НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Фильм для НАТО про лесных братьев снял эсэсовец из детского сада

Ещё не утих скандал с размещением на сайте НАТО фильма «Лесные братья. Сражение за Балтию», в котором в позитивном ключе показаны нацистские коллаборационисты в военных кепи Вермахта и с германским оружием в руках, как стали известны новые сенсационные подробности. Подробнее »

 
АЛЕКСАНДРА МАЛАШОНОК: «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АПАРТЕИД» НЕ ПРИВЕДЕТ ЛАТВИЮ К УСПЕХУ
интервью
Насильственный перевод русских школ Латвии на латышский язык, узаконенный «реформой образования» в 2004 году, уже принес отчетливые негативные плоды. О положении русских в Латвии и проблемах образования на родном языке корреспондент «РВ» побеседовал с председателем правления латвийской Ассоциации русской культуры, образования и науки «АРКОНА» Александрой МАЛАШОНОК.

- Александра, вы достаточно молодая девушка и студентка престижнейшего московского вуза – МГИМО. И тем не менее уже более пяти лет серьезно занимаетесь проблемами образования в Латвии. Почему?
- Дело в том, что так называемая «реформа образования» в русских школах Латвии вводилась в действие тогда, когда я была еще школьницей. Качественное образование всегда было одной из основных ценностей в моей семье, и спокойно смотреть на то, как разрушается школа, я не могла.

- В чем именно заключается эта реформа и почему школьники, учителя и родители были и до сих пор остаются крайне негативно настроены против нее?
- Прежде всего, начинать надо с того, что уровень образования в Латвии катастрофически падает – во всех школах, и в латышских, и в русских. Это, к сожалению, общая тенденция, о которой говорят учителя, ректоры вузов и министерство образования и науки в Латвии, которая очевидна каждому жителю страны вне зависимости от его национальности. При этом русские школы находятся в еще более тяжелых условиях, чем латышские. В частности, из-за «реформы образования»-2004, которая является, конечно, не единственной, но одной из основных причин падения качества получаемых знаний, умений и навыков. Формально реформа заключается в том, что с 10-го по 12-й классы не менее 60% уроков должны проводиться на латышском языке. В реальности, вместо традиционно качественного образования и, в том числе, высокого уровня изучения естественно-научных дисциплин, дети теперь вынуждены практически на всех уроках изучать латышский в ущерб самим предметам. В том числе на уроках физики, химии, математики. На выходе - резкое снижение уровня владения материалом по этим предметам.

- Почему именно такая процентовка?
- В том-то и дело, что, к сожалению, ни эта процентовка, ни вообще «реформа образования» никакого научного обоснования не имеет. Судите сами - есть пример школы, в которой алгебра преподается на русском, а геометрия - на латышском. То есть о комплексном понимании математики и речи идти не может.

- В данном ключе нередко звучит тезис о том, что учить латышский язык, живя в Латвии, просто необходимо...
- Знаете, нас часто и абсолютно безосновательно обвиняют в том, что мы, дескать, не хотим учить латышский язык. Но не надо путать два совершенно разных понятия: учить язык или учиться на языке. Мы за первое и категорически против второго. Знание любого языка – латышского, английского или японского – несомненное преимущество для любого человека. Мы, в частности, за то, чтобы улучшались методики преподавания латышского языка в русских школах, и готовы оказывать всяческое содействие и поддержку, если государство, наконец, решит заняться этим вопросом. Но учиться не на родном языке – увольте. Не всем детям хорошо даются математика, физика или история даже на родном языке; перевод их на латышский просто отбивает у большинства желание учить как предмет, так и навязываемый таким образом язык.
Еще один аспект, на который хотелось бы акцентировать внимание. В сознание общества пытаются внедрить мысль о том, что русские в Латвии сродни, например, арабам во Франции. Но это в корне неверно, и люди, которые знают историю Латвии, это прекрасно понимают. Русские испокон веков жили на территории Латвии, даже когда страны с таким названием еще не существовало, а первая русская школа в Риге — Екатерининское уездное училище — была открыта еще в 1789 году.

- Авторы «реформы образования» в Латвии утверждали, что она должна сделать выпускников русских школ конкурентоспособными на рынке труда. Однако, глядя на те плоды, которые сейчас пожинает русское население страны, в это верится с очень большим трудом. В чем же на самом деле смысл этого образчика административной мысли?
- На самом деле «реформа» строит отнюдь не интегрированное общество, как вещали реформаторы, а двухуровневую систему, в которой люди, говорящие на одном языке, будут иметь значительно большие возможности, чем те, кто говорит на другом. Это своего рода попытка создать систему «интеллектуального апартеида» без табличек «только для латышей», которая ставит надежный заслон перед инородцами на пути к успеху и счастью. Но надо очень четко понимать, что на самом деле никому лучше от этого не будет – ни латышам, ни русским. Потому что людям хочется жить в благополучной и процветающей стране, в которой есть наука, производство, экономика. Будущее для их детей. А необразованное население, вне зависимости от национальности, - это огромный груз на плечах каждого жителя Латвии. В частности, рост криминала и социальной нестабильности. Нам нужно думать о том, как поднимать общий уровень образования, а не пытаться жить по принципу «пусть мне плохо, но зато соседу еще хуже».

- Александра, скажите, с чего вы начинали?
- Моим дебютом в правозащитной деятельности была поездка в Парламентскую ассамблею Совета Европы в Страсбурге, которая была наградой за победу в конкурсе эссе «Почему я хочу учиться на родном языке?». В Страсбурге мы встречались со многими влиятельными европейскими чиновниками и рассказывали им то, что происходило в наших школах и нашей стране на самом деле. Конечно, это имело огромный резонанс. Потом были десятитысячные митинги, я встречалась со многими государственными деятелями и политиками в Риге, Москве, Страсбурге...

- Кто же входил в эту политическую когорту?
- В частности, мы обсуждали проблемы, связанные с качеством образования, с президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейбергой, двумя министрами образования и науки ЛР Карлисом Шадурским и Юрисом Радзевичем, генеральным секретарем Совета Европы Тэрри Дэвисом, президентом Парламентской ассамблеи Совета Европы Питером Шидером, комиссарами по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблесом и Томасом Хаммарбергом.

- Список весьма широкий. Но ведь реформа образования все равно вступила в силу. Получается, все усилия были напрасны?
- Вовсе нет. Если бы не ежедневная работа очень многих людей, которым небезразлична судьба нашей страны, то ситуация могла бы быть намного трагичней. Вспомнить хотя бы то, что именно благодаря нашим усилиям первоначальное условие преподавания в старших классах только на латышском языке было заменено той самой знаменитой пропорцией – 60 на 40. Конечно, не всегда все получается именно так, как хочется, а дело, за которое мы взялись, крайне непростое и, к сожалению, небыстрое. Но мы продолжаем работать. В частности, АРКОНА проводит постоянный мониторинг качества образования в русских школах.

- Каким образом?
- В сентябре 2007 года мы провели исследование разницы результатов централизованных экзаменов у выпускников латышских и русских школ. Анализировали мы эту разницу по трем школьным дисциплинам: математике, истории и английскому. Эти предметы как в латышских, так и в русских школах сдавало подавляющее большинство учеников. Кстати, мы брали за основу официальные данные, доступные всем на сайте латвийского Центра содержания образования и экзаменации. Нас интересовал 2007 год, ведь именно тогда выпускные экзамены сдавали первые 12-классники, попавшие под пресс реформы образования. Мы, конечно, знали, что качество знаний падает, но чтобы настолько наглядно это проявилось — не ожидали. Особенно шокировала математика. И если до 2007 года кривая экзаменационных успехов снижалась более-менее плавно, то с 2007–го линия резко пошла вниз. А отрыв по сравнению с латышскими школами составил 9,4 процента!
Если брать за основу 10-балльную оценочную систему, то это значит, что наши русские ребята сдают математику на целый балл ниже, чем их латышские сверстники. И это не просто балл, а чьи–то несбывшиеся мечты учиться в вузе — иногда для поступления на бюджетное место может не хватить не то что балла, а даже его доли. Более того, глядя на диаграмму, опубликованную на официальном сайте министерства образования, можно проследить четкую зависимость между языком ответа и результатом экзамена. Вывод получился следующий: дети из школ нацменьшинств, которые сдавали экзамен на латышском, сдали его на 10% хуже, чем те, кто сдавал на русском. К сожалению, согласно статистике того же МОН, лидером по переводу на госязык является именно математика. Несмотря на то, что, получая экзаменационное задание на латышском, ребята имеют право выбрать язык ответа, около 70% русских школьников предпочли выполнять экзамен на латышском. Именно потому, что изучали на нем предмет.

- Появились ли результаты этого года?
- Да, и если говорить о математике, то ситуация, как мы и предполагали, еще более усугубилась. Разрыв между средним баллом русских и латышских школьников увеличился до 12,5%. Выяснилось, что весной этого года при приблизительно равном количестве русских и латышских выпускников отметок А (пятерок) было в два раза больше у латышей, а «двоек» — F — в шесть раз больше у русских.

- И что же вы предполагаете делать в этой ситуации?
- Тут, как говорится, спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Мы делаем и будем делать все возможное, чтобы остановить негативную тенденцию и повернуть ее вспять.
В данный момент «АРКОНА» реализует проект «Математика в русской школе», который был поддержан в России и получил грант Фонда «Русский мир». Цель нашего проекта – поднять уровень изучения предмета в русских школах Латвии, способствовать росту социального статуса и самооценки учителей, сделать знания и интерес к учебе престижными и модными в молодежной среде. В рамках проекта мы проводим семинары по обмену опытом между учителями математики русских школ, конференции, конкурсы и олимпиады по математике на русском языке, готовим, опять же на русском языке, издание учебника по математике для наших школ, а также проводим ряд исследований для того, чтобы еще глубже понять, оценить и проанализировать ситуацию в школах и предпринимать как можно более точные и правильные меры по ее улучшению. Я очень признательна фонду за поддержку и надеюсь, что Россия и впредь будет оказывать поддержку нашей ассоциации в защите прав русского населения Латвии.

- Александра, но как вы успеваете совмещать учебу в МГИМО с такой активной общественной работой? При том, что вы уже второй раз становитесь лауреатом престижного стипендиального конкурса Владимира Потанина и, если я не ошибаюсь, в этом году удостоены ректорской стипендии.
- Конечно, я не скажу, что это очень легко. И учеба, и общественная деятельность отнимают много времени и сил, а ездить между Москвой и Ригой физически иногда бывает не очень легко. Но, с одной стороны, я обожаю свой институт и мне нравится учиться. С другой, у меня, как у любого человека, есть свои жизненные цели и идеалы. Я хочу, чтобы в моей родной стране людям жилось комфортно. Чтобы детей не ущемляли в их правах потому, что они русские. Я верю в то, чем занимаюсь.

Беседовал Антон ПОДОЛЬСКИЙ
03.12.2008


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©