассматривались системно. Не случайно частые визиты Мэтью Брайзы в Закавказье, его регулярные контакты с высшим руководством государств этого региона всегда имели серьезный геополитический подтекст: ввести США в единое пространство Закавказья, диверсифицировать их экономические и политические интересы. При этом укоренение в Закавказье демократических политических институтов, чем так гордились США в других регионах мира, также уходили на задний план. Главное было в том, чтобы попытаться во что бы то ни стало добиться проамериканского внешнеполитического курса своих новых закавказских партнеров. Это был «проект» американизации Кавказа, разработанный теоретиками Стэнфордского университета, с которыми Мэтью Брайза поддерживает тесные творческие контакты.
В этом контексте на первом этапе просматривалась модель создания общего армяно-грузино-азербайджанского политико-экономического пространства. Грузию удалось сагитировать на этот проект, но Азербайджан долгое время колебался между Москвой и Вашингтоном. Что же касается Армении, то США стремились сократить, а при случае и вообще ликвидировать в политике Еревана иранский вектор и подменить его так называемым турецким фактором, через который можно было бы налаживать уже диалог между Баку и Ереваном посредством решения проблемы карабахского урегулирования. В этом смысле функционирование Минской группы ОБСЕ, осуществляющей миссию посредника в переговорах по урегулированию карабахского конфликта, приобретало декоративное значение. Не случайно Азербайджан не раз заявлял о своем предложении относительно ликвидации Минской группы ОБСЕ.

Южноосетинский перелом
Такая вялотекущая дипломатия, в эпицентре которой находился Мэтью Брайза, продолжалась до последних событий в Грузии. После же них наступил качественный перелом как в политических настроениях государств Закавказья, так и в реальных возможностях осуществлять американскую политику в этом регионе мира.
Буквально чуть ли не на второй день после начала кавказского кризиса, выступая в роли помощника заместителя госсекретаря США, Мэтью Брайза заявил, что Россия нарушила нормы международного права, направив войска в Грузию. «Россия, осуществив военную агрессию против Грузии, совершила самую большую политическую ошибку», - сказал Брайза в Тбилиси журналистам перед встречей с председателем парламента Грузии Давидом Бакрадзе. Кроме того, он пригрозил «карами» Сухуму: «Абхазские лидеры совершили преступление, и США будут очень серьезно реагировать «на эти действия». Затем, выступая уже в роли сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США, Мэтью Брайза поставил под сомнение сотрудничество между Вашингтоном и Москвой в рамках этой группы по урегулированию карабахского конфликта. При этом он отметил, что «США в настоящее время пересматривает свои отношения с Россией».
Отрезвление для американской дипломатии пришло не сразу. «Пятидневная война» на Кавказе между Грузией и Россией привела к тому, что застывшая, закостеневшая проблема Нагорного Карабаха стала вдруг интенсивно обсуждаться и продвигаться. Локомотивом процесса выступила не Минская группа ОБСЕ, а державшаяся до сих пор на некотором отдалении Турция. Более того, Армения, на всех уровнях начисто отвергавшая не только какое-либо посредничество Турции в урегулировании карабахского конфликта, но и вообще ее присутствие в диалоге по урегулированию конфликта, на этот раз радостно приветствовала Анкару. Произошло это после того, как в Ереване по приглашению президента Сержа Саргсяна побывал с визитом глава Турции Абдулла Гюль. Анкара решила открыто заявить, что намерена стать посредником между президентами Армении и Азербайджана, и что «Минская группа ОБСЕ, действующая на протяжении 17 лет, не смогла добиться существенных результатов». При этом следует иметь в виду, что в активизации диалога между Анкарой и Ереваном явно просматривается роль Москвы.

Новые геополитические конфигурации в Закавказье. Но уже без Брайзы
Потенциальная ликвидация формата Минской группы ОБСЕ по Карабаху лишает Мэтью Брайзу должности сопредседателя с американской стороны. За бортом процесса оказываются и другие государства Европы. Таким образом, качественно меняется состав политических игроков- участников переговорного процесса – Азербайджан, Армения, Турция и Россия. При наличии доброй воли этими странами может быть предложена эффективная стратегия по урегулированию карабахского конфликта.
Только после этого в госдепартаменте США решили начать отыгрывать назад. Мэтью Брайза «пробил» для себя интервью на одной из российских радиостанций, в ходе которого он выразил «искренние соболезнования и сочувствие всем жертвам конфликта, гражданским, военным, русским, осетинам, грузинам», а затем сделал красноречивое признание: «Мы говорили Тбилиси, что было неправильно нападать на Цхинвал. Мы настаивали на том, чтобы грузины не нападали на Цхинвал и не шли на военное столкновение. Но наши строгие предупреждения не были услышаны. Примерно четыре года, если быть точным, я лично играл ключевую роль в том, чтобы удержать грузин от использования военной силы. Я в личных телефонных разговорах с премьер-министром и президентом настаивал на этом. В течение 4-х лет мы посылали те же самые сигналы грузинам. И 4 года они нас слушали». В последующем посол США в Азербайджане Энн Дерси сообщила о визите Мэтью Брайзы в государства Закавказья. «Мы надеемся, что Минская группа ОБСЕ продолжит свою деятельность в существующем формате в переговорном процессе по мирному урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, - заявила Энн Дерси. - США намерены продолжить свою деятельность в этом формате и готовы приложить большие усилия в этом направлении».
По мнению бакинского политолога Расима Агаева, после кавказского кризиса позиции США на Кавказе ослабли, Россия усиливается, и у Турции появился шанс улучшить отношения со своим соседом на Кавказе – Арменией. В регионе резко меняется геополитическая панорама, в которой место Вашингтона перестает четко просматриваться. Теперь главная проблема, считает Расим Агаев, заключается лишь в том, «насколько далеко могут зайти в компромиссах армяне в вопросе Нагорного Карабаха и согласится ли с этим Азербайджан». А если учесть, что 15 октября в Азербайджане состоятся президентские выборы, то Ильхам Алиев теперь получает реальный шанс осуществить исторический «прорыв» на карабахском направлении.
Если подобное произойдет, то в Закавказье возникнет совершенно новая ситуация: сотрудничество, стабильность, новые экономические и политические инициативы, открытые коммуникации. В этой связи примечательное заявление было сделано президентом Турции Абдуллой Гюлем: «После произошедших в Грузии событий мы полагаем, что возникла новая возможность для урегулирования карабахского вопроса. Существуют резолюции Организации Объединенных Наций – все это будет учтено, и в итоге воцарится не вражда, а дружба…».
Переговоры в формате Анкара-Баку-Ереван при негласном присутствии Москвы будут продолжаться. Причем, возможно, без участия ОБСЕ. Поэтому нынешние развитие событий на Кавказе ставит в тупик многих американских аналитиков, так как, по их мнению, активность Турции и России на Кавказе выводит из общекавказского процесса ЕС и США. Более того, появилось предположение, как писала в этой связи турецкая газета «Миллиет», что текст будущего мирного договора между Азербайджаном и Арменией уже готов и согласован. Если это так, то главный американский «куратор Кавказа» Мэтью Брайза явно останется без работы.

Виктор ГАДЖИЕВ
17.09.2008




 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©