НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
АНАТОЛИЙ КОРЕНДЯСЕВ: НА ЗАПАДЕ МАХОВИК «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ» ЕЩЕ НЕ ОСТАНОВЛЕН
интервью
О контурах российской политики на пространстве СНГ в период мировых финансовых потрясений и нынешних геополитических условиях для отстаивания национальных интересов России читателям «РВ» рассказал заместитель председателя Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Анатолий Корендясев.

- Анатолий Александрович, можно ли ожидать в контексте разразившегося мирового финансово-экономического кризиса каких-то существенных изменений в отношениях стран СНГ с Россией и США? Ослабнет ли в краткосрочной перспективе напористый интерес Вашингтона к этому региону?
- Картина по странам СНГ довольно пестрая, но в целом экономики этих государств, за исключением Таджикистана и Молдавии, до развертывания мирового кризиса демонстрировали экономический рост, особенно Казахстан и Узбекистан. К сожалению, в прошедшие годы интенсивность торгово-экономического сотрудничества России со странами Содружества достигала далеко не тех показателей, на которые можно было бы рассчитывать. Документов по его стимулированию подписано было много, но они по большей части носили рамочный и декларативный характер. Крупных государственных проектов, которые оказывали бы существенное влияние на развитие такого сотрудничества, на самом деле не так уж и много, а серьезные игроки в российской деловой среде нередко шли в страны СНГ на свой страх и риск, причем с использованием западных кредитов. Поэтому масштаб вложений таков, что проблемы там на фоне других наших потерь не выглядят особенно впечатляющими. Тем не менее сейчас самое удачное время сделать рубль официальной валютой регионального обмена, что позволило бы в будущем избежать ряда издержек и укрепить инфраструктуру экономического взаимодействия. «Первой ласточкой» стало соглашение о переходе на расчеты в рублях за газ между Россией, Туркменистаном и Китаем.
Следует отметить, что США кризис затронул глубже, чем Россию, поэтому на американских инвестпроектах за рубежом он отразится в большей степени. Думаю, что им придется поумерить амбиции по поводу Средней Азии и Восточной Европы, особенно в сфере нефтегазовой добычи и транзита.

- В последнее время появились если не тревожные, то, как минимум, вопросительные нотки в оценках перспектив развития Союза России и Белоруссии – темпы интеграции двух стран явно не соответствуют прогнозам оптимистов. Как вы оцениваете ситуацию в этой связи?
- Строительство Союзного государства – это деликатный вопрос, который находит большой резонанс в общественном мнении обеих стран. Поэтому надо подходить к решению этого вопроса очень аккуратно. Недавно мы встречались с послом Белоруссии, состоялся откровенный обмен мнениями о путях развития двусторонних отношений. Белорусы отошли от первоначальных иллюзий быстрого построения Союзного государства. К сожалению, еще сильны отголоски развала СССР, которые надо преодолевать. Белорусская сторона взяла за основу стратегию постепенных шагов, но общемировая экономическая и военно-политическая ситуация объективно подталкивает к ускорению интеграционных процессов.
В России также отмечаются неоправданно завышенные ожидания относительно уступок со стороны Минска. Здесь надо поступать, как говорится, «равноапостольно», не забывая, что и в советский период Белоруссия была субъектом международного права, входила в ООН. Нужно признать, что у нас есть деятели, которые ждут, когда рыночные механизмы самым жестким образом сработают в Белоруссии и решат все проблемы интеграции на основе экономического поглощения. При этом Минск хочет плавно задействовать рыночный инструментарий для развития отдельных отраслей своей экономики, с оглядкой на социальные аспекты.
Естественно, что со стороны ЕС вбрасываются в «костер сомнений» деструктивные аргументы по поводу того, что Москва «хочет поработить Беларусь, превратить ее в свою провинцию»; не горит желанием увидеть более тесное переплетение наших братских стран и Китай. Полагаю, что белорусы хорошо понимают смысл действий таких «доброжелателей», но и у нас должно наступить отрезвление, возобладать здравый смысл и деликатность. Отрадно одно: у нас с белорусскими партнерами очень тесная и надежная сцепка в вопросах военно-стратегического характера, в правоохранительной системе. Ну а экономика весьма медленно идет к конвергенции, что отражается на скорости строительства Союзного государства. В целом же я оптимистичен, с учетом настроя общества в наших странах, и мы в Комитете по делам СНГ и связям с соотечественниками предпримем максимальные усилия по сближению подходов в разных сферах, которые в итоге определят прочность нашего Союза.

- Недавно назначенный министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе то «не исключает возобновления переговоров с Россией на правительственном уровне», то заявляет, что война с нашей страной не закончена. Что за всеми этими пассажами стоит: бравада, словесная поза, попытки словить тактические дивиденды? Или в ближайшие месяцы мы можем ожидать новые вспышки насилия в Закавказье?
- Вы знаете, всякий начинающий кренится к философствованию на общие темы, ищет свой стиль. Что касается «военного» заявления, то в нем нет ничего удивительного: раз Грузия потеряла часть былой территории, то она по аналогии со многими другими проигравшими в вооруженном конфликте странами пытается откладывать проблему навечно, считая, что там продолжается война. Конфликт может протекать и дальше в пропагандистской, психологической, дипломатической сферах, но до «горячей» стадии, думаю, не дойдет, потому что «остудили» тбилисский режим основательно. Они понимают, что еще одна такая авантюра - и Грузия вообще может потерять свою государственность. Конечно, будет бравада по поводу высадки натовского десанта, но, по большому счету, никто на Западе из-за Грузии копья ломать не станет.

- В этой связи как вам видится будущее отношений России с НАТО: по формуле «ни мира, ни войны» или …?
- В принципе, это состояние длится столетиями, перемежаясь войнами и относительно устойчивыми периодами мира. На это надо смотреть, как на печальную данность на поколения вперед, пока некие глобальные обстоятельства не заставят человечество вообще пересмотреть свое отношение к жизни, выработать ненасильственные формы выживания и развития. Но это не значит, что сегодня не нужно прилагать усилия для снижения напряженности в мире и на европейском континенте. В частности, руководство России подняло проблему модернизации архитектуры европейской безопасности. Хельсинкские соглашения 1975 года, СБСЕ заложили основу для более-менее уверенного существования, однако с развалом СССР амбиции Запада возросли. Например, если в России антизападная пропагандистская машина была демонтирована, то у них она все это время поддерживалась, «прикрывая» нарушение былых договоренностей и навязчивое расширение НАТО на Восток. Впрочем, и этот альянс не вечен, а мировой кризис, начавшийся с обрушения ипотечного рынка в США, стал для традиционных «ястребов» в Европе «первым звоночком» того, что новая беда приходит вовсе не оттуда, где ее ждали.

- В пропагандистском плане в последнее время отмечается навязчивое желание «довоевать» с Советским Союзом в лице современной России, особенно со стороны политического истеблишмента ряда стран ЦВЕ, в первую очередь, Прибалтики. В следующем году будет отмечаться 70-летие «Пакта Молотова-Риббентропа», и к этому юбилею в Европе и США попытаются создать своего рода инфраструктуру по приравниванию СССР к нацистской Германии. Что за этим стоит: уступчивость «классического» Запада «новобранцам» в неизжитых ими историко-психологических комплексах или желание всерьез потрепать нервы, оскорбить российское общество?
- Эта дата – только повод, а смысл ее использования укладывается в стратегию «сдерживания» России. Во-первых, Прибалтика – это буферная зона, ее так и продолжают рассматривать на Западе. У нас некоторые «демократические» деятели, затевавшие развал СССР, представляли, что этот регион станет своего рода мостом между Россией и Европой, что во главу угла нужно ставить наднациональные интересы «от Атлантики до Урала». Затем уже «младореформаторы» своими иллюзиями способствовали росту аппетитов на Западе, где решили «обложить» Россию враждебными режимами – своего рода «санитарным кордоном», пока она слаба. Однако реалии мира после «холодной войны» довольно быстро развеяли былые иллюзии в России, и национальные интересы вновь вышли на первый план. В военном отношении стратегический маневр на прибалтийском пятачке выглядит, по крайней мере, неубедительным, поэтому для прикрытия агрессивной риторики прибалтов, задействованных с подачи Вашингтона в «экспорте демократии» на постсоветском пространстве, готовят психологический барьер, муссируя среди прочего «Пакт Молотова-Риббентропа». Хотя здесь нас упрекнуть не в чем: в геостратегической ситуации 1939 года советское правительство поступило абсолютно правильно, учитывая двойную игру Великобритании и Франции, которые еще накануне сами шли на мезальянсы с Германией и всячески пытались перенацелить агрессию Гитлера с Запада на Восток.
Думаю, что российские ведомства подготовят свою аргументацию в связи с попытками актуализировать «Пакт Молотова-Риббентропа» и поспекулировать на некоторых страницах нашего общего прошлого, но мы не хотели бы по примеру прибалтийских политиков впадать в экзальтацию по поводу истории. Тем не менее на будущее надо делать выводы и внимательно посмотреть, как уже в ХХI веке ОБСЕ превратилась в антироссийскую марионетку, тематика прав человека поднимается избирательно в качестве «политической дубинки», а борьба с международным терроризмом используется как повод для вмешательства во внутренние дела неугодных Вашингтону стран.
Кстати сказать, мы неоднократно показывали американским коллегам, где находится Усама бен Ладен с точностью до десятков метров – никакой реакции не последовало. Видимо, «неуловимый Джо» еще нужен как бацилла управляемого терроризма. Другой пример двойных стандартов – морская блокада Югославии со стороны США и их сателлитов, когда грузы для сербов тщательно досматривались, а на поставки оружия косоварам из Ирана просто закрывались глаза.
В целом механизмы «холодной войны» не демонтированы, они имеют свой алгоритм и продолжают работать на наращивание влияния США в Европе и других регионах мира.

Беседовал Владимир СИМИНДЕЙ
17.12.2008




 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©