НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
ПОГОДА И ПОЛИТИКА
метеопрогнозирование в неожиданном ракурсе
Погода интересует всех. Что будет завтра, а что через неделю. К чему готовиться, выходя из дома или отправляясь на курорт. И как бывает обидно, если вдруг прогноз погоды не оправдывается! Виноватыми в этом назначают не капризную погоду, а метеорологов. А что на самом деле? Как прогнозируют погоду и можно ли это сделать на десятки лет вперед, в интервью «РВ» рассказывает заместитель директора Гидрометцентра России Дмитрий КИКТЕВ.

- Дмитрий Борисович, давайте вначале уточним, что метеорологи считают краткосрочным и долгосрочным прогнозами погоды?
- Всемирная метеорологическая организация, в которую входят 188 стран, различает прогнозы погоды краткосрочные (до 3 суток), средней срочности (до 10 суток), расширенной заблаговременности (до одного месяца) и долгосрочные прогнозы – от месяца до двух лет. За этими временными рамками начинаются прогнозы изменчивости климата и оценки будущих климатических изменений, чем в Гидрометслужбе уже занимается, в основном, не Гидрометцентр России, а наши коллеги из Главной геофизической обсерватории им.Воейкова и Института глобального климата и экологии. Сфера же деятельности Гидрометцентра России – выпуск различных видов прогнозов на более короткие сроки: от краткосрочных до прогнозов на полугодие.

- От чего зависит точность прогнозирования погоды?
- Для прогноза будущего состояния атмосферы необходимо знать ее текущее состояние. Мы его знаем лишь приблизительно, так как наши наблюдения за атмосферой являются неполными и неточными. Следующий ограничитель - несовершенство используемых прогностических методов и моделей. Связанные с двумя этими факторами ошибки прогноза по мере развития науки и технологий постепенно уменьшаются. Но на пути к точному прогнозу есть и другая проблема – проблема предсказуемости.
Проблема предсказуемости стала осознаваться уже после первых численных экспериментов по моделированию эволюции атмосферы на долгие сроки. Еще в 50-х годах было показано, что из-за неустойчивости атмосферных процессов сколь угодно малые ошибки задания начальных данных с течением времени трансформируются в большие, и дальнейшее прогнозирование за пределами примерно двух недель оказывается случайным.
Сказанное не означает, что мы ничего не можем сказать о будущем атмосферы за пределами пары недель. Нет. Однако объектами прогноза в данном случае становятся не мгновенные значения метеорологических величин, т.е. не «погода» в определенной точке в определенное время, а атмосферные статистические характеристики (средние значения, частоты появления тех или циркуляционных структур и др.), обуславливающие, например, более теплый или более холодный температурный режим. Долгосрочные прогнозы обычно составляются в вероятностной форме и в терминах средних за период (декада, месяц, сезон) величин. Индивидуальные погодные явления в результате такого осреднения становятся неразличимыми, поэтому правильнее называть такие прогнозы не «долгосрочными прогнозами погоды», а «долгосрочными метеорологическими прогнозами».
Основным источником долговременной (но также конечной) «памяти» атмосферы при этом являются медленно меняющиеся внешние условия на ее границах – температура поверхности океана, распределение морского льда, влажность почвы и т.д. При долгосрочном прогнозе приходится рассматривать практически всю климатическую систему, в которую входят атмосфера, океан и деятельный слой суши. При этом необходимо учитывать многочисленные прямые и обратные связи между отдельными звеньями этой системы. Многие физические механизмы, слабо ощутимые в прогнозах на короткие сроки, становятся важными в долгосрочных прогнозах. Многие из этих механизмов недостаточно изучены и требуют дальнейших исследований. Для ответа на многие вопросы имеющаяся наблюдательная база недостаточно полна.
Предсказуемость атмосферы зависит также и от текущей погодной ситуации – в некоторых случаях ее развитие «видно» далеко и все понятно на несколько дней вперед, а бывает, что и прогноз на сутки вызывает большие трудности. Читатели-слушатели-зрители и не догадываются об этих сомнениях. Во многих случаях можно и полезно было бы сопровождать прогноз оценками его ожидаемого качества: т.е., например, говорить, что сегодня прогноз более надежен, или, наоборот, что ситуация неоднозначная и наша уверенность в прогнозе ниже обычной. Это, конечно, осложнило бы восприятие прогноза, но во многих случаях позволило бы принимать на его основе более правильные решения.
Разные метеорологические параметры прогнозируются с разной степенью успешности. Так, например, в целом осадки прогнозировать сложнее, чем температуру. Еще важно, для какого сезона и района мы готовим прогноз. Есть места, где погода, как говорят метеорологи, более «сложная» (например регион Кавказа), и есть районы, где это проще (хотя, как правило, и там хватает своей специфики). Прогнозы на сезон на территории России в среднем более успешны на Дальнем Востоке, Сибири, а в зимний период – также в Северо-Западном районе.
Что касается оценки успешности прогнозов, то здесь многое также зависит от критериев. Допустим, по прогнозу температура воздуха должна была быть равна 22 градусам тепла, а было реально 18 градусов. Как тут оценить успешность, в каких процентах? И вообще можно сформулировать критерии оценки успешности прогноза таким образом, что прогноз всегда (или, наоборот, никогда) будет оправдываться… Вот почему просто «проценты» без пояснения способа оценки мало что говорят о качестве прогноза. Стоит также добавить, что для успешности прогнозов на краткие и долгие сроки обычно используют разные виды оценок.

- В бытовом представлении хороший прогноз погоды, это когда метеорологи предсказали неприятные катаклизмы вроде урагана, снегопада, грозы…
- Да, обычно слушатели хотят знать точно – будет дождь или нет («да» или «нет»), и когда и какой именно будет температура. Но прогноз погоды имеет дело с вероятностными процессами. Излишне категоричная формулировка может не быть обеспечена реальными возможностями прогноза. Более естественна здесь вероятностная формулировка, однако она более сложна для восприятия слушателей.
Различные метеорологические явления имеют разную «продолжительность жизни» - есть процессы скоротечные (смерчи, торнадо, быстроразвивающиеся паводки в горных районах и т.д.) и есть более медленные (например, волны холода и тепла). Волны холода и тепла можно прогнозировать за пять-семь суток. Реальная же возможная заблаговременность сегодняшних прогнозов быстроразвивающихся дождевых паводков в районах со сложным рельефом или, скажем, торнадо – десятки минут - часы… И не только в России, но и в других странах. С большой заблаговременностью прогнозировать возникновение и развитие таких процессов в том или ином конкретном пункте на карте невозможно (нельзя прогнозировать путь и развитие каждого грозового облака), можно говорить лишь о более или менее высокой их вероятности.
Долгосрочные прогнозы несут информацию о том, будет, например, месяц или сезон теплее, холоднее или на уровне обычных для этого времени года значений (будет средняя температура выше, ниже или около нормы) без детализации по дням. Эти прогнозы кажутся малоинформативными для простого человека, но могут представлять значительный интерес для других потребителей (например, для энергетиков). Даже для мощных метеорологических центров расчет долгосрочных прогнозов – достаточно тяжелая задача. Одно из веяний последнего времени – построение совместных прогнозов силами нескольких метеорологических центров, которые, вообще говоря, могут находиться в разных странах. Совместный прогноз обычно получается точнее, чем прогнозы отдельных участников такого «ансамбля». Мы также участвуем в таком международном проекте. Гидрометцентр России каждый месяц отправляет свой глобальный сезонный прогноз в Сеул, который является координатором проекта стран Азиатско-Тихоокеанского региона по сезонным прогнозам и интегрирует прогнозы других участников (США, Канады, Австралии, Китая, Япония и других).

- Прогнозированием климатических изменений на двадцать-тридцать лет вперед вы не занимаетесь. Но, вероятно, вам приходится читать их? С вашей точки зрения, насколько они научны, а что там является политической игрой?
- Глобальное потепление и оценка будущих климатических изменений – достаточно политизированная область, и здесь задействованы внушительные силы, поскольку политические и экономические последствия принятия решений весьма серьезны. Вокруг будущих изменений климата идут споры и баталии, для некоторых стран это является вопросом жизни и смерти. Конечно, это актуально и для России.
Часто приходится слышать, что в многочисленных природных катаклизмах виноват человек: выхлопные газы усиливают парниковый эффект, аэрозоли из баллончиков влияют на озоновый слой и т.д. Но климат меняется и сам по себе – климатическая система (атмосфера, океан, суша) Земли живет относительно автономной жизнью. Например, в средние века влияние человека на климат было ничтожным. Однако в историю попала и теплая эпоха викингов (примерно с девятого века по пятнадцатый), и холодное позднее Средневековье. Аккуратно оценить степень влияния человека на климатическую систему – непростая задача.
В наших знаниях о будущей эволюции климата есть значительная степень неопределенности. Вложение же средств и ресурсов в развитие экологически чистых технологий и снижение выбросов углекислого газа в атмосферу сопряжено с удорожанием продуктов и товаров, со снижением темпов роста производства, с затягиванием поясов. Причем, если достоверность прогнозов будущих климатических изменений подтвердить можно только со временем, то данные по ВВП у государственных деятелей всегда перед глазами. Для поддержки принятия решений важно дальнейшее развитие наших прогностических инструментов – климатических моделей, описывающих эволюцию атмосферы, океана, ледового покрова, состояния верхнего слоя суши. Важно понимать возможности и ограничения этих моделей. Так, если модели достаточно реалистично описывают прошлые изменения климата, то им можно больше доверять и в оценках будущих климатических изменений. Проверка результатов ведущих современных моделей на данных XX века показывает, что тренд глобальной средней температуры воспроизводится моделями достаточно реалистично, хотя и несколько занижается по сравнению с данными наблюдений. Но успешность воспроизведения региональных изменений климата при этом оказывается очень скромной. Резюмируя, можно сказать, что здесь необходимы дальнейшие исследования.

- Одна из проблем, которую ставят прогнозы климатических изменений, связана с глобальным потеплением. Будет ли оно расти или через двадцать-тридцать лет начнется обратный процесс похолодания. Допустим, что я – Президент России. Задаю вам прямой вопрос: к чему мне готовиться?
- В истории климата были длительные теплые и холодные эпохи. Однако у нынешнего периода есть свои особенности – антропогенное влияние на климат действительно сильнее, чем когда-либо. Это новые реалии. В последнем отчете Межправительственной группы экспертов по вопросам изменения климата приводится вывод, что в потеплении последних десятков лет с большой вероятностью основным фактором является антропогенное воздействие на климатическую систему. Наиболее вероятный расклад на ближайшие десятки лет – дальнейшее потепление. Это не линейный процесс – он протекает с разной скоростью в разных регионах, и в какие-то годы возможны откаты в сторону похолодания. Тем не менее эту тенденцию следует принимать во внимание в стратегическом планировании будущей хозяйственной инфраструктуры.

Беседовал Станислав СТРЕМИДЛОВСКИЙ
11.02.2009


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©