НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
БЛЕСК И НИЩЕТА ИНОВЕЩАНИЯ
или невидимые бойцы информационного фронта
Большой дом на Пятницкой улице, в самом центре Москвы, уже давно оброс легендами. И совсем не потому, что в нем располагалась когда-то главная штаб-квартира «Гостелерадио СССР» - аналогичные вывески были в Останкино, на Шаболовке и на улице Качалова, где располагалась главная студия звукозаписи. В огромном здании на Пятницкой улице находилось легендарное Центральное радиовещание на зарубежные страны - иновещание.

Вводная в тему
Во времена СССР большинство граждан страны мало что знало об этой мощнейшей радиостанции, хотя во всем мире хорошо было известно «Московское радио». В мировом радиоэфире Москву слушали на 77 языках в 160 странах.
На Пятницкой работали по-своему уникальные специалисты. Они владели особо развитым информационным чутьем, способностью за тысячи километров от Москвы вычислять именно ту «информационную десятку», в которую нужно было попадать буквально каждый день. Журналист, работник иновещания относился к «элите», так как был посвящен более других своих коллег в хитросплетения мировой политики, обладал определенной свободой суждений.
Такого уровня специалистов – международников тогда не готовило ни одно из высших учебных заведений страны. На иновещание устроиться было очень сложно. Те, кто попадали туда, пройдя сквозь «кадровое сито», являлись, как правило, выпускниками МГИМО, гуманитарных факультетов университетов, специальных языковых вузов.
Другой особенностью «Московского радио» являлось то, что за редким исключением, журналисты писали свои материалы или выступали в эфире под псевдонимами. Поэтому за глаза их часто называли «неизвестными бойцами невидимого фронта». Тем не менее их работа часто приводила к заметным политическим и геополитическим результатам.

Всегда в ногу с политикой
Почему-то большинство специалистов утверждают, что история советского иновещения начинается с того дня, когда 29 октября 1929 года вышла в эфир первая передача «Радио Коминтерн» - позже «Московского радио». В тот день из маленькой студии на радиостанции им. ВЦСПС диктор произнес на прекрасном немецком языке: «Говорит Москва!»
Это не совсем так. Первые радиосообщения, предназначенные для приема за рубежом, были организованы еще с радиостанции крейсера «Аврора». Это была информация о захвате большевиками власти в Петрограде 25 октября 1917 года. 18 ноября эта же радиостанция передала в эфир немецкий перевод принятого Декрета о мире. Если судить по мгновенно появившимся откликам в германской печати, эти передачи были услышаны в Европе.
Правда, в данном случае можно говорить о радиограммах, которые передавались при помощи азбуки Морзе и были адресованы радиолюбителям и иностранным информационным агентствам.
Так, при помощи коротковолновых передатчиков правительство Владимира Ленина стало делать первые шаги для распространения информации о своей политике за пределами советской России. К тому времени в Европе, в отличие от России, в быту уже использовалась радиопринимающая аппаратура, что предоставляло большевикам заметное информационное преимущество. Только в 1924 году граждане Советского Союза получили возможность слушать внутреннее радио при помощи примитивных радиоприемников. И только владельцы более «продвинутых» моделей могли ловить радиостанции других государств.
В числе первых, кто решил скопировать опыт советских большевиков в деле организации иновещания, оказалась Голландия, которая приступила к такой работе в 1927 году. Но системная работа в зарубежном эфире началась, конечно, в 1929 году в Москве, а не в Лондоне на Би-би-си, как с гордостью заявляют сейчас английские специалисты.
Первоначально на Германию из Москвы вещание осуществлялось через день дважды в сутки. Вскоре началось радиовещание на французском и английском языках, а уже в 1930 году «Московское радио» перешло на работу в ежедневном режиме. Такая активность была связана со сложными социально-экономическими и политическими процессами, происходившими тогда в Европе, где в большинстве стран к власти рвались правые силы. К моменту прихода Гитлера к власти в Германии в 1933 году из Москвы велось радиовещание уже на восьми языках: немецком, французском, английском, испанском, итальянском, венгерском, шведском и чешском.
В тот период у микрофона «Московского радио» выступали, как правило, лидеры Коминтерна, представители европейских коммунистических партий и левых движений, которые прекрасно владели ситуацией на местах и умели находить «общий язык» со своей аудиторией.
Среди них можно назвать несколько весьма примечательных личностей. Например, первые передачи на Китай читала госпожа Ден Ин Чао - жена будущего премьер-министра КНР Чжоу Эньлая. А эмигрант из Аргентины Луис Чекини открывал в 1932 году вещание «Московского радио» на Испанию и проработал здесь 55 лет. Один из дикторов индийской редакции стал потом послом Индии в СССР. Не раз на радио выступал и Георгий Димитров.
Так закладывалась традиция советской страноведческой высокопрофессиональной радиожурналистики, ведь для того, чтобы работать и говорить на равных с профессиональными революционерами из многих стран мира, необходимо было иметь соответствующую подготовку.
Накануне Второй мировой войны зарубежное радиовещание из Москвы шло на 13 языках. А после нападения фашистской германии на Советский Союз трансляции велись уже на 21 языке с общим объемом – более 51 часа в сутки. К концу 1945 года программы выходили на 29 языках, а среднесуточный объем составлял почти 60 часов. Во всем мире тогда не без помощи «Московского радио» отдавали себе отчет в том, что именно на Восточном фронте происходят главные событий Второй мировой войны. Кстати, именно «Московское радио» передало в эфир обращение «К немцам» плененного под Сталинградом в 1943 году фельдмаршала Паулюса.

Работа в «зоне глушилок»
Естественно, будучи на самом острие политической и идеологической борьбы, советское Иновещание внесло свою заметную лепту в «холодную войну». Противостояние двух сверхдержав - США и СССР – превратило «битву в эфире» в изощренное искусство манипулирования общественным сознанием стран и регионов. В мировом эфире сражались «Московское радио», которое имело союзников в лице служб иновещания в странах так называемого «социалистического лагеря», и его главные политические и идеологические оппоненты Би-би-си, «Голос Америки» и радио «Свобода».
Это период отличался также своими особенностями, некоторые из которых до сих пор носят загадочный характер. С одной стороны, радиостанции увеличивали время вещания и расширяли географию. Например, к 1991 году передачи «Московского радио» велись на 70 языках, а общий объем суточного вещания составлял 248 часов. Особое внимание уделялось программам на языках коренного населения государств Африки, Азии, Латинской Америки, то есть тех стран, где влияние Советского Союза было превалирующим.
С другой - западные радиожурналисты в один из моментов резко изменили методику подготовки радиопрограмм и стилистику своего радиоязыка.
Он стал более раскованным, разговорным, активно использовалась технология привлечения к работе местных ньюсмейкеров, которые с мест озвучивали и интерпретировали на понятном для аудитории языке те идеи, которые не имели шансов быть принятыми, в случае их подачи с лондонским или нью-йоркским «выговором».
В Москве все шло наоборот. Во-первых, на Пятницкой принципиально отказались от практики «прямых эфиров»- все шло в записи. Во-вторых, специальными инструкциями вводились ограничения на использование в эфире «посторонней информации» – допускалась только официальная трактовка тех или иных событий. Таким образом, ситуация, особенно с подготовкой новостных блоков, оказалась «застойной».
Строго предписывалось давать все «только по ТАСС» или газете «Правда». Но дело было в том, что ТАСС часто почему-то запаздывал, что вело к потере в эфире информационной оперативности и сужению аудитории. Так советское иновещание вступало в фазу кризиса, который не закончился даже после развала СССР.
Только отдельным профессионалам «со связями» на Старой площади иногда удавалось «срабатывать на пятерку». Старожилы, например, до сих пор вспоминают, как однажды на иновещании осмелились - ради оперативности, без указаний сверху - пересказать всего на полутора страницах содержание многочасового отчетного доклада Генсека ЦК КПСС на очередном партийном форуме и чуть было не «погорели». Зарубежные информационные агентства мгновенно сработали, сообщив, что «Кремль неожиданно быстро отреагировал, что свидетельствует о…». Мгновенно последовала контрмера: «Москва опровергла обвинение в том..., что свидетельствует о..».
Парадокс заключался в том, что опровержение от имени Москвы, как и ранее переданный в эфир текст, писались одним и тем же журналистом.
Спустя час, когда на Старой площади сняли так называемое «эмбарго», в эфире передали старый текст.
В конце 80-х-начале 90-х годов прошлого века западные «голоса», как показывают сейчас ранее скрываемые от общественности социологические опросы, расширяли в СССР свою аудиторию. Более того, к тому моменту «Московское радио» уже в принципе не могло «пробить» зарубежную аудиторию, поскольку продолжало вести вещание в коротковолновом диапазоне, в то время как Запад давно работал в ФМ-диапозоне.
Однако именно на короткометровом диапазоне работали на СССР «различные голоса». Никакие запреты на прослушивание западных радиостанций не помогали – коротковолновые приемники были распространены повсеместно, и увеличить диапазон, чтобы слушать эти «голоса» мог каждый радиолюбитель. В этих условиях властями СССР использовались так называемые «глушилки» - приборы подавления радиосигналов, создающие серьезные помехи в эфире.
Первые «глушилки» в Европе были запущены еще в Германии в 1930 году против «Московского радио». Теперь Москва «глушила» Запад. Тем не менее обеспечить абсолютную информационную изоляцию государств от иновещания других государств тогда так и не удалось.
Что же касается эпохи перестройки, когда в Советском Союзе был провозглашен принцип «гласности», радиоподавление стало применяться в урезанном варианте, но стиль и методика работы радиожурналистики на Пятницкой не претерпели заметных изменений. В верхах шла ожесточенная политическая борьба и руководители иновещания, от греха подальше, прикрывались обычными «тассовками».
Это была кульминация кризиса структуры, огромным потенциалом которой тогда пренебрегли.

Новые времена
В настоящее время в мире работает множество радиостанций, вещающих с целью пропаганды на страны, находящиеся за границей того государства, которому принадлежит та или иная радиостанция. Самыми крупными считаются BBC World Service (Всемирная служба Би-би-си), Voice of America («Голос Америки»), Radio Free Europe/Radio Liberty («Радио Свободная Европа \ Радио «Свобода»), Deutsche Welle («Немецкая волна»), Radio France International (Международное французское радио) и удерживающая еще позиции радиостанция «Голос России» (Voice of Russia).
И до сих пор первым признаком проявления интереса Запада к тому или иному региону мира или стране является открытие или расширение вещания на языках проживающих там народов. Например, в последнее время радиостанции «Голос Америки», Би-би-си, «Немецкая волна» заметно увеличили время вещания на Иран, Ирак, Афганистан, Пакистан, арабские страны, государства Центральной Азии и Закавказья. Дело дошло даже до того, что недавно Азербайджан решил закрыть свой национальный эфир для работы иностранных радиостанций.
Так что и в эпоху Интернета «битва в эфире» не просто продолжается, но и набирает свои обороты. Поэтому можно утверждать, что история отечественного иновещания еще не завершена.

Станислав ГЯНДЖИНСКИЙ
18.02.2009

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©