НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
ДАНАЙЦЫ ИЗ ВАШИНГТОНА
США могут пересмотреть свое отношение к Ирану
В последние годы иранская проблематика превратилась чуть ли не в эпицентр всей мировой политики. Запад, прежде всего США, с Ираном связывало множество проблем: попытки создать ядерное оружие, иракское и афганское урегулирование, стремление США разместить в Чехии и в Польше элементы своей ПРО, палестино-израильское противостояние.
Известный израильский публицист Исраэль Шамир открыто намекает на то, что именно Иран замешан в последней «палестинской комбинации» в секторе Газа. Однако парадокс заключается именно в том, что прогноз того же Исраэля Шамира относительно того, что операция «Литой свинец» - разгром вооруженных формирований ФАТХ – должна завершиться к 20 января, моменту инаугурации нового президента США Барака Обамы, начинает сбываться. Израиль действительно вступил в переговоры при посредничестве Каира с лидерами ФАТХ.
Случайно ли все это? Одна точка зрения состоит в том, что сроки проведения операции «Литой свинец» были специально лимитированы, чтобы не «омрачать» войной день вступления в высокую должность президента Барака Обамы. Согласно другой - более слабо аргументированной - Израилю необходимо было завершить операцию к 10 февраля, то есть к своим выборам. Но в таком случае лидерам Израиля вряд ли придется рапортовать о достижении военной победы в Газе. Поэтому речь идет все же о подготовке США к фундаментальным изменениям своей политики в отношении Ирана.
«Сигналов» по этому поводу сейчас более чем достаточно. Еще в ходе предвыборной кампании Барак Обама сделал несколько заявлений по Ирану. Сначала он выступал с угрозами в адрес Тегерана. Затем заявил об отказе от приемов «ковбойской дипломатии» в отношении Ирана, практикуемой администрацией Джорджа Буша. По словам Обамы, «политика пустых угроз, бряцание оружием и жестких заявлений только укрепляет Иран». Но самые «сильные слова» в отношении Ирана произнесла Хиллари Клинтон в Сенате при утверждении ее в должности государственного секретаря: «США постараются по-новому строить свои действия в отношении Тегерана и даже, возможно, откроют в нем американское представительство».
Открытие представительства - это еще не восстановление дипломатических отношений между двумя странами, прерванных во времена иранской исламской революции. Но это выход на магистраль прямых политико-дипломатических контактов. И то, что Тегеран не выступил с опровержением «тезисов» Хиллари Клинтон, символично. К тому же президент Ирана Махмуд Ахмадинежад тоже выступил накануне вступления Барака Обамы в должность президента США с намеком. Он заявил, что «в последние 30 лет все правительства США проводили враждебную политику в отношении Ирана, поэтому сейчас США необходимо изменить свое отношение во имя улучшения двусторонних иранско-американских связей». Таким образом, Иран дает понять, что воспринимает американские «сигналы» и не будет спешить с «незрелыми» оценками в отношении американской политики.
Мотивация возможных действий администрации Барака Обамы в отношении Ирана очевидна. Вашингтон уже заявил, что с 16 июля начнет вывод своих войск из Ирака, и в качестве главного «театра военных действий» определил Афганистан. В этой связи американские эксперты справедливо считают, что без привлечения Ирана к сотрудничеству урегулирования как в Ираке, так и в Афганистане практически невозможно. Проблема только в том, какую политическую технологию будет использовать госдеп в отношении Тегерана. В этом смысле просматриваются два принципиальных возможных сценария.
Первый на днях озвучил председатель комитета по внешней политике Конгресса США Говард Берман. По его мнению, чтобы разработать эффективную стратегию в отношении Ирана, США необходима Россия в качестве партнера. «Я уверен, что нам необходима фундаментальная корректировка курса, и, я думаю, новая администрация разделяет такую позицию», - уточнил Берман. Он также предлагает перестать связывать Иран с проблемой ПРО, вывести его из международной изоляции, «модернизировать» взгляды на иранскую ядерную программу.
Второй сценарий пока публично не озвучивается американскими аналитиками, но он присутствует в контексте нового курса внешней политики США. Речь идет о попытке разыгрывания «иранской карты» против России с целью выдавливания ее влияния с Ближнего Востока и Средней Азии.
В данном случае Белый дом намекает на возможность использования богатых энергоресурсов Ирана в осуществлении проекта диверсификации поставок газа в Европу (проект «Набукко»). Для достижения такой цели Вашингтон может стимулировать к сближению Тегеран и Баку в качестве первого тактического решения, что способно создать уникальный «геополитический пояс» в этом регионе, ускорить выработку юридического статуса Каспия, открытие «ворот» для Запада в Среднюю Азию, минуя Россию.
В перспективе США способны сформировать плоскость противоречий и в отношениях Иран-Россия, расширение их на государства Южного Кавказа. Говоря иначе, США вместо борьбы, которую предпринимала администрация Джорджа Буша с возрастающей геополитической ролью Ирана на Ближнем Востоке, могут попытаться использовать амбиции Тегерана в своих интересах.
В настоящее время отношения Ирана и России развиваются позитивно. Москва предпринимала немалые дипломатические усилия для вывода Ирана из международной изоляции, отбивала многочисленные антииранские атаки, налаживала торгово-экономическое сотрудничество, поддержала идею Тегерана по координации действий газодобывающих стран. Поэтому в Иране в целом с доверием воспринимают российскую внешнюю политику. Но Москва должна быть готова к действиям иранских прагматиков, которые не прочь возобновить дипломатические и экономические связи с Соединенными Штатами и с Западом в целом. Они, помимо решения чисто практических экономических задач, со временем могут изменить баланс политических сил в свою пользу внутри Ирана и оттеснить от власти радикалов. Поэтому, чтобы не оказаться в «сложной ситуации» как на Ближнем Востоке, так и на Южном Кавказе, России самое время тщательно готовиться к возможным переменам в иранской внешней политике. Какими бы ни были взгляды и мотивы будущих действий Тегерана, как бы ни складывались его отношения с Белым домом, Иран должен оставаться незаменимым партнером России.

Вячеслав НИКОЛАЕВ
21.01.2009

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©