НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
КОСМИЧЕСКИЕ ИГРЫ ТЕГЕРАНА
на вопросы «РВ» отвечает Георгий Мирский
Об этом на днях сообщил министр связи и информационных технологий Ирана Мохаммад Солеймани. Его заявление на Западе вызвало большую тревогу и озабоченность. В Европе и США считают, что переориентировать спутники на военные цели не составляет большого труда.
В настоящее время никаких подробностей о сроках запуска и технологических особенностях спутников не известно. Тем не менее никто не сомневается том, что Тегерану удастся осуществить свой «космический проект». Буквально на прошлой неделе иранские ученые успешно запустили исследовательский спутник. В настоящее время он выполняет свои функции вполне исправно и вернется на землю после пребывания на орбите в течение одного-трех месяцев. Корреспондент «РВ» обратился к главному научному сотруднику Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгию Мирскому с просьбой рассказать, какую на самом деле игру развернул Тегеран в космосе.

- Что дал Ирану запуск спутника?
- Этот запуск спутника нужен Тегерану по нескольким причинам. Во-первых, для того, чтобы показать всему миру и собственному населению, что Иран – это действительно великая держава. Во-вторых, чтобы усилить иранские позиции в преддверии возможных переговоров с президентом США Бараком Обамой. И последнее, самое главное, этот запуск спутника надо рассматривать в связи работами Ирана по созданию своего атомного потенциала, реализации ядерной программы и, прежде всего, обогащения урана, которые Тегеран проводит последние годы.
Пока шли бесконечные переговоры, вводились санкции, которые в общем-то никакого серьезного ущерба Ирану не принесли, иранцы систематически наращивали число центрифуг.
Тегеран под шумок всех этих переговоров и зигзагообразных маневров неуклонно приближается к той красной черте, перейдя которую ему останется один шаг до производства атомной бомбы. Мы не можем в точности сказать, действительно ли Иран хочет обладать бомбой или это просто шантаж по типу северокорейского. Или это делается для того, чтобы в последний момент объявить, что Иран может в течение нескольких месяцев стать ядерной державой, если США не пойдут на уступки.
Можно рассуждать и так, что, если у Ирана и будет бомба, то на кого ему ее сбрасывать. Прежде всего приходит в голову Израиль. Но дело в том, что Израиль - это страна «одной бомбы». То есть достаточно одной бомбы, чтобы уничтожить население этого государства. Но наряду с шестью миллионами евреев погибнет столько же арабов-мусульман. А для Ирана, который претендует на то, чтобы стать лидером исламского мира, это, конечно, неприемлемо. Поэтому трудно себе представить, чтобы Иран сбросил атомную бомбу на Израиль.
До США или даже до Европы Иран пока что дотянуться не может. Но, кстати, испытание спутника показывает, что Иран в состоянии через какое-то время создать ракеты дальнего радиуса действия.
Поскольку никто не знает подлинные цели Тегерана, невозможно сказать, действительно ли ему нужна бомба. Ведь до сих пор иранцы вообще не признают, что хотят создать бомбу. Они говорят, что это совершенно законное стремление создать мирную ядерную энергетику. И может быть, это так и есть. Однако на Западе боятся, что Иран может поставить всех перед свершившимся фактом обладания ядерного оружия для того, чтобы уже открыто шантажировать Америку.
Опять же, обогащение урана - это важно и для «внутреннего потребления». Когда народу объявляют, что Иран укрепляет свой ядерный потенциал, несмотря на критику Запада, это дает простым иранцам осознание гордости и отвлекает их от внутренних проблем.
Кроме того, в будущем возможно предстоят переговоры с американцами. Обама не один раз говорил, что он, с одной стороны, считает, что превращение Ирана в ядерную державу совершенно недопустимо, но с другой стороны, в отличие от Джорджа Буша, он согласен на переговоры с иранским руководством без всяких условий.

- Что это могут быть за переговоры?
- Конечно, смешно думать, что Обама прилетит в Тегеран на встречу с президентом Махмудом Ахмединежадом. Диалог начнется как-то по-другому. Например, на уровне простых чиновников. Но спрашивается – что хотел бы Иран от американцев? Во-первых, чтобы Америка официально исключила его из списка «оси зла». Во-вторых, чтобы американцы дали официальное подтверждение того, что они не собираются свергать иранский режим. Это Обама может сделать, и в принципе, он на это был бы согласен.
Но возникает вопрос – а достаточно ли это будет Ирану? Сигналы, которые сейчас идут из Тегерана, в общем-то весьма неутешительны. В иранской столице заявляют, что США должны извиниться за все, что они «натворили в Иране» - а на это Обама, конечно, не пойдет.
Очевидно, что риторика Тегерана - это лишь попытка тянуть время. Ведь иранские дипломаты – большие мастера «затягивать дела», всех забалтывать, делать предложения, потом брать их обратно, потом выдвигать новые условия. Будет идти время, а тем временем будут крутиться центрифуги на заводе в Натансе - и все больше Иран будет приближаться к тому, чтобы создать высокообогащенный уран, из которого можно делать атомную бомбу. Вот какая перспектива. Спрашивается, может ли Обама терпеть вот это?

- Каковы перспективы влияния запуска спутника на российско-американские переговоры по размещению третьего позиционного района ПРО в Европе?
- Наши и западные аналитики говорят о том, что, может быть, созревают условия для «большой сделки». А именно: американцы отказываются от установки систем ПРО в Польше и Чехии, взамен Россия обязуется совместно с Америкой надавить на Иран, с тем, чтобы тот прекратил обогащение урана. В принципе, это было бы очень логично и полезно для обеих сторон.
Американцы могли бы уже сейчас отложить свои планы по ПРО в «долгий ящик». Но тогда возникнет вопрос: что Москва, собственно говоря, сможет сделать в рамках этой сделки? Ведь никаких средств давления на Иран-то у нас нет. Мы можем, конечно, заявить, что мы прекращаем строительство атомной электростанции в Бушере. Но это будет выглядеть очень некрасиво и резко ухудшит наши отношения с Ираном, что не входит в расчеты нашего руководства. Опять же иранцы обвинят нас, что мы вместе с американцами заключили альянс против Ирана. Поэтому совершенно неясно, в состоянии ли Москва будет выполнить свою часть этой сделки.

- Как данный запуск спутника повлияет на отношения Ирана с Западом, особенно в свете перспектив американо-иранского сближения?
- Естественно, запуск иранского спутника был воспринят на Западе с тревогой и беспокойством. Дело в том, что в последние два года Иран уже производил запуски и испытания ракет среднего радиуса действия. И тот факт, что запущен спутник, дает основания предполагать, что Иран в состоянии будет произвести ракеты дальнего радиуса действия. Конечно же, и в Европе, и в Соединенных Штатах это воспринято очень негативно.
Что касается возможности того, что Иран сблизится с Соединенными Штатами, то, в принципе, исключать подобный вариант нельзя. Если бы иранское руководство удовлетворилось тем, что Америка обязуется вычеркнуть Иран из «оси зла» и не делать ничего для свержения правящего в Тегеране режима, то тогда они могли бы прекратить обогащение урана.
Тем самым было бы понятно, что снимается угроза возможной войны – и это было бы воспринято иранским народом с облегчением. Понятно, что никто воевать с американцами или Израилем не хочет. Это, кстати, сняло бы также вопрос о возможном превентивном ударе Израиля. И это Ирану было бы выгодно.
В этой связи можно предполагать, что если бы Иран пошел навстречу американцам, тогда бы возникли условия для налаживания отношений. Но все-таки США и Иран – это слишком противоположные идеологические системы. Поэтому такой сценарий пока представить весьма сложно.
Тем более, дело ведь не только в том, что Иран проводит свою ядерную программу. Иранская Республика сейчас стала региональным тяжеловесом. Парадокс, но не будучи ни арабской, ни суннитской страной, Иран сейчас играет большую роль на Ближнем Востоке. Он поддерживает «Хезболлу» в Ливане и ХАМАС в Палестине. Фактически Иран стал авангардом того, что называют «арабским сопротивлением», то есть сопротивлением империализму и сионизму. И отказываться от этой роли Иран вряд ли собирается.
В таком случае американцам будет мало того, что Иран просто прекратит свою ядерную программу. Они захотят, чтобы Тегеран прекратил поддержку экстремистских и террористических движений.

- А выгодна ли России дружба Ирана и США?
- В принципе, вариант американо-иранского сближения не исключен, что для Москвы стало бы весьма скверным оборотом событий. Мы бы остались «в стороне», несмотря на то, что все эти годы защищали Иран. Но зная амбиции Тегерана, подобный сценарий маловероятен.

- Повлияет ли запуск данной ракеты на переговоры «шестерки» по иранской ядерной программе?
- Я думаю, что да. Хотя официально вопрос о спутнике не стоит в повестке дня. Обсуждается только вопрос о прекращении производства высокообогащенного урана. Но реально все же понимают, что это еще один шаг на пути реализации военной программы. То есть уже не просто ядерной, но и военной программы.
Но опять же, здесь многое будет зависеть от того, как на это будут реагировать Россия и Китай. Можно ведь сказать: что тут особенного, что такую «шумиху»-то поднимать? Ну запустили спутник, мало ли кто спутники запускает.
Но пока мы не знаем реакции Москвы. Вот когда в прошлом году Иран запустил ракету среднего радиуса действия, тогда были заявления российских политиков о том, что это контрпродуктивный шаг. По этой же логике российское руководство должно сейчас хмуро и неодобрительно посмотреть на запуск спутника. Но с другой стороны, это крайне проблематично, так как спутник сам по себе – вопрос, относящийся к мирной сфере.

Беседовал Виктор КОЛЫВАНСКИЙ
11.02.2009


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©